Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Цифровая эволюция: от рыночного хаоса к умному распределению

Инструменты государственного планирования возвращаются в экономику страны
Цифровая эволюция: от рыночного хаоса к умному распределению
Теги: #Госплан #Индустриализация #Цифровая экономика

В последних числах сентября Совет Безопасности рассмотрел и одобрил проект «Основы государственной политики в сфере стратегического планирования в Российской Федерации». В ходе совещания Владимир Путин изложил концепцию мобилизационного развития России. По сути, сказанное Президентом – это иносказательная реабилитация госплана.

«Подчеркну, нам нужна сбалансированная, единая и целостная система стратегического планирования, чтобы создавать современные, выверенные, нацеленные на конкретный результат планы и программы, которые будут настраивать все органы власти, гражданское общество в целом, деловые круги работать в единой логике и вместе добиваться достижения приоритетных целей ради успешного, благополучного будущего России… Крупные компании сегодня занимаются этим, и занимаются успешно, причем во всем мире, и нужно учитывать и эти наработки», – заявил Президент.  – Вторая задача – это обеспечение согласованности стратегического планирования и бюджетного процесса. Это не должны быть два разных процесса – один, не связанный с другим. Нужна концентрация ресурсов на ключевых направлениях. При формировании бюджетов всех уровней национальные цели в области социально-​экономического развития и национальной безопасности должны быть безусловным приоритетом.

Новая казначейская политика

Программный посыл сказанного главой государства, лучше всего читается в сумме с эволюционными проектами Правительства РФ за последние два года. Это откровенная протекционистская политика в области импортозамещения, внедрение национальных квот на закупку высокотехнологичной продукции российского происхождения, развитие механизма гарантированного заказа, беспрецедентные стимулы для промышленности.

Одновременно титанические сдвиги происходят и в сфере инвестиций. Меняются их принципы и идеология – в стране создается альтернативный финансовый контур жизнеобеспечения экономики, работающий в обход коммерческой банковской системы и подразумевающий создание группы опорных инвестиционных банков как особого класса. Венцом строящейся «центростремительной» финансовой системы является Казначейское сопровождение (КС) – высокоразвитый электронный инструмент нормирования государственных затрат. КС превращает в анахронизм огромный объем банковских услуг и связанных с ними издержек.

В длинной перспективе на наших глазах происходит логически неотвратимая трансформация банковского бизнеса в «большую государственную цифровую сберкассу», современный автоматизированный центр расчетов – безо всякой коммерческой составляющей. Помешать этому процессу сейчас могут только деструктивные объединения финансовой элиты, стоящие на пути у технического прогресса. Однако есть масса поучительных примеров, к чему приводит попытка ходить против исторического ветра. Деструктивные секты, сопротивлявшиеся развитию, всегда оказываются лузерами на обочине эпохи.

Цифровая бюрократия в связке с центрами научно-технического прорыва начинает ликвидировать ростовщиков как системную ошибку, уязвимость, избыточное звено, создающее издержки.

«Пятая финансовая нога»

По данным Института Столыпина, доля коммерческого банковского кредита в инвестициях в основной капитал в 2020 году не превысила мизерных 9,5% по отношению к ВВП страны. Это при том, что даже на фоне глобального экономического спада российский банковский сектор пережил год со спекулятивными сверхдоходами, банковские активы достигли 105% ВВП. На этом фоне промышленность России в течение целого десятилетия испытывает хронический кредитный голод, повсеместную нехватку оборотных средств, доступных и развитых лизинговых механизмов. Остро востребованы кредиты под адекватные проценты (от 0 % до 2%), банковские сервисы, позволяющие осуществлять финансовое проектирование от этапа НИОКР до вывода продукта на рынок. Ничего этого нет и не предполагается: коммерческая банковская система не справилась со своим основным функционалом. Поэтому ей на смену приходят иные инвестиционные структуры: институты развития, опорные финансовые институты корпораций, государственные фонды. Они будут работать на принципах государственно-частного партнерства.

Шестой технологический уклад

Реформа финансового контура – только часть большого этапа модернизации страны.  На базе новых цифровых возможностей формируются недостающие инструменты государственного планирования и проектирования. К сожалению, это не линейный процесс: нет единого центра или министерства, координирующего институты планирования. Они спонтанно возникают на самых востребованных направлениях, где без царя в голове, то есть, без долгосрочных отраслевых программ увязывающих науку, производство и сбыт в единое целое, ничего не сдвинется с места. Выделим ключевые институты такого типа.

  1. Кластеры двойного назначения для предприятий оборонно-промышленного комплекса. Это консорциумная форма кооперации между организациями ОПК, научно-исследовательскими институтами, бизнесом, заинтересованным в развитии стартапов. Позволяют встроить гражданские звенья в существующие производственные цепочки, скомбинировать промышленный цикл, опираясь на возможности предприятий-смежников. Проект реализуется под крылом Коллегии Военно-промышленной комиссии РФ. По сути, «кластер» – это пространство для конструирования новых производств и новых продуктов на средства институтов финансовой поддержки (ВЭБ, ФРП, Промсвязьбанк, Новикомбанк). В создании кластеров двойного значения помимо всех профильных министерств также участвуют базовые подведы Минцифры ФГБУ НИИ «Восход», Минпромторга, ЦНИИ «Центр». Эталонным примером является Томский научно-производственный кластер ТНПК «Комплексные автоматизированные системы», возрождающий отрасль приборостроения в России. Подробнее о кластерах… 
  2. Региональные НОЦ (научно-образовательные центры). В сущности, это сценарий интеграции НИОКР в региональные инвестпроекты, синтез: образовательных учреждений, предприятий, коммерческих инвесторов и бюджетных фондов кредитования промышленности. Интересно, что этот синтез осуществляется на региональной платформе и увязывается с нацпроектами. А это значит, что в работе НОЦ кровно заинтересованы губернаторы. НОЦ превращается в один из критериев эффективности их работы. НОЦы проектируют перспективные наукоемкие продукты, исходя из возможностей местной промышленности, одновременно рассчитывается реальная востребованность таких продуктов, рентабельность производства и возможности сбыта. В рамках национального проекта «Наука и университеты» в стране создано более 10 научно-образовательных центров мирового уровня. Подробнее о НОЦах.
  3. «Арктиклабс» эпический проект, с начала 2021 года, реализуемый Минвостокразвития. Как буквально поясняют в министерстве, это «цифровой госплан», позволяющий в режиме реального времени детально моделировать экономику арктических регионов, анализировать транспортные связи, производство, добычу полезных ископаемых и другие параметры (всего их более 10 тысяч). Частью системы является цифровой двойник «северного завоза» (СМП, кратчайший морской путь между Европейской частью России и Дальним Востоком). Цифровая модель, объединит в единый расчетный центр всех участников северного завоза: 25 регионов, более 300 судов, грузы объемом более 3 млн тонн в год. Позволит оценивать ресурсные и логистические ограничения и, на основе этой информации, оптимизировать бюджетные расходы. Объем средств, выделяемых на северный завоз, превышает 110 млрд рублей. Проект совместными усилиями реализуют Фонд развития Дальнего Востока (ФРДВ), ВЭБ.РФ, Минвостокразвития и Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова.
  4. «Механизм гарантированного заказа» на продукцию предприятий высокотехнологичных отраслей промышленности. Предполагает перенаправление средств нацпроектов на производство продукции с заданными характеристиками. Реализуется «Новикомбанком», опорным банком корпорации «Ростех» по поручению вице-премьера Юрия Борисова по итогам Всероссийского Форума-выставки «ГОСЗАКАЗ». По сути – это договор поставки продукции, предварительно заключаемый заказчиком. При этом, продукция может обладать потенциальными характеристиками, и на момент заключения договора еще не производиться на предприятии. Заказчик обязуется купить эту «будущую» продукцию, созданную по заранее оговоренным техническим параметрам – по фиксированной цене, либо по алгоритму цены; и в объеме необходимом для обеспечения окупаемости производства. Таким образом, будет сформирован платежеспособный спрос. Предложения по внедрению механизма направлены в Минпромторг, получили экспертную поддержку со стороны  госкорпораций: Ростех, Роскосмос, Росатом. Подробнее о гарантированном заказе.
  5. Механизм «Дальневосточной и Арктической концессии». От лица Российской Федерации Минвостокразвития может выступать фактически инвестором, привлекая частный капитал под будущие обязательства государства расплатиться. Позволяет создавать объекты промышленной, транспортной и социальной инфраструктуры опережающим путем. В рамках концессии планируется привлечь порядка 300-500 млрд рублей – под гарантию государства расплатиться в течение 20 лет.

Разворот на Дальний Восток

Лучше всего принцип действия концессии описал министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков:

– С точки зрения финансового обеспечения мы в этом году проходим революционную перемену. Это отход от натурального хозяйства (что есть, то и вложили) к инфраструктурной ипотеке вместо распределения тех средств, которые по госпрограмме доводит до нас Минфин. На такую громадную территорию нам, конечно, не хватает инвестиционных ресурсов. Мы идем за этим ресурсом на рынок, говорим частным инвесторам: «Вложите деньги в создание новой инфраструктуры. На две трети это будет социальная инфраструктура, на треть — для бизнеса. А федерация расплатится с вами в следующие 20 лет».<…> Мы реализуем то, что я называю «госплан 21-го века». У нас трудится серьезнейший мозговой центр — Восточный центр государственного планирования — вооруженный супермощным программным обеспечением. Они просто просчитывают эти меры. Конечно, глубина просчета и расчета любых государственных решений при современном уровне развития технологий должна быть максимальной.

В рамках реализации проекта ДФО условно разделен на четыре экономические провинции, каждая из которых обладает своими особенностями и вызовами: 1) Бурятия и Забайкалье; 2) Амурская, Еврейская области, Хабаровский и Приморский край; 3) Островная территория — Сахалин и Камчатка; 4) Северная территория — Магадан, Якутия, Чукотка.

Юрий Трутнев, заместитель Председателя Правительства Российской Федерации – полномочный представитель Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе:

– Внедренный по поручению Президента Российской Федерации механизм квоты в обмен на инвестиции дал существенный толчок рыбной отрасли. На Дальнем Востоке построено 11 новых рыбоперерабатывающих заводов. На дальневосточных верфях строятся шесть рыболовецких судов и 15 судов краболовов. Средства, вложенные из бюджета Российской Федерации в развитие экономики Дальнего Востока в 2018 году, окупились и на сегодняшний день принесли в бюджет 42 миллиарда рублей.

Кроме того на совещании по вопросам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа в начале сентября  от губернатора Магаданской области Сергея Носова поступило предложение «перейти к динамической системе планирования и управления затратами». – Как это сегодня оперативно реализуется в строительной отрасли. Прежде всего создать цифровую основу экономического управления, ввести критерии населенных пунктов для перехода на новую систему финансирования, – пояснил губернатор.

Автор: Андрей Троянский

29 сентября 2021, 14:00
294
Теги: #Госплан #Индустриализация #Цифровая экономика
Ещё по данной теме