Конкурс журналистов

Ни один крупный госконтракт не обходится без коррупции

Руководитель второго управления по расследованию особо важных дел СУ СКР по Петербургу Борис Синдаловский рассказал о ходе расследования некоторых самых громких коррупционных дел
Ни один крупный госконтракт не обходится без коррупции
Теги: #Антикартель #Бюджет #Картели #контроль #коррупция #СК #следственный комитет

Сотрудники Следственного комитета расследуют наиболее тяжкие преступления – убийства, изнасилования.

А еще в сфере их интересов – самые трудные, коррупционные преступления.

Ущерб при строительстве «Зенит-Арены» превышает 700 миллионов рублей

О ХИЩЕНИИ БЮДЖЕТОВ

Почти все, что мы расследуем, связано с бюджетными деньгами. Ни один крупный госконтракт не обходится без коррупционных схем. Возьмем, к примеру, стадион «Зенит-Арена» (ныне «Газпром Арена»). При его строительстве возбудили много уголовных дел. Общая сумма ущерба превышает 700 млн руб. Некоторые эпизоды уже расследованы и переданы в суд, другие еще не закончены.

Строительство нового следственного изолятора «Кресты-2» тоже стало причиной появления уголовного дела о хищении денег. В середине июня подозреваемого по этому делу – бывшего замначальника УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Сергея Мойсеенко взяли под стражу по подозрению в получении взятки. А через несколько дней после этого, 20 июня 2019 года, суд вынес приговор еще одному высокопоставленному силовику – бывшему заместителю директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Николаю Баринову. Его обвиняли в получении взятки размером в 44 млн 100 тыс. руб. Взятку он взял тоже при строительстве «Крестов-2». Баринов признал свою вину и активно сотрудничал со следствием. Суд приговорил его к трем с половиной годам колонии строгого режима и штрафу в 950 тыс. руб.

Строительство нового СИЗО «Кресты-2» стало причиной появления сразу нескольких уголовных дел о взятках

Ремонт Большого драматического театра, который находится на набережной Фонтанки, уже тоже потянул за собой уголовное дело о мошенничестве. На ремонт театра выделили примерно шесть млрд руб. Он шел долго, только недавно закончился. Театр открыли – и стало видно, что благоустройства не доделали как минимум на млрд руб. Понятно, что без коррупции не обошлось. Возбудили уголовное дело. Обвинение еще никому не предъявлено, но вскоре мы уже будем готовы назвать фигуранта.

Один из шести миллиардов рублей, которые выделили на ремонт Большого драматического театра, пропал

Иногда доводится работать с такими преступлениями, которые даже немного удивляют.

Мы недавно завершили расследование о строительстве детской школы искусств на улице Туристской. Когда это строительство начали проверять, оказалось, что по документам в школе четыре этажа, хотя фактически были только два. Затем мы стали расследовать и нашли акты о сносе этих двух этажей. А люди, которые живут около этой стройки, утверждают, что четырех этажей у нее никогда не было.

В итоге обвиняемыми по этому уголовному делу стали бывший первый заместитель Комитета по строительству Петербурга Виталий Жданов, начальник юротдела этого же комитета Евгений Николаенко и еще несколько их знакомых. Эти люди сговорились и получали госконтракты на строительство социальных объектов. Им перечислялась предоплата, которую обвиняемые похищали. А стройку они вели за счет средств субподрядчиков в ощутимо меньшем объеме. По нашим данным, ущерб государству причинен на 800 млн руб.

Вместо четырёхэтажной школы построили двухэтажное здание

О ПРОДАЖЕ ГОСИМУЩЕСТВА

Потрясающее дело распутали наши следователи совсем недавно. Оно тоже связано с хищением у государства, но не напрямую денег, а имущества. В начале 2018 года территориальные управления Росимущества Петербурга и Ленинградской области объединили в единое ведомство и назначили нового руководителя. При вступлении в должность он решил сделать инвентаризацию того, что находится у ведомства на хранении. И очень удивился, обнаружив, что почти ничего нет. Чтоб вы понимали, в Росимущество передают очень много конфискованных товаров. Они разные – и зубочистки там могут быть, и компьютеры, и тракторы.

Новый руководитель написал заявление в СК, приложив список того, что пропало со складов.

Мы стали разбираться. По нашим данным, уже бывший заместитель руководителя ведомства Константин Калниньш и экс-начальник отдела, ответственного за хранение и реализацию конфиската, Олег Погрошев в 2016 году вступили в сговор между собой и еще несколькими людьми. Они заключили госконтракты с четырьмя компаниями на доставку, хранение, проведение экспертизы и уничтожение конфискованных товаров. Эти фирмы должны были забирать конфискат, отвозить его на склады и там хранить, пока специальная комиссия не решит его судьбу. Обычно конфискат уничтожают, и это тоже должны были делать выбранные подрядчики. Эти же подрядчики конфискат продавали, не дожидаясь даже экспертиз. Да что экспертиз! Иногда вещи даже до складов не доезжали. Когда мы допрашивали кладовщиков, они говорили: случалось, приезжал начальник, привозил накладную и сообщал, что больше ничего не приедет, — все продавали немедленно. Мы тогда провели больше 20 обысков по разным складам. Они были совершенно пустые!

Причем таким образом похищали и реализовывали совершенно удивительные предметы: не только технику, но и, к примеру, офисную бумагу, салфетки, велосипеды, товарные каталоги… При обыске на даче у одного из фигурантов мы нашли 300 пилочек для ногтей и коробки детских подгузников, хотя детей там не было. По нашим подсчетам, ущерб от этой деятельности составил примерно 500 млн руб. Сейчас фигуранты признаются и сотрудничают со следствием.

О ПОЛИЦЕЙСКИХ И СЛЕДОВАТЕЛЯХ

Расследований, в которых фигурируют силовики и сотрудники правоохранительных органов, у нас немало. Хотя в наше управление стекаются самые «сливки». Дело в том, что многие руководители стараются разобраться с нечистыми на руку подчиненными на месте, часто они сами их увольняют. К нам попадают случаи, когда люди либо совсем уж обнаглели, либо прямые руководители просто не могут с ними справиться.

Например, недавно у нас было дело о подпольном казино. Разумеется, если казино существует, значит, здесь не обошлось без коррупции. Ведь в полиции, чаще всего в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, наверняка о нем знают. И защищают — как правило, за мзду. В этом последнем казино при обыске мы обнаружили на стене номера телефонов полицейских, которым охранники должны были звонить, если правоохранительные органы приходят с проверкой. Вот это наглость!

Совсем недавно, в мае 2019 года, мы задержали еще одного сотрудника полиции за вымогательство взятки. Довольно высокопоставленного – оперативника по особо важным делам подполковника Александра Большакова. Это дело началось с того, что к некоему петербургскому бизнесмену (который в тот момент находился в Москве) через посредника поступило «интересное» предложение от Большакова (он представился сотрудником ФСБ): заплатить 12 млн руб., чтобы подполковник перестал внимательно изучать деятельность предпринимателя. Тот покивал и побежал жаловаться на Лубянку. В московском ФСБ проверили своих сотрудников и быстро выяснили, кто на самом деле требует денег с бизнесмена. Посредника задержали и заключили с ним договор: за помощь следствию ему обещали свободу. Посредник согласился. Под надзором оперативников он забрал у бизнесмена деньги и улетел с ними в Петербург. Большаков встречал посредника в аэропорту. Там его и задержали.

Сотрудники Следственного комитета, к сожалению, тоже становятся обвиняемыми. Так, ровно год назад с поличным попался бывший начальник следственного отдела Северо-Западного следственного управления на транспорте СКР Роман Русаков. Ему, по нашей версии, дали взятку в пять млн руб. Было это так. В ночь на 27 декабря 2017 года на пропускном пункте «Торфяновка» произошло ЧП: российского таможенника выбросили из машины двое приехавших из Финляндии мужчин – россиянин и финн. У таможенника была информация о контрабанде, но проверить машину он не смог: россиянин и финн протаранили шлагбаум и уехали, а таможенника позже выбросили из машины. Мужчин нашли и задержали. Один из них и предлагал Роману Русакову взятку. Их обвинили в нарушении ст. 318 УК РФ («Применение насилия к представителю власти»). За это можно получить до 10 лет тюрьмы. И обвиняемые просили смягчить обвинение, переквалифицировав статью на «насилие, не опасное для жизни и здоровья» (тогда можно отделаться и штрафом). По версии следствия, Русаков согласился, но мы узнали об этом вовремя и задержали его с поличным.

Автор: Татьяна Бурдицкая

Источник

Ещё по данной теме