Форум-выставка ГОСЗАКАЗ - Новые вызовы
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Трудовая мобилизация: новый источник строительных кадров

Артельный подход к инфраструктурным проектам: хорошо забытая практика от Марата Хуснуллина
Трудовая мобилизация: новый источник строительных кадров
Теги: #Кадры #Нацпроекты

Зампред Правительства РФ Марат Хуснуллин заявил, что на стройки в России могут привлечь осужденных по нетяжелым экономическим статьям.

Как говорится, вечер в хату! «Есть наряд на цементный завод! — А на ликеро-водочный нет?»

А если без шуток, то вполне разумная и своевременная идея. Подойдя к ней с умом, внимательно изучая и применяя богатый советский опыт, можно извлечь огромную выгоду для страны. У нас масса инфраструктурных строек, на которых, как неоднократно отмечалось, не хватает рук. Вместо того, чтобы кормить на налоги граждан армию зэков –  лучше бросить ее на трудовой фронт.

Правительством называется цифра – порядка 180 тыс. человек. Это еще и прекрасное решение проблемы «импорта мигрантов», с которой регулярно сталкивается Минстрой.

Оставив в стороне этический вопрос, попытаемся представить, как это могло бы выглядеть с точки зрения закупок?

Между прочим, статья 28 Закона № 44-ФЗ устанавливает обязанность заказчиков при определении поставщиков предоставлять преимущества учреждениям и предприятиям уголовно-исполнительной системы. Более того, статья 93 Закона, предусматривает возможность осуществлять закупки товаров, работ, услуг у учреждений и предприятий уголовно-исполнительной системы как у единственного поставщика. Так что, по большому счету, никаких серьезных перемен в федеральном законодательстве не потребуется. Возможно, придется немного подкорректировать подзаконные акты, касающиеся стройки.

Примечательно, что Министерством юстиции РФ были предварительно внесены соответствующие законодательные поправки, которые позволяют мотивировать осужденных к работе на стройках сокращением срока заключения. Так что, идея не популистская, как могло показаться на первый взгляд, и государство всерьез намерено ее реализовать.

Примечательно, что в РФ уже имеется формально похожий опыт использования трудовых ресурсов Министерства обороны на строительстве сложных объектов.

Так, например, после безуспешных рыночных опытов конкурентного исполнения контрактов, модернизацию и достройку восточной ветки Байкало-Амурской магистрали (БАМ) от Улака до Февральска протяженностью 340 км доверили железнодорожным войскам (ЖДВ) России и студентам военных учебных центров (ВУЦ), обучающимся по военным специальностям, из гражданских транспортных вузов страны. При этом почему-то чудесным образом исчезла коррупция, стабильно и системно сопровождающая строительные контракты такого рода.

Проблема в том, что в условиях свободного рынка победителем конкурсов на подряды становятся крупные компании, часто приближенные к заказчику, которые после победы в тендере оставляют себе сметную прибыль, а на оставшиеся деньги нанимают более мелких подрядчиков, которые, в свою очередь, тоже могут повторять этот прием по отношению к субподрядчикам. До полного обесценивания проекта. В результате, исполнителем работ оказываются мелкие фирмы, без необходимого набора компетенций, оборудования и персонала, которые просто не способны качественно проводить сложные работы или банально не могут добиться требуемого качества с оставшимися средствами производства и материалами. Не говоря уже о сроках сдачи и темпах строительства.

Дело пошло заметно скорее и лучше, когда вместо эффективных менеджеров в голубых пиджаках и розовых галстуках на БАМ в порядке госплана назначили личный состав подразделений механизации, мостовых и путевых батальонов 7-й (Комсомольск-на-Амуре), 50-й (Свободный), 5-й (Абакан), 43-й (Екатеринбург), 48-й (Омск) и 34-й (Рыбное, Рязанская область) отдельных железнодорожных бригад Восточного, Центрального и Западного военных округов.

Примечательно, что аналогичным мобилизационным путем в России «поднимают» не только БАМ, но и ряд других стратегически важных больших строек (например, в Крыму и Севастополе, где действует особый режим закупок, позволяющий назначать поставщиков и исполнителей).

После  недавнего расширения полномочий губернаторов части права выбора единственных поставщиков – практика мобилизации трудовых ресурсов под большие инфраструктурные стройки становится еще более доступной. Условно назовем эту практику «артельной». Почему бы и нет? Раз это эффективно, и раз нет препятствий в законодательстве…

Еще одна новость, которая хорошо  ложится в артельный контекст – это также сообщение от Марата Хуснуллина. На российские стройки могут привлечь 20-50 тыс. северокорейских рабочих. Инициативу тут же подверг критике телеграм канал Brief.

Однако вот характеристика от депутата Валерия Селезнева:

— Как уроженец Владивостока, имеющий еще в нулевых прямое отношение к строительным проектам, могу сказать абсолютно точно, что лучшей рабочей силы (чем северокорейские рабочие) на не требующих слишком высокой квалификации строительных процессах, сыскать элементарно трудно. Потрясающее сочетание цены и качества выполняемых работ, которое достигается высочайшей организацией вертикально выстроенной внутренней иерархии,при которой заказчику не нужно иметь дело с неопределенной массой различных безответственно ответственных, а достаточно управлять верхушкой, дальше они разберутся со своими земляками сами. При этом, главное, нужно сразу описать все требования. Если волнует возможная активность, в том числе потенциально криминальная, то условие очень простое: за строительный периметр не выходить.

Ко всему вышесказанному стоит добавить, что идеальным условием прозрачности для описанных подрядных и субподрядных отношений является механизм казначейского сопровождения. Он позволяет до копейки отследить не только адресность, но и эффективность применения затраченных средств.

Теперь об этической стороне вопроса.

Если РФ берется за мобилизацию трудовых ресурсов на артельных принципах, то безусловно, должна быть реанимирована и элевирована трудовая доктрина страны. Восстановлена идеология исправительного и облагораживающего труда на благо коллектива и общества. Применительно к заключенным – труд, который возвращает достоинство человеку, возвышает его как личность.

В России уже есть великолепно проработанная методическая база, созданная и блестяще реализованная Антоном Семеновичем Макаренко, доказавшая свою состоятельность в формате сибирских лагерных артелей и масштабных строек начала  XX века.

Если всерьез изучать документы 1930-х годов, например, по строительству Беломоро-Балтийского канала, то можно заметить отнюдь не искусственный, а вполне искренний социальный воспитательный пафос, обращенный к трудящимся на объекте. В 90-е годы нас убедили, что абсолютно все построено на костях репрессированных. Однако нельзя забывать, что значительную массу этих репрессированных составляли не только невинные люди, сидящие по политическим статьям и доносам: а настоящие уголовники, экономические преступники, предатели, вредители и коллаборанты, враги государственности.

Еще один, очень важный момент: жестокая советская попытка перевоспитать заключенных каторжным трудом выглядит куда более адекватной, в сравнении с тем, что мы видим с 70-х годов прошлого века. Изоляция преступников от общества даже без формальной идеи перевоспитания, привела к появлению пошлой тюремной субкультуры, которая распространяется не только на заключенных, а на условно здоровую часть общества. Романтизация криминала (АУЕ), начавшаяся с 1990-х, и принявшая совсем уродливые формы в наше время. Между прочим, тюремная субкультура – это западная политтехнология для стравливания социального пара. Об этом говорят одинаковые поведенческие шаблоны, тиражируемые по всем континентам. (Но это тема для отдельного разговора).

Есть и сугубо политический фактор, который ставит трудовую мобилизацию от Хуснуллина в приоритетные задачи.

России предстоит умно вернуть к мирной жизни тысячи украинских военнопленных и еще десятки тысяч сочувствующих деструктивной украинской террористической секте. Есть вполне резонное подозрение, что просто так они в нормальное общество не вернутся. Беломор 2.0. – социальное лекарство от коллаборационизма. Уже видно, что на очереди Мариуполь 2.0 и Харьков, и Днепропетровск с новым Днепрогэсом…

Автор: Андрей Троянский

19 сентября 2022, 12:30
877
Теги: #Кадры #Нацпроекты

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.