Конкурс журналистов

Исходить из потенциала территории: энергию нацпроектов направят в деревню

Координатор проекта ОНФ Юлия Оглоблина — о подробностях проекта
Исходить из потенциала территории: энергию нацпроектов направят в деревню
Теги: #Аналитика #Госпрограммы #Нацпроекты #ОНФ #Правительство #Регионы #Россия

Госпрограмма комплексного развития сельских территорий выглядит одной из самых уязвимых с точки зрения выполнения национальных проектов в России.

Во-первых, она должна реализовываться уже со следующего года. Но рецептов и конкретных идей, как ее применить на практике, до сих пор не существует.

Во-вторых, этот проект невозможно реализовать без фундаментальных рычагов государственного планирования.

По сравнению с другими госпрограммами – эта в наименьшей степени укладывается в шаблоны рыночной утопии. И, в некотором смысле, даже противоречит заявленному несколько лет назад курсу на гипер-урбанизацию РФ и ликвидацию моногородов. В экономическом блоке Правительства РФ прямо заявили, что стране не нужны малые города, и что все население должно быть сосредоточено в 10-15 гиперполисах, которые станут драйверами экономического роста. Село и все, что с ним связано, с трудом вписываются в теорию экономического роста и являются в ней слабым, лишним звеном.

На этом фоне проект Общероссийского народного фронта «Село территория развития», выглядит настоящим вызовом магистральному экономическому курсу. Развивать то, что в долгосрочной перспективе должно быть уничтожено – это смело и необычно.

Сетевой журнал «Цифровые Закупки» заинтересовался отчаянной общественной инициативой. Мы пообщались с координатором проекта ОНФ Юлией Оглоблиной. Интересно, какую модель развития огромных территорий страны Правительству предложит ОНФ?

По ее словам, необходимость такого проекта назрела давно. Вне городов России проживает 38 млн наших сограждан. Однако отток населения уже стал катастрофой, а качество жизни на селе резко отличается от городской среды. Во всех 12 национальных проектах часть средств может быть направлена в деревню. Но их необходимо аккумулировать в отдельной программе «Комплексное развитие сельских территорий». Таково поручение Президента. Увы, эта работа пока не сделана.

«Комплексного развития территорий нет, потому что у каждого ведомства свое видение того: куда и как распределять бюджет», – говорит Юлия Оглоблина. В Правительстве не могут выстроить межведомственную координацию и аккумулировать идеи по развитию села. «Поэтому мы решили осуществить эту работу самостоятельно усилиями экспертов и активистов Общероссийского народного фронта, – сообщила координатор ОНФ. – Многие из предложений ОНФ уже учтены в проекте госпрограммы».

Народному фронту потребуется проделать огромную аналитическую работу, чтобы синтезировать из всех 12 нацпроектов все, что может быть полезным в части развития села.

Провести точечный мониторинг, взяв отдельные населенные пункты в 83 субъектах РФ (кроме Москвы и Санкт-Петербурга). Протестировать, каким образом конкретный населенный пункт из каждого субъекта может участвовать в каждом из 12 нацпроектов.

В этом году на устойчивое развитие сельских территорий государство направит 17 млрд рублей, а на всю шестилетнюю госпрограмму – 1,3 трлн рублей.

Одним из нюансов госпрограммы, который бросается в глаза, является идея софинансирования.  Это неотъемлемый идеологический фетиш, которым отличаются все целевые проекты в РФ. Для бизнеса нужно лишь создать условия – тогда он сам придет и сам «заведется» в благоприятной среде (как, например, микробы или фруктовые мошки).

Вот и работа в формате нацпроекта подразумевает поддержку местных инициатив на селе. Беда лишь в том, что эти инициативы сами на селе не заводятся.

ОНФ поставил перед собой задачу разработать универсальную модель развития сельских территорий, приемлемую для выполнения в реальных условиях.

«В следующем году мы намерены создавать региональные команды развития сельских территорий и обучать их участию в госпрограммах по развитию своих территорий, – сообщила Юлия Оглоблина. – Наша цель выявить граждански активное население, обучить работе, сломать стереотипы умирающей деревни».

Вопрос-ответ

Конкретные рецепты развития

– Юлия Васильевна, существуют ли уже конкретные сценарии реализации проекта? Как реализовать колоссальные бюджетные средства, о которых вы говорите? Есть ли уже понимание, как и куда их направить?

– Механизма еще не существует. Госпрограмма комплексного развития сельских территорий должна быть принята в июне, а механизмы распределения средств должны быть разработаны до конца года. Сейчас деньги направлены в большие инфраструктурные проекты – газ, коммуникации, социальные объекты, благоустройство. Со следующего года предполагается еще больший объем финансирования. Также в программе предусмотрена такая категория, как «стандарт качества жизни населения на сельской территории»: площадки, школы, детские сады.

– В какой степени объем финансирования зависит от количества жителей, проживающих на конкретной сельской территории? 

– Мы с экспертами обсуждали эту тему: и с активистами ОНФ, и с жителями села. На наш взгляд, надо отталкиваться от потенциала территории. К каждому селу надо подходить индивидуально. В рамках нашего проекта мы хотим выработать модель выявления потенциала территории, выработать понятный стратегический сценарий ее развития. Сейчас такого подхода нет. Есть хаотичные, локальные попытки улучшить жизнь в деревне, за счет каких-то точечных инвестиций. Но, даже если мы сейчас построим дорогу, то, возможно, деревни, в которую она ведет, уже через несколько лет не будет. Важно увидеть все в комплексе – в том числе и занятость, и рабочие места. Вот почему, на наш взгляд, очень важно работать с людьми. Искать живой отклик на программу в рамках государственно-частного партнерства, закладывать конкретные условия софинансирования. Поэтому мы намерены по максимуму информировать население о программе, проводить обучение, помогать чиновникам. Сейчас финансовые потоки распределяются по количеству жителей, но до следующего года мы бы хотели разработать подходы, которые позволяют отталкиваться от потенциала территории. Подушевой принцип не всегда работает. Есть примеры, когда на территории проживает 15 человек, а туристический поток 15 тысяч человек в год.

– Вы, говоря о стандартах качества жизни для села, упомянули о площадках, о школах, садах. А пропишут ли в стандартах обязательным пунктом места приложения труда? Советский градостроительный подход, предполагал, что сначала создаются предприятия, а потом вокруг них возникает поселение. Какой подход применяется сегодня? Если он, вообще, существует?

– На самом деле, в Майском указе одна из задач – это создание новых рабочих мест. Здесь проблема в том, что не все территории аграрные. Через Минсельхоз сегодня выделяется колоссальная поддержка. Но необходимо выделять средства и на не сельскохозяйственные виды деятельности. В новой редакции проекта госпрограммы комплексного развития сельской территории есть раздел, посвященный повышению занятости, но, увы, поддержки именно не сельскохозяйственных видов деятельности – там нет. Однако предусмотрена мера поддержки предприятий, которые проводят практическое обучение студентов и компенсация. Эту статью можно использовать для закрепления молодежи на селе. При этом специалист не поедет на зарплату в 15-20 тысяч рублей. Нужно прорабатывать варианты грантовой поддержки на востребованные виды деятельности. Сейчас рассматривается законопроект о туризме, и мы рассчитываем, что в него удастся внести положение о сельском туризме.

– В анонсе госпрограммы постоянно звучит термин «софинансирование». Почему все так в него упирается? Почему нельзя просто по госпрограмме построить в деревне государственное предприятие? Зачем мы обязательно ищем этого несчастного одинокого фермера, для того, чтоб он что-то софинансировал?

– Это вопрос не простой. Для государства важно эффективно вложить финансовые ресурсы. Поэтому в нашем проекте мы хотим видеть активное участие глав сельских поселений. Необходимо привлечь к работе Российский союз сельской молодежи, чтобы молодые люди сами предложили свои проекты. Поддержка местных инициатив подразумевает софинансирование. Однако, при этом можно показать трудовое участие, не обязательно финансовое. Мы хотели бы, чтобы трудовой вклад в развитие села также трактовался в качестве государственно-частного партнерства. Земля – главный ресурс нашей страны, но не все знают, как этим ресурсом распорядиться эффективно.

– ОНФ даст ответ на этот вопрос? Что на выходе должен дать проект ОНФ «Село территория развития»?

– Во-первых, по итогу всех мониторингов нацпроектов, мы проверим эффективность трат средств на развитие сельских территорий. После чего будет разработан доклад о качестве жизни на селе. И второе – это разработка новых стратегических подходов. Т.е. мы создадим унифицированную модель комплексного развития сельских территорий, модель выявления потенциала территории, которую каждое поселение сможет у себя применить.

– Разве это не работа Правительства страны?

– К сожалению, сейчас мы выполняем работу Правительства. Вся администрация, особенно на местах, у нас мыслит шаблонами. Есть господдержка — надо попробовать участвовать. Не получилось – значит денег нет, и село деградирует до какого-то времени. Мы хотим иного проектного мышления. По итогам всех наших выездов и мониторингов, мы соберем экспертное сообщество для обсуждения наших готовых предложений и озвучим их на итоговом форуме ОНФ.

3 июня 2019, 12:22
374
Теги: #Аналитика #Госпрограммы #Нацпроекты #ОНФ #Правительство #Регионы #Россия
Ещё по данной теме