ako1
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Стройка под контролем

Как цифровые сервисы помогают инвесторам и подрядчикам снижать затраты промышленных проектов
Стройка под контролем
Теги: #ЭТП ГПБ

В начале 2020 года Электронная торговая площадка Газпромбанка (ЭТП ГПБ) и «Газпромнефть–Снабжение» договорились о создании совместной компании isource, которая займется разработкой первой в России интегрированной платформы для управления цепочкой поставок. С помощью isource предприятия смогут ускорить реализацию стратегически важных проектов, а также снизить издержки и трудозатраты, связанные с привлечением большого числа подрядчиков и поставщиков. На широкий рынок isource выйдет осенью этого года.

О том, как цифровые сервисы избавляют EPC-подрядчика от непрофильных задач, а инвестору помогают в любой момент оценить эффективность расходования вложенных денег, рассказывает генеральный директор ЭТП ГПБ Михаил Константинов.

– Создавая isource как совместное предприятие, какие задачи вы планировали решить с его помощью?

 – Перед isource стоят две нетривиальные цели. Первая – разгрузить EPC-подрядчика, сняв с него непрофильные задачи. Мы с помощью цифровых сервисов даем EPC-подрядчику, ведущему строительство,  возможность сфокусироваться на приоритетных производственных вопросах. Причем ниша применения этих сервисов очень специфическая – логистическое обеспечение, снабжение и комплектация крупной инвестиционной промышленной стройки.

Что особенно важно, и EPC-подрядчик, и инвестор получают полную прозрачность бизнес-процессов на проекте. И это вторая цель работы isource. Ведь долгое время EPC-подряд рекламировался как панацея от всех проблем эффективности и прозрачности внутри крупных корпораций. Однако мы упускаем из виду, что EPC-подрядчик и сам – не менее крупная корпорация с теми же сложными бизнес-процессами, особенностями, проблемами и иногда – предпочтением  конкретного поставщика в обход конкуренции.

– Разве это плохо – иметь проверенного поставщика, которому доверяешь, и отдавать ему предпочтение, если это не противоречит закону?

 – Это не плохо. Напротив, это говорит о том, что у компании есть отработанные технологические процессы, злой умысел и корысть тут ни при чем. Попробуйте доверить логистику агрегатов, которые стоят миллионы рублей, компании, которая ни разу этого не делала! Но инвестор, приходя в проект, ждет, в том числе корпоративной прозрачности в части закупок и логистики. Инвестор часто задает вопросы о метриках эффективности процессов –  почему здесь выбрана именно такая деталь, а не другая, более дешевая? Почему доставка этой детали осуществляется морем, а не по железной дороге? И вовремя предоставить инвестору обосновывающую модель – это дорогого стоит.

Институциональный инвестор, приходящий в технологическую цепочку, всегда компетентен. Но он, скорее всего, не будет погружен в детали цикла производства и номенклатурные ряды EPC-подрядчика. В то же время, ему важно понимать, что происходит на проекте прямо сейчас, а не получать отчет раз в месяц. По сути, isource предоставляет экспертам инвестора возможность в любой момент верно оценить ситуацию и эффективность расходования денег, задать здравые вопросы и получить на них адекватный ответ из цифровой системы. Причем ответ будет точным в каждый момент времени не только по состоянию стройки, но даже по состоянию ее комплектации – на каком этапе изготовления и в какой географической точке находятся те или иные детали длительного цикла изготовления.

Возвращаясь к вопросу о задачах isource, цель совместного предприятия – органично занять место между EPC-подрядчиком и группой инвесторов. И при этом не помешать EPC-подрядчику вести работу, но создать и ему, и инвесторам понятные прозрачные условия, которые позволяют видеть конкретные затраты и способы экономии.

– В совместных компаниях, когда каждый из партнеров силен, часто возникает конкуренция и борьба за лидерство. Как вы распределяете задачи между ЭТП ГПБ и «Газпромнефть-Снабжение»?

 – Мы с ГПНС друг другу не конкуренты. Мы партнеры, и что еще более важно – единомышленники. У ГПНС большой логистический опыт в разных регионах России. Кроме того, ГПНС обеспечивает совместное предприятие бэк-офисом из логистов. Это серьезный интеллектуальный вклад в понимание номенклатурных позиций, ведь чтобы их оцифровать, в этом вопросе надо разбираться на высоком уровне. У ЭТП ГПБ, в свою очередь, серьезный опыт работы в создании цифровых сервисов и экосистем.

Так что наши партнерские отношения  удачно складываются на паритетных началах, мы дополняем друг друга. ЭТП ГПБ и ГПНС составляют как бы два полушария цифрового мозга нового предприятия. ГПНС тоже привносит в совместное предприятие специфические цифровые продукты, которые невозможно создать без знаний о логистических моделях в разных регионах, о различиях в доступности транспорта, инфраструктуры, особенностях ландшафта и наличия партнерских компаний и экономических связей. Все это – огромный пласт наработанных алгоритмов и понимания рынка, который есть у ГПНС.

– В какой отрасли isource реализует первые пилотные проекты?

 – Мы начинаем с проектов в топливно-энергетическом комплексе, ведь у нас, участников совместного предприятия, профильное образование –  мы начинали карьеру в ТЭК, а некоторые из нас продолжают работать в этой сфере. Так что мы очень хорошо понимаем болевые точки этой отрасли, нам легче, понятнее, да и, прямо скажем, почетнее решить или максимально смягчить внутренние проблемы ТЭК.

И, конечно, мы активно ведем переговоры с коллегами из смежных отраслей. В 2021 году мы планируем стартовать с несколькими серьезными проектами, связанными с крупными инвестиционными стройками.

– В каких регионах?

 – Скорее всего, это будет Заполярье и Восточная Сибирь. Мы внимательно относимся к этим регионам и давно присутствуем в них через наших клиентов.

– Многие клиенты ЭТП ГПБ – это компании нефтегазового сектора. По вашим прогнозам, какие цифровые сервисы будут наиболее востребованы у крупных структурообразующих компаний этой отрасли?

 – Действительно, ТЭК, нефтегазовая отрасль – это наши самые близкие клиенты и партнеры. Но, говоря о сервисах, я бы предложил взглянуть на рынок шире. Нефтегазовая отрасль формирует значительную кооперационную цепочку, пользуясь, например, услугами машиностроения и металлургии. То есть, она не только наполняет бюджет, но и формулирует заказ для смежных отраслей. Так что сервисы и цифровой инструментарий нужен как самой нефтяной отрасли, так и смежным, в которых работают ее партнерские компании.

Нефтяники будут инвестировать в сложные производства по выпуску  продукции для их технологического цикла. Они будут выбирать проекты для инвестиций, оценивать их инженерную и финансовую готовность. И для решения этих задач им понадобится сервис ИнвестВитрина, разработанный ЭТП ГПБ.

А для контроля за проектом и управления затратами пригодится наш сервис IPM, позволяющий ежесуточно подводить материальный баланс стройки, закрывая ее каждый день, как банк.

Эти два сервиса фактически обеспечивают удовлетворение основных потребностей заказчика. При этом мы уже сейчас начинаем проектировать новые перспективные сервисы, которые в будущем понадобятся нашим клиентам. Особенно с учетом ситуации последних месяцев, связанной с ограничительными мерами в связи с пандемией коронавируса.

– Как, на ваш взгляд, текущая ситуация с пандемией и карантином отразится на поведении промышленных компаний и будут ли вообще инвестиционные стройки как рынок для isource?

– Серьезные заказчики действуют в масштабах страны, так что они будут вести себя еще более ответственно и бережно по отношению к рынкам, на которых работают. Безусловно, выпадающие доходы для них очевидны, потому они будут сокращать свои инвестпрограммы. Но сокращение это будет аккуратным. Легко на волне всеобщего беспокойства отказаться от разработки месторождения или создания инфраструктурных активов. Но потом, когда ситуация нормализуется и спрос на определенную продукцию возрастет, надо будет обеспечивать доступность этого ресурса в точках спроса. И в условиях неготовности инфраструктуры это станет большой проблемой. Поэтому сейчас в системообразующих компаниях идет серьезная работа по моделированию последствий отказа от тех или иных проектов.

И, конечно, компании будут экономить на сопутствующих расходах. На практике это означает, что компании будут выбирать подрядчиков, которые предоставляют комплексную услугу. К подрядчику крупный заказчик тоже будет более бережным, помогая ему планировать свои перспективы с помощью долгосрочных контрактов.

В целом же, и заказчики, и поставщики оказываются в одинаковой и не самой простой ситуации. Однако глобального схлопывания рынков и немедленной смерти промышленных отраслей от коронавируса, конечно, не будет. У нас не так много «пузырей», а долгосрочных проектов, нацеленных в будущее, напротив, достаточно. В первую очередь, в Арктической зоне, на Дальнем Востоке. Это серьезный драйвер развития, где будут и масштабные стройки, и государственные гарантии, и инвестиции. И частные инвесторы, и государство заинтересовано в этих проектах. Ведь любая рецессия – это не навсегда, после ямы всегда хочется забраться в гору.

Автор: Герман Калышев

 

26 мая 2020, 18:18
908
Теги: #ЭТП ГПБ