Форум-выставка ГОСЗАКАЗ-2024
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

В пользу единственного поставщика – логика импортозамещения и индустриализации

В Минпромторге, Госдуме и Правительстве Москвы обосновали, зачем нужно продление контр-санкционных мер в закупках
В пользу единственного поставщика – логика импортозамещения и индустриализации
Теги: #Единственный поставщик #Импортозамещение #Офсетные контракты

Волна отрицания, поднятая контрольно-надзорными органами в адрес практики закупок у единственного поставщика и экслюзивного права регионов менять существенные контракты, может создать ложное впечатление, что эти инструменты обладают только негативным эффектом. Однако за кадром остается огромная государственная работа, которую они обеспечивают.

По этой теме разгорелась интересная дискуссия между апологетами госрегулирования экономики и сторонниками либерализации рынка на недавно прошедшем Московском финансовом Форуме.

В защиту контр-санкционного инструментария выступил Максим Топилин, председатель комитета Государственной Думы по экономической политике.

По его словам, практику закупок у единственных поставщиков нужно не рубить с плеча, а усовершенствовать. Совместно с Торгово-промышленной палатой РФ будет вестись работа по поиску приемлемых форм усиления контроля за такими закупками. К примеру, возможно внедрение практики избирательного отслеживания таких закупок до определенного этапа.

– Тем экспертам, которые говорят, что это рынок, мы не можем вмешиваться в его процессы, хочется напомнить, что это государственные деньги. Поэтому кроме отмены таких закупок можно было бы предложить какие-то варианты, – отметил Максим Топилин.  

В том, что продление мер, направленных на преодоление санкционного давления – это жизненно важный вопрос для экономики, уверен Иван Щербаков, руководитель Департамента по конкурентной политике Москвы.

Ряд субъектов федерации злоупотребляет правом заключения контрактов у единственного поставщика, и правом менять существенные условия контрактов. В Департаменте по конкурентной политике Москвы считают, что вместо отмены данных инструментов, следует предусмотреть усиленные механизмы контроля за случаями нарушений, выработать определенные четкие критерии их выявления, понятные для всех участников закупок, включая самих контролеров.

– Следует доработать сам механизм, если 2-3 заказчика нарушили, из этого не следует, что нужно вообще отменять весь механизм. Ведь если кто-то превышает скорость, мы не запрещаем автомобиль. Мы выступаем за продление этих мер, – заявил Иван Щербаков на Московском финансовом форуме.

Эксперт заострил внимание на практической востребованности такого механизма как изменение существенных условий контракта. Особенно в тех случаях, когда поставщик подпадает под санкции. В таком случае, инструмент редактирования контракта очень уместен. – Чтобы подрядчик мог исполнить этот контракт. Иначе он попросту сорвется, придется доделывать другим подрядчикам. Это всегда сопряжено с потерей времени и потерей денег. С большими издержками. Не лучший выход из ситуации, – аргументировал Иван Щербаков.

Рациональную позицию по поводу инструмента закупок у единственного поставщика высказал первый заместитель министра промышленности и торговли Василий Осьмаков. Он подчеркнул, что закупки у единственного поставщика это прежде всего инструмент. И как всякий инструмент – он должен применяться по назначению, чтобы приносить пользу. Сама форма закупок не обладает характеристиками заведомого зла или добра.

– Полностью поддерживаем идею усиления контроля за закупками у едпоставщика. Но работая в каком-то смысли в роли «минпромснабжения» мы видим за этой формой и полезный функционал, – подчеркнул Осьмаков. – У нас есть ряд задач, в том числе связанных со специальной военной операцией,  например, отправка автомобилей  скорой помощи, комплекса медицинских изделий, автолавок на новые территории, и многое другое. Это десятки миллиардов рублей, находящихся под жесточайшим ценовым контролем государства. Это жесточайшее управление рентабельностью. И зачастую «едпост» выбирается по принципу: есть ли у него оборотные средства, чтобы все это купить за свои деньги, а потом получить оплату? Так выглядит единственный поставщик здорового человека, на мой взгляд. Конечно, когда мы начинаем терять за этим процессом контроль, он превращается в механизм для злоупотреблений. Поэтому сужение сферы применения данного инструмента – это тема для детального разговора. Нужно двигаться в сторону увязки таких закупок с определенными условиями. Потому что мы видим как плохие примеры, так и ситуации в которых без едпоставщика просто невозможно провести все процедуры и все поставить вовремя на должном уровне качества .

Будет ли меняться нормативная база импортозамещения?

По данным Минпромторга, никаких глубоких нормативных реформ в этом направлении не требуется. За счет развития системы запретов и ограничений в прежние годы удалось полностью выстроить весь  инструментарий импортозамещения. При дальнейших итерациях закона остается только его развивать.

 Убрать лишнее, упростить, оставить только реально работающие вещи.  Мы вкатились в трудный период для экономики с готовой нормативной системой импортозамещения, – считает Василий Осьмаков.

Так, одним из ближайших упрощений, предложенных Минпромторгом и одобренных Комитетом по промышленной политике, является отказ от выписки из реестра продукции российского происхождения. Для всех процедур в дальнейшем будет нужна только реестровая запись.

В министерстве признают, что система идентификации российского/ не российского происхождения продукции требует доработки и донастройки.

По словам Василия Осьмакова, порядок начисления баллов за использованные компоненты и технологические операции требует очень сложного компромисса с производителями. В некоторых случаях завышенные требования – физически не могут быть реализованы в силу специфики момента (российских производителей вообще нет, либо объемов их производства недостаточно для покрытия потребностей рынка). Самый яркий пример – автомобильная отрасль. Здесь Минпромторг ищет приемлемый баланс. Поэтому периметр автомобильных закупок будет включать в себя и собственно российские машины, и так называемые отверточные сборки с определенным уровнем локализации.

– Но те компании, которые будут заниматься сборочным производством на территории нашей страны, они будут иметь понятный график локализации, – подчеркнул Василий Осьмаков. – Такой компромиссный вариант нужен для того, чтобы покрыть все ниши и потребности российского рынка.

Оцифровка покажет правду

Успех всей программы импортозамещения напрямую зависит от информированности государства, от качества больших данных, которые приходят из разных отраслей. В этом отношении система требует большой доработки и совершенствования.

– Парадоксальная ситуация заключается в том, что мы пока не видим объектов импортозамещения в актах Единой информационной системы в сфере закупок, – поясняет Осьмаков. – Требуется дальнейшее развитие закрытого контура закупок. Значительный объем закупок выпадает из аналитики.

Общая динамика уровня закупок отечественной продукции, по 44-ФЗ за три последних года является положительной, а их доля составляет порядка 60%. Из этого можно сделать вывод, что «невидимый» сегмент закупок также растет в пользу российского производителя. Особенно с учетом внешних ограничений, которые заставляют заказчиков искать отечественную альтернативу. В пользу импортозамещения косвенно свидетельствует и рост обрабатывающей промышленности в России. За 2023 год, по прогнозу Минэкономразвития, он составит 7%. Этот рост обеспечивает не только оборонка. Растет электроника, машиностроение, фармацевтика. К примеру, РЖД пришлось полностью практически полностью отказаться от иностранных комплектующих в производственных процессах. Поскольку обслуживание техники с импортными узлами обходится значительно дороже. Газпром реализовал программу обеспечения собственных нужд российской дорожно-строительной и промышленной спецтехникой. В стране появилось принципиально новое производство банкоматов, значительная часть комплектующих и программное обеспечение для которых производится в России.

Препятствия и демотиваторы для офсетных контрактов

Нормативная база адаптируется к требованиям импортозамещения на самых разных уровнях. Один из них  – офсетные контракты.

Поскольку офсетный контракт является разновидностью обычного контракта, то на него распространяется действие 620 постановления правительства, запрещающего объединять в одну закупку товары с разными кодами. Прецедент по этому поводу возник у Москвы: в ФАС рассматривалась жалоба по офсетному контракту на поставку двух видов схожей продукции. История разрешилась в пользу Москвы.

Отреагировав на запрос регионов Министерство промышленности и торговли подготовило и внесло в Правительство РФ поправки, исключающие из 620 постановления закупки по офсетным контрактам.

– Но такие нормативные препятствия для импортозамещения попадаются и в других нормативных актах, – отметил руководитель Департамента по конкурентной политике Москвы Иван Щербаков. – Коды которые подпадают под потенциальные заказы в составе офсетных контрактов имеют большую перечневку. Мы не можем их объединять при создании новых производств, либо при их модернизации. То же самое касается 616 и 617 поставновлений. Вроде бы, офсетные контракты – это механизм, направленный на преодоление санкционного давления. Мы модернизируем или создаем с нуля производство отечественной продукции, но при этом не можем использовать коды, которые попали в акты правительства, объединяя их. Это препятствие необходимо исправлять ради дальнейшего развития офсетной контрактации.

Автор: Андрей Троянский

30 сентября 2023, 15:59
440
Теги: #Единственный поставщик #Импортозамещение #Офсетные контракты

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.