Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Сельские машины, импортный уклад

Реально ли отвоевать место для российской спецтехники в нуждах агрокомплекса?
Сельские машины, импортный уклад
Теги: #Индустриализация #Машиностроение #Сельское хозяйство

Сельское машиностроение на протяжении всей второй половины 20 века и с первых шагов русской индустриализации было передовой отраслью национальной экономики. Советские трактора, комбайны и грузовики поставлялись на все континенты планеты. Но внезапно от этого успеха не осталось и следа. Сейчас внутренний агро-рынок контролируется иностранными машиностроительными корпорациями. Они уже не просто торгуют в РФ, а имеют разветвленные сервисные сети, кредитные инвестиционные органы, системы лизинга,  успешно эксплуатируют наследие уцелевших отраслевых НИИ. Последняя фаза колонизации – это когда местные научные институты работают на обслуживание внешних корпоративных интересов. Доходит до абсурда, некоторые зарубежные компании удачно локализовались в РФ – то есть, действуют под видом российских производителей, пользуются льготами и субсидиями государственного бюджета.

В последние годы на развитие агрокомплекса направляют весьма весомые ресурсы. Так, в своем недавнем отчете о работе Правительства за 2020 год премьер Михаил Мишустин,  рассказал, что сельхозмашиностроение было поддержано более чем на 14 млрд рублей. Это позволило аграриям закупить почти 30 тыс. единиц техники и оборудования. К сожалению, трудно определить, какая часть заявленных средств досталась именно аутентичным российским производителям техники. Ведь помимо отечественных концернов типа «Ростсельмаша», «Тракторных заводов» или «Русских машин», … в стране хватает «российских производителей»  с иностранным кошельком и их отверточных мастерских.

Контракт с выходом  

Также в своем отчете премьер сообщил о наличии эффективного финансового механизма для промсектора под названием «Специальный инвестиционный контракт» (СПИК).

«По ним уже объявлены конкурсы, например в области технологий производства новых типов сельскохозяйственных тракторов, и первые контракты будут подписаны уже в следующем месяце», – рассказал Михаил Мишустин.

Суть данного финансового инструмента в том, что государство страхует риски инвестора, а для проекта создается идеальный налоговый режим.

Характерно, что СПИК и ранее использовался в РФ для нужд агрокомплекса. Так, в Краснодарском крае еще в 2016 году, был заключен один из первых в России специнвестконтрактов с немецкой компанией «КЛААС». А пресс-служба краевой администрации с гордостью сообщает, что предприятие по сборке немецкой агротехники, организованное в Краснодаре, официально закрепило статус «российского производителя»(!), что «позволяет фермерам и крупным хозяйствам закупать продукцию при финансовой поддержке государства». В подтверждение, регион освободил новоявленного «российского производителя» от налогов. Соответствующее решение в апреле приняли депутаты ЗСК по инициативе губернатора Краснодарского края Вениамина Кондратьева.  С 2022 года инвесторам специнвестконтрактов в регионе обнулят налоговую ставку по налогу на имущество на срок действия специального инвестиционного контракта (СПИК). Также будет введена налоговая ставка в размере 0% по налогу на прибыль организаций.

Готовы ли региональные чиновники столь же ревностно поддерживать аутентичных производителей сельхозтехники, не собираемой из зарубежных машинокомлектов – а опирающейся на российские индустриальные цепочки? 

С похожим вопросом к премьеру Михаилу Мишустину во время его недавнего годового отчета о работе Правительства обратился депутат от Чувашии Анатолий Аксаков. В частности, он напомнил, что в республике сохранились сегменты машиностроительного комплекса для текстильной промышленности, космоса и военных нужд.

«Есть тракторный завод, который готов реализовать специнвестконтракты, о которых вы говорили, для производства тракторов малой и средней мощности», – напомнил депутат.

По его словам, многие предприятия готовы активно обеспечивать импортозамещение, но для этого нужна системная работа, в том числе создание равных условий конкуренции с зарубежными поставщиками. «Зачастую нам тяжелее выходить на внешние рынки, чем нашим конкурентам на российский рынок…», – посетовал парламентарий.

Как выяснилось у вопроса, заданного премьеру, была своя подоплека. «Уже на следующей неделе должна собраться правительственная комиссия, которая примет решение относительно специнвестконтракта по выпуску тракторов малой и средней мощности, – поделился затем Аксаков в интервью местным СМИ. – Одним из претендентов на проект является завод «Промтрактор» (Чебоксары). Но есть и другие соискатели. Вот я и посчитал нужным напомнить о нашем предприятии, которое нуждается в комплексной поддержке».

Ранее парламентарий озвучивал идею, чтобы при осуществлении государственных программ использовалась исключительно отечественная тяжелая техника. «В противном случае, мы за счет госбюджета финансируем зарубежных производителей», – поясняет он.

Остается только догадываться, почему столь очевидное решение до сих пор не принято на правительственном уровне.

Кто владеет инновациями – владеет рынком

Технологии сельхозмашиностроения в области механики и конструкционных решений на сегодняшний момент уже достигли своего потолка; дальнейшее их совершенствование имеет ограниченный потенциал, сходится во мнении большинство специалистов. Будущее за автоматизацией процессов, за снижением человеческого фактора, оцифровкой сельскохозяйственного уклада. Направлением, где все еще есть прорывной потенциал остается материаловедение.

Однако для поиска инноваций в рамках НИОКР требуются огромные корпоративные ресурсы. Либо целенаправленные усилия государства, если речь идет о платной экономике. В деградационных условиях рынка функция научного развития, как правило, отдается венчурным фондам.

Во многих странах существуют независимые акселераторы стартапов, инвестиционные фонды, которые специализируются исключительно на агро- и фудтехе.

В России своих (т.е. национально ориентированных или квазигосудаственных) венчурных фондов не существует. Зато, на их месте активно работают транснациональные площадки, конечно же, в интересах иностранных корпораций.

С российской стороны интерес к инновациям проявляют холдинг «Русагро», хозяйство «Рассвет» (бывший агрохолдинг «Кубань»), «Эфко» — крупнейший российский вертикально-интегрированный производитель жиров специального назначения. Но компании не в состоянии тянуть долгосрочные проекты, или фундаментальные исследования с высокой долей риска. В стратегическом отношении куда более эффективно работают специализированные венчурные площадки типа AgTechInventum. Фонд на протяжение последних лет успешно «пылесосит» перспективные решения в Российском с/х (создан Ассоциацией сельскохозяйственных дилеров «АСХОД» и российским подразделением Союза машиностроителей Германии VDMA).

Например, AgTechInventum приглянулся инновационный проектов инженерного факультета иркутского ГАУ им. А. А. Ежевского: усовершенствование технологии и технических средств для возделывания зерновых колосовых культур с разработкой сеялки для посева в гряды. Выгода транснациональных венчурных фондов еще и в том, что они подбирают с земли готовые и даже частично испытанные решения. Так, применительно к иркутскому проекту, сообщается, что экспериментальные образцы усовершенствованной техники испытывались с 2017 года в условиях Предбайкалья. Технология гребневого посева яровой пшеницы применяется на Дальнем Востоке, Севере Мексики, а также в Казахстане Узбекистане и Азербайджане. По данным ФАО ООН, внедрение этой технологии в Мексике повысило урожайность пшеницы на 10%, а экономию воды — до 35% по сравнению с традиционными системами. Почему проект иркутских ученых не пригодился собственной стране?

Проблема в дефективной экономической идеологии, где ответственное проектное мышление подменяется утопическими мечтами о рыночном саморегулировании и конкуренции. Но чтобы создавать инновационные продукты нужно сначала проектировать инновационные отрасли под — реальные потребности экономики. То есть  — программировать производственные цепочки под конкретные задачи, обеспечивать новым продуктам гарантированный сбыт на внутреннем рынке РФ.

Сегодня реальной потребностью в сельском хозяйстве является так называемое «точное» или «умное» земледелие. Именно в  этом направлении двигаются иностранные венчурные фонды и крупные машиностроительные корпорации. С этой целью, например, CLAAS поглотила одного из европейских производителей 3D-камер. Использование камер на сельскохозяйственной технике позволяет реализовать множество прорывных автоматизированных решений – от распознавания рядков растений и валков скошенной массы с их точным подбором, до автоматической загрузки прицепов. Корпорация активно продает свою визуальную технологию прочим производителям прицепных орудий. Аналогичным цифровым путем развивается и машиностроительный гигант John Deere.

Заметим, что национальные проекты в РФ подразумевают господдержку на приобретение высокотехнологичного оборудования. Но эти средства пойдут на развитие модельного ряда иностранных ТНК, если Минсельхоз и Минпромторг не напишут смету их размещения в российской машиностроительной продукции.

Автор: Андрей Троянский

20 мая 2021, 12:01
437
Теги: #Индустриализация #Машиностроение #Сельское хозяйство
Ещё по данной теме