Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Принуждение к родным берегам

Корпорации уклоняются от импортозамещения: последует ли налоговый ответ государства?
Принуждение к родным берегам
Теги: #Госкорпорации #Импортозависимость #Импортозамещение #Инвестпроекты

С начала года поступают тревожные сигналы о том, что госкомпании и госкорпорации РФ обходят действующий с 2021 года режим квотирования на закупки у российских производителей; игнорируют и даже фальсифицируют политику импортозамещения, пользуясь всевозможными ухищрениями в закупках. Вторая проблема – сокращение или замедленная реализация инвестпрограмм естественных монополий. Обновление оборудования и создание новой инфраструктуры должны были стать мотором для национальной экономики. Однако сырьевые сверхдоходы практически не работают страну: причем не только сейчас, но и в обозримой перспективе.

Об этом говорит, например, тот факт, что в крупнейших инфраструктурных проектах РФ нет четких условий по обязательной закупке российской техники или российских услуг. Таким изъяном грешат все известные Арктические суперпроекты РФ. Они принесут огромные и верные выгоды корпорациям углеводородной отрасли, которая давно и прочно находится в технологической зависимости от иностранных партнеров. То же самое касается и многих других национальных проектов.

О том, что у корпоративного сектора должны быть более ясные инвестиционные планы, направленные в создание новых средств производства на территории России, в очередной раз напомнил Президент Владимир Путин в ходе недавнего совещания (по реализации отдельных положений Послания Федеральному Собранию).

В частности, он обратил внимание руководства крупнейших корпораций, в особенности Газпрома и РЖД, на необходимость синхронизировать свои инвестиционные планы и программы с новыми возможностями регионов по развитию инфраструктуры. Со своей стороны, государство готово предложить большие деньги.

Только в 2024 году объём проектов, профинансированных за счёт инфраструктурных кредитов, должен составить не менее 500 млрд руб. Эти средства государство будет вводить в оборот через региональные инвестпроекты концессионного типа.

Последует ли встречное движение от монополий? А самое главное – будет ли это движение учитывать интересы отечественного машиностроения, электроники, медицины, приборостроения – очень большой вопрос.

Скромное очарование транзитных территорий

До сих пор корпоративный сектор остается крупнейшим потребителем импортной продукции в стране. Более того, держатели квазигосударственных денег предпочитают хранить их в иных местах.

Об этих местах в своем докладе Государственной Думе сообщил премьер Михаил Мишустин:

– Мы должны поставить основной заслон тому, чтобы компании, которые ведут агрессивную налоговую политику, не выводили огромные объёмы дивидендов, роялти или процентов в низконалоговые юрисдикции. А если есть такое желание – вывести дивиденды (у нас всё-таки свобода предпринимательства), – то платили бы соответствующий налог. Чтобы сумма налогов на прибыль, которая уплачивается компаниями в своём регионе, не была кратно меньше объёмов дивидендов, которые они вывели.

По словам председателя Правительства, около 90% средств, которые выводятся, оседает в так называемых «транзитных» территориях.

Самое интересное – это портрет выгодоприобретателей данных финансовых транзитов. Их Михаил Мишустин назвал, в порядке убывания:

«На первом месте топливно-энергетический комплекс. Это примерно 27% всех дивидендов, роялти и процентов. На втором месте металлургия. На третьем месте банки. Это примерно, если говорить об общем объёме. Потом ритейл, логистика и другие отрасли», – сообщил премьер.

Объемы утраченных ресурсов за 2019 год и их структура также содержат явный корпоративный след: пассивные доходы, дивиденды, проценты, роялти, которые вывели за рубеж российские компании, составил 4,3 трлн рублей в целом. Как утверждает глава кабмина, 1,3 трлн из них поглотили первые четыре упомянутые юрисдикции: то есть, госпорпорации, банки и ритейл.

Освежающий бриз налоговых репрессий

Характерно, что вслед за докладом Мишустина последовал отрезвляющий ряд майских налоговых «репрессий». В частности, Госдума приняла разрыв налогового соглашения с Нидерландами. А ближайшим шагом станет пересмотр соглашений с Сингапуром, Гонконгом и Швейцарией.

– Это позволит охватить более 90% выплат в транзитные юрисдикции и дополнительно пополнить казну, – прокомментировал заместитель министра финансов Алексей Сазанов.

После отмены соглашения зарегистрированные в Нидерландах российские компании должны будут платить налоги в РФ. Это может коснуться «Яндекса», X5 Retail Group и Veon (материнская компания «Билайна») и ряда других ритейлерских сетей.

Дальше больше: в апреле глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков сообщал о подготовке законопроекта о прогрессивном налоге на выводимую в офшоры прибыль. Конечно, под давлением иностранных партнеров и их адептов в законотворческом блоке, эту инициативу могут похоронить.

Офшоры – далеко не единственный удар по национальной экономике. У зарубежного поставщика более чем достаточно способов занять доминирующее положение на российском рынке, благодаря щедрому местному законодательству.

РФ хлебосольно встречает иностранных колонистов пакетом избыточных налоговых послаблений. Вступая в льготные соглашения, зарубежные компании в РФ не платят налог на прибыль, на дивиденды, инфляционный налог, имея основную часть производства в стабильной валюте. Это создает для них заведомо лучшие конкурентные позиции по сравнению с любым отечественным производителем. Все, что требуется от иностранного инвестора в РФ – это «обещание» по локализации.

Даже если допустить, что умилительный самообман под названием «локализация» пойдет на пользу национальной экономике, – к самому исполнению этого инструмента остаются большие вопросы. Российское законодательство до сих пор отличается весьма бледными и невнятными требованиями к локализации. Сейчас под этим абстрактным термином понимается (в лучшем случае) отечественная сборка «рамы» и «педалей», при том, что все наукоемкое ядро продукта завозится в РФ из-за рубежа. Через 50 лет главный выгодоприобретатель решит производить в России еще и бампер с фарами, однако интеллектуальная собственность на технологию безнадежно и бесповоротно будет оставаться в чужой юрисдикции. И даже национализация предприятия не гарантирует ее присвоения.

Перепрошить корпоративный курс

Удастся ли новому правительству страны переподчинить, и перепрограммировать корпоративный сектор на выполнение национальных задач? В этом заключается главная экономическая и историческая интрига ближайшего десятилетия.  

Президент Владимир Путин оставил недвусмысленный намек на налоговый кнут, для тех, кто не хочет вкладываться в проект Россия.

– Скажу сейчас важную вещь, но ничего нового, бизнес уже об этом знает. Прибыль корпоративного сектора в этом году обещает быть рекордной, несмотря на все проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Тем не менее, это смотрится именно так. Посмотрим, как она будет использована, эта прибыль, и с учетом этого по итогам года будем принимать решение о возможной донастройке налогового законодательства. Жду здесь от Правительства конкретных предложений. Скажу, что называется, без протокола: дивиденды – кто-​то выводит дивиденды, а кто-​то вкладывает в развитие своих предприятий и целых отраслей. Будем поощрять, конечно, тех, кто вкладывает.

Продолжением президентского посыла можно считать неожиданное предложение Торгово-промышленной палаты по увеличению налоговой нагрузки до 45% для сотрудников с наибольшими зарплатами. К сожалению, инициатива ТПП касается только работающих в коммерческом секторе. Примерить прогрессивную шкалу на зарплаты топ-менеджеров госкорпораций в РФ никто бы не решился.

Весьма ярко в майском интервью NEWS.ru обрисовал кадровые проблемы российского импортозамещения Михаил Емельянов, первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству:

– В госкорпорациях сидят люди, заточенные на импорт. Там высока коррупция. Западные компании дают серьёзные откаты. Им невыгодно закупать наши товары и услуги. Это и есть основная проблема — подобная компрадорская настроенность менеджеров наших компаний (компрадор — торговец, посредничающий между своим национальным рынком развивающейся страны и иностранными компаниями, часто колониальными). И коррупция. <…> Нужно совершенствовать законодательство прежде всего в области условий закупки. Сейчас сказано, что если не участвует российский поставщик, то иностранная компания имеет право участвовать. Из-за этого тендеры составляются таким образом, что специально искусственно исключают для российского поставщика возможность участия. Также проблема в цене, в 15% (цена победителя аукциона снижается на 15%, если в заявке хотя бы один из товаров иностранный, исключение — товары из государств ЕАЭС). Эта разница небольшая, и её иностранные компании легко преодолевают. Так что нужно совершенствование законодательства, ещё необходимо повысить ответственность менеджеров за недобросовестную работу. Нужна чистка менеджеров госкомпаний.

Высокая планка для высоких целей

Налоговый посыл Владимира Путина, совершенно не случайно начал приобретать форму правительственной стратегии. Безусловно, у этой стратегии найдется масса критиков, представляющих иной политический полюс.

В связи с этим имеет смысл дезавуировать одну из утопических либеральных идей том, что высокие налоги якобы препятствуют росту экономики.

В реальности, получив налоговые льготы, компании почему-то не бегут, расталкивая друг друга, инвестировать освободившиеся средства в создание новых рабочих мест, стартапы и оборудование. А взрывной рост экономики вполне возможен и при высоких налогах.

Самым поучительным доказательством является история изменения налоговой ставки на прибыль в США и рост американского ВВП. Почти половину ХХ века ставка превышала 60%, а в некоторые десятилетия достигала 91%, т.е. фактически 9 из 10$ заработанных долларов уходили на нужды государства. Это не привело ни к остановке экономической деятельности, ни к остановке роста ВВП. Не случилось и разорения предприятий. Напротив, перераспределение прибыли привело к снижению экономического неравенства. С начала 80-х годов корпоративные налоги были снижены, снова начался рост неравенства, а рост ВВП продолжился уже за счёт увеличения производительности труда. Характерно, что за последние 40 лет доходы американских наемных работников выросли всего на 11.9%, а собственников и топ-менеджмента на 940%. Бывший президент США Дональд Трамп сократил налог на прибыль с 35 до 21%, что позволило американским корпорациям получить миллиарды долларов сверхприбыли. Исследователи из AXIOS проанализировали финансовые отчеты крупнейших фармацевтических компаний США и пришли к интересным выводам. Вместо того, чтобы инвестировать в инновации и инфраструктуру, они инвестировали в биржевые схемы (никогда такого не было, и вот опять). Потратив на выкуп акций почти 70 миллиардов долларов, американские корпорации взвинтили цены на акции, усилили концентрацию капитала и увеличили свои доходы.

Автор: Андрей Троянский