Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Локализация в ущерб своим

Сборщику иностранной спецтехники хотят сдать часть внутреннего рынка, на который нацелен «Ростсельмаш»
Локализация в ущерб своим
Теги: #Импортозамещение #Индустриализация #Сельхозмашиностроение #СПИК

В России производится катастрофически мало техники для строительной отрасли. Если не брать некоторые товарные ниши типа автокранов, в отрасли доминируют иностранцы: как британский JCB, американские Caterpillar, Terex, NEW HOLLAND, CASE, японский Komatsu, южнокорейский Hyundai.

Казалось бы, любая попытка отвоевать хотя бы незначительную долю этого стратегически важного рынка, должна получать всестороннюю поддержку государства: от субсидий и налоговых льгот, до возможностей гарантированного сбыта.

Новый тракторный завод, который в данный момент строит компания «Ростсельмаш», будет не только тракторным. На нем будет производиться, помимо сельскохозяйственной, строительно-дорожная техника, а в перспективе — и техника для коммунального хозяйства. Запланировано производство 5 серий тракторов с классической и шарнирно-сочлененной рамой и 4 видов строительно-дорожной техники. Проект предполагает инвестиции в размере не менее 6 млрд рублей, будет создано до 1850 рабочих мест. Характерно, что на начальном этапе Ростсельмаш планирует продавать новую продукцию в России и странах СНГ.

При этом конкурировать компания намерена с иностранными производителями, что уже само по себе заслуживает преференций со стороны экономического руководства страны.

Подчеркнем, что в случае с новым заводом «Ростсельмаш» речь идет не о примитивной отверточной сборке, а именно о развитии собственной машиностроительной платформы, где будет осуществляться реальное отечественное производство узлов и компонентов.

Помимо мощностей для финального производства в Ростове создается производство мостов, коробок передач, электроники, нарабатываются компетенции в быстром и достоверном проектировании, в управлении производством разнородных машин. Уже возводится здание, появляются конкретные образы машин и заключены контракты на поставку оборудования.

– Все это требует времени, материальных затрат, а главное — веры людей. Привлекаемые сотрудники, подрядчики, поставщики и разработчики должны быть уверены, что проект серьезен, и их многолетний упорный труд не будет спущен в канализацию, – пишет в своем блоге председатель совета директоров «Ростсельмаша» Константин Бабкин.

Нельзя не заметить, что инвестиции в основной капитал – это огромная редкость для российского внутреннего рынка. Правительство безуспешно бьется над этой задачей с 2015 года. Но у российской промышленности нет оборотных средств для модернизации конвейера, для разработки и вывода в серию новых продуктов. Все доступные форматы государственной фондовой поддержки предполагают собственную долю участия, которая для предприятий является неподъемной. Несмотря на все правильные разговоры в стране отсутствует промышленный кредит под адекватные проценты, банковский сектор в России саботирует свою основную функцию по кредитованию реальной экономики. По данным Института Столыпина, доля банковского кредита в инвестициях в основной капитал в 2020 году не превысила мизерных 9,5%.

Пока в Ростове вовсю строится новый завод (причем, на собственные средства компании), выходит новость: Минпромторг официально объявил конкурс на специнвестконтракт. Участник конкурса должен принести в страну новые технологии. Под технологиями в данном случае подразумеваются производство экскаваторов-погрузчиков, телескопических погрузчиков и двигателей для них. Несколько раз упоминается «мировой уровень» технологий.

– Странно называть производство машин «технологией». В производстве машины и двигателя используется множество технологий, – пишет Константин Бабкин.  – Странно объявлять конкурс на СПИК на экскаваторы-погрузчики и телескопические погрузчики. СПИК предполагает сниженные требования по локализации и льготы по доступу на рынок и облегченную процедуру получения господдержки. Зачем давать льготы какой-то компании, если машины уже производятся в России безо всяких льгот, и планирует производить эти машины Ростсельмаш?  – недоумевает он. – Почему надо увязывать производство машин с двигателем российского производства?

Эксперт  напоминает, что Минпромторг добивался балльной оценки локализации, именно для того, чтобы инвестор сам мог определять, какими компонентами набирать баллы. В данном же случае акцент сделан на двигателе. Полноценного российского двигателя в заявленной мощности нет, и его создание – отдельная задача огромного масштаба. Чтобы закрыть эту уязвимую позицию, фатальную не только для сельхозмашин, но и для других отраслей национальной экономики «Ростсельмаш», например, использует зарубежные двигатели CUMMINS.

Далее руководитель группы компаний «Ростсельмаш» высказывает вероятную причину «неожиданной» экономической активности правительства. А также делает прогноз развития ситуации:

– Наводим справки, получаем ответ: СПИК готовится под британскую фирму JCB. Фирма уже доминирует на российском рынке строительно-дорожной техники, и этот статус желает сохранить. План такой: у фирмы есть свое производство двигателей в Англии. Создается неглубокая локализация этих двигателей в России, под это дело фирма получает льготный доступ на рынок готовых строительно-дорожных машин. В Подмосковье, в технопарке Есипово, строится цех на 300 рабочих мест. Интересы этой фирмы очень лоббирует подмосковный губернатор Воробьев, они ходили к Мантурову, и СПИК «точно будет». Если правда, если такой СПИК появится, получится, что в России действует мировой монстр, пользующийся полной поддержкой западных политиков, финансистов, и полной финансовой и политической поддержкой российского правительства. Этот игрок будет освобожден от российских рисков и затрат. Если так, дергаться с производством строительно-дорожной техники на Ростсельмаше и вообще в России бесполезно. Надо будет сокращать и перепроектировать тракторный завод, – заключает Константин Бабкин.

Напомним, что до боли похожая ситуация, только с другим отечественным производителем спецтехники из  Чебоксар уже случилась весной текущего года. К премьеру Михаилу Мишустину в ходе его годового отчета о работе Правительства обратился депутат от Чувашии –  Анатолий Аксаков. Он рассказал, что в республике есть тракторный завод, готовый наладить производство машин малой и средней мощности, обеспечив реальное, а не показательное импортозамещение. Увы, на заключение специнвестконтракта (СПИК) претендовал не этот завод, а иные компании. «Зачастую нам тяжелее выходить на внешние рынки, чем нашим конкурентам на российский рынок…», – посетовал парламентарий. Так же он отметил, что в РФ многие предприятия готовы активно обеспечивать импортозамещение, но для этого нужна системная работа, в том числе создание равных условий конкуренции с зарубежными поставщиками.

Мотивы развития 

Проблема импортозависимости и импортоориентированности российского сельхозмашиностроения стоит не первый год. Большая часть уцелевших отечественных предприятий производит сборку тракторов из иностранных комплектующих. И Ростсельмаш, широко применяющий зарубежные комплектующие, конечно, не исключение из правил. Принципиальный вопрос заключается в стратегических подходах к развитию. Для предприятия с почти столетней историей и огромной производственно-экспериментальной базой  использование зарубежных узлов и решений является, скорее вынужденной мерой, чем промышленной политикой. К сожалению, есть технические области, в которых русские безнадежно отстали за истекшее десятилетие. И двигателестроение – самый провальный сегмент.

Зарубежный вендор с инженерным центром, находящимся за пределами страны, никогда и ни при каких условиях не локализуется в РФ настолько, чтобы оставить свои разработки в технологической колонии. Именно в этом и состоит идеологическая ущербность локализации для иностранных производителей. В начальный период индустриализации СССР тысячами импортировал станки и целые конвейерные линии, но он завозил их на свои заводы и растил под них своих специалистов. Все это наводит на простую мысль, что по-настоящему «в локализацию умеют» только исконно-российские предприятия. Только аутентичные производители сельхозтехники, опирающееся на местные индустриальные цепочки и местную научно-инженерную, кадровую базу, способны отказаться от зарубежных машинокомлектов. Только такие компании могут поставить себе такую объективную задачу и пошагово двигаться к ее достижению. Пример развития конвейерной линейки «Ростсельмаш» тому яркое подтверждение.

Справка

В комплекте с техникой «Ростсельмаш» внедряет инновационные решения для сельского хозяйства. Платформа агроменеджмента Агротроник — центр электронных опций Ростсельмаш. Позволяет удаленно контролировать весь агропарк: от соблюдения правил эксплуатации до формирования карт урожайности полей, определяет подходящие маршруты передвижения.

Продукция Ростсельмаш присутствует на рынках 10 африканских стран. Ростсельмаш продолжает укреплять свои позиции на зарубежных рынках сельхозтехники. Экспорт группы компаний в 2020 году вырос на 38 % по сравнению с 2019 годом – до 9,4 млрд руб. (без НДС). В целом, география поставок техники и запчастей Ростсельмаш – более 40 стран мира, от Казахстана и Германии до Бразилии и ЮАР.

Автор: Андрей Троянский

24 сентября 2021, 18:15
282
Теги: #Импортозамещение #Индустриализация #Сельхозмашиностроение #СПИК
Ещё по данной теме