Конкурс журналистов
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Кремниевые рубежи

Насколько самодостаточной должна быть микроэлектронная индустрия в стране, обладающей экономическим суверенитетом?
Кремниевые рубежи
Теги: #Импортозамещение #Микрон #Производство #Промышленность #Технологии #Цифровая экономика

С этим вопросом «Цифровые Закупки» отправились на самое наукоемкое производство этого профиля в РФ – ПАО «Микрон» в столичном Зеленограде.

Осколок исчезнувшей цивилизации сохранил ресурсы и компетенции для полноценного развития: на сегодняшний день «Микрон» – это лучшее, что есть в России для рывка в следующий технологический уклад.

Экскурсию по стеклянным лабиринтам завода и его производственным площадям, по крайней мере, тем, которые не засекречены, провела заместитель генерального директора по управлению коммуникациями Ольга Пестерева.

Только собственная микроэлектроника дает достаточный уровень технологической независимости и безопасности. Первостепенная задача состоит в том, чтобы свое производство обеспечить внутренними заказами, нарастить до нужных объемов.

– Сейчас нам в России технологически доступен только определенный, достаточно узкий спектр микроэлектронной продукции. Недостающие элементы мы все равно вынуждены закупать у иностранных производителей, – рассказывает Ольга Пестерева. – Наша отрасль сама по себе является очень сильно интегрированной. Нет ни одной страны в мире, которая бы перекрывала абсолютно все потребности микроэлектроники силами собственной промышленной базы. Однако важно, чтобы у государства в руках оставались ключевые позиции, критическая инфраструктура.

Именно для этого в России сегодня пытаются скорректировать Закон о закупках. Задача не в том, чтобы заместить иностранное (на данном этапе это значит отрезать себя от технологий). Нормативная база должна быть сконструирована таким образом, чтобы позволять встраивать появляющиеся российские решения, аппаратуру и компетенции в существующие на рынке программные продукты, в том числе иностранные.

– Один из свежих примеров – это национальная финансовая система «Мир», для которой мы создали банковский чип, – комментирует Ольга Пестерева. – Тот самый пример, когда на аппаратном уровне самый критичный элемент финансовой системы разработан, сделан в России и полностью контролируется российским Правительством.

Есть еще ряд примеров – это целая парадигма чипированных документов нового образца: полисы медицинского страхования и т.п. , которые могут делаться на чипах, разработанных в недрах «Микрона». Это гарантирует необходимый уровень безопасности персональных данных. Пожалуй, «Микрон» – единственное предприятие России, где действительно начали работать над созданием интернета вещей. Микропроцессор «Микрон» для криптозащиты интернета вещей может использоваться в любых вариациях. По факту на микроне уже создали фундамент для защиты критической инфраструктуры интернета вещей от внешнего воздействия.

– Чип-модуль для цифрового паспорта мы делать уже готовы. У «Микрона» есть соответствующая линейка оборудования, которую мы ранее показывали. Есть необходимые квалификации. Постоянно расширяем производство и способны обеспечить весь объем этих модулей. Если есть возможность использовать российские программы, считаем, конечно, следует опираться только на них, – уверена Пестерева.

Что касается происхождения микроэлектронной продукции, то здесь действуют несколько иные критерии оценки, чем в других отраслях производства.

Аршином по микросхемам

«Локализацию следует закладывать еще на этапе заключения контракта»

«Российскость» микросхем может быть первого и не первого уровня. Если продукт разработан в РФ и произведен полностью из российских компонентов, то это первый уровень. Но также есть предприятия, которые производят здесь, в России, из иноземных комплектующих, но по своей технологической цепочке. Их технология частично локализована. Это гораздо лучше, чем осуществлять сборку за рубежом. Однако….

– Однако, всякий раз покупая решения и оборудование какого-то иностранного производителя, мы по факту вкладываем деньги в его отрыв от российских технологий, – объясняет Ольга Пестерева. – В свою очередь, базовая аппаратная продукция «Микрон», если ее использовать в комплексных продуктах с иностранной компонентной базой и софтом, уже может использоваться как повод для постепенной локализации производства. Для этого требуется закладывать локализацию еще на этапе заключения контракта таким образом, чтобы контрактом предусматривалась возможность встраивать российские разработки в систему (независимо от области ее применения). Цифровые платформы всегда подразумевают заложенную аппаратуру и софт, который так и останется иностранным, если ничего не делать! Нужно при планировании закупок продумывать заранее шаги по локализации. По мере появления возможностей будет происходить процесс замещения отечественными комплектующими и софтом. Сообразно с этой логикой должна выстраиваться и господдержка отрасли, – убеждена Пестерева.

Это полностью соответствует целевым показателям нацпроекта «Цифровая экономика». Но кроме денег и времени, чтобы не отстать от иноземных флагманов микроэлектронного производства, русской индустрии не хватает нормативной базы.

На «Микроне» считают 878-е постановление Правительства (Реестр продукции отечественного производства) очень конструктивной мерой поддержки. Она позволит получить предварительную объективную картину, что в Росси есть своего, определить слабые зоны. Затем надо сравнить по функционалу с тем, что потребуется российской экономике завтра, и оценить свои реальные возможности.

Игра в техзадание

В отрасли с таким колоссальным мультипликативным эффектом, капитализацией и политическим значением есть искусственные препятствия для внедрения российских продуктов, продиктованные отнюдь не технологическим отставанием, а банальным лоббированием иностранных интересов.

– Когда ты что-то собираешься купить, ты имеешь возможность написать ТЗ под конкретного производителя. Сегодня эта негативная практика в основном используется, когда люди пишут ТЗ под конкретного иностранного производителя. Они идут по пути наименьшего сопротивления (там все понятно, знакомо и деньги платят). Если не иметь альтернативных рычагов воздействия со стороны государства, то так и будет происходить дальше, – говорит Ольга Пестерева.

Но ведь то же самое, по словам эксперта, можно сделать и в пользу отечественного производителя. Тот же самый инструментарий в техническом задании можно применить в целях развития национальной микроэлектронной базы. Использовать оружие лоббистов против них самих.

Шпионаж и вредительство

Мы попросили прокомментировать недавний казус с иностранным оборудованием Газпрома, которое было дистанционно выведено из строя зарубежным поставщиком. Весьма поучительный пример уязвимости критически важных отраслей российской экономики. А ведь иностранные продукты (причем не только софт) используют почти все крупнейшие энергетические и промышленные корпорации России.

– Контролировать все процессы можно только, когда ты видишь код, когда можешь уверенно сказать, что не заложено никаких ловушек и дополнительных возможностей. То же самое с аппаратной частью, где может быть встроенный софт, – рассказывает Ольга Пестерева. – Современные продукты микроэлектроники позволяют сделать так, что вы никогда не обнаружите закладку, при попытке идентификации она самоуничтожается. Следовательно, можно контролировать только то, что сделано на своей аппаратной базе. Можно сложить лапки и позволить управлять своими промышленными гигантами и своими системами безопасности добрым людям со стороны. Но однажды это доставляет проблемы, и достаточно одного такого раза! Никаких способов защититься, кроме как иметь в своих руках на аппаратном уровне средства контроля, не существует. При этом нельзя сказать, что владение такими аппаратными средствами является сверхзатратным. Есть способы, не ломая архитектуру готовых программных продуктов, получить определенный уровень контроля сверху.

Понимают ли сами заказчики и потенциальные потребители цифровых технологий, что именно им нужно использовать?

– Они покупают готовые системные решения. При этом почти никто не задумывается, на чьей архитектуре они построены. Все покупается в виде готового софта: приобретается комплексный сервисный продукт – услуга на определенный отрезок времени. Однако есть существенная разница: на контролируемой базе эта услуга создана или на неуправляемой, – отвечает Ольга Пестерева.

Сейчас «Микрон» заинтересован в продаже готовых программных решений. Поэтому в разных формах предприятие выстраивает взаимодействие с компаниями – разработчиками аппаратного софта. Речь идет о комплексной работе – создании экосистемы для предприятия или для институтов социального обслуживания. На базе «Микрона» начали возникать такого рода союзы, которые позволяют национальной промышленности и бизнесу двигаться вперед, сохраняя безопасность и повышая эффективность производства.

Автор: Андрей Троянский