Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

«Кемска волост» в микроэлектронике и хай-теке

Почему правила игры на российском рынке устроены в пользу иностранных корпораций?
«Кемска волост» в микроэлектронике и хай-теке
Теги: #Импортозависимость #Микроэлектроника

Несмотря на амбициозные планы по воссозданию и развитию автохтонной микроэлектронной промышленности, в России пока с трудом удается сберегать и те уцелевшие производственные ресурсы, которые имеются на текущий момент. Трудности отечественным предприятиям создает не только давление иностранных поставщиков, но и российская нормативная база, которую никак не удается развернуть в пользу технологического суверенитета. Закон оказался полем борьбы за внутренний рынок.

При этом нельзя назвать отечественных производителей пассивными наблюдателями. Через отраслевые объединения, Союз машиностроителей, комитеты Государственной Думы российские промышленники пытаются доводить свои нужды до законодательных институтов. Но «телега импортозамещения» не движется в нужную сторону. Крайне важным со стороны российских разработчиков и производителей микроэлектроники был пакет предложений о дополнении Федерального закона 488 «О промышленной политике» системой идентификации российских производителей. Однако, эти выверенные, и буквально выстраданные отраслевым сообществом  предложения до сих пор не возымели юридического статуса, не нашли отражение в нормативных актах.

Исчерпывающий анализ ситуации сложившейся в нормативно-правовой базе импортозамещения представила на форуме «Армия -2021» Светлана Аппалонова, президент Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов. Пройдемся по тезисам этого доклада.

Президентом России поставлена цель – достигнуть технологического суверенитета – то есть владения собственными технологиями, с параллельным формированием рынка этих технологий. Правительство взяло курс на возрождение отечественной микроэлектроники, в том числе через создание рынка Евразийского союза, где должны действовать правила, благоприятные для продвижения нашей продукции.

Совершенное безумие идти к этой цели, без правильно сформулированных критериев (что есть российское производство, и что такое российская продукция). Ответить на эти вопросы, невозможно, не имея экспертизы, нацеленной на прозрачную и объективную оценку принадлежности технологий российской стороне.

В законе не указано

Заместитель председателя правительства Юрий Борисов уже дважды (в 2019 и 2020 годах) давал поручение – законодательно закрепить определение «Российский товар, работа, услуга» и «Российский производитель». По неизвестным причинам федеральные органы исполнительной власти  не уделяют этому должного внимания.

Удивляют ответы ФОИВов на запрос, что делается по данному поручению? Ответы в том духе, что таких определений в федеральных законах у нас нет, зато есть другие понятия.

В 719 постановлении правительства, на которое пытаются ссылаться в этих ответах, конкретного определения «российской продукции» не содержит. Есть понятие «продукция, произведенная на территории РФ». А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Также в ответах дословно указывается, что «ПП-719 было принято в целях стимулирования иностранных и отечественных производителей по локализации производства на территории РФ».

Таким образом, по наивной прихоти (или по намеренному недомыслию) чиновников в России до сих пор нет единого определения «российской продукции», а также нет дифференциации между продукцией «российского происхождения» (т.е. товар с российским технологическим базисом) и «продукцию, произведенную на территории РФ» (по иностранной лицензии и с чужой интеллектуальной собственностью). Именно с этого начинаются проблемы российских производителей в России, а говоря по-простому, их бесправие перед амбициями иностранных корпораций на внутреннем рынке РФ.

Хуже того, все меры государственной поддержки в равной степени распространяются как на разрабатываемую в России, так и на локализованную продукцию. Наши иностранные партнеры несказанно рады и говорят спасибо. Нельзя не заметить, что локализованное производство может быть прекращено в любой момент. В промышленной истории уже масса примеров такого медвежьего партнерства.

Приоритеты технологической независимости не зафиксированы на уровне федеральных законов.

В этой связи Ассоциацией производителей электронной аппаратуры и приборов обнаружены следующие перекосы нормативной базы:

  • Выбор критериев должен быть направлен на решение главной задачи – достижение технологического суверенитета, а не узковедомственных, корпоративных или частных задач.
  • Решения по части критериев (например, «структура собственности») принимаются крайне медленно. Так, по телекому российский контроль (владение технологиями) был принят в 2011 году, а для другой радиоэлектроники процесс требования российского контроля начался в 2019 году и продолжается до сих пор.
  • По микроэлектронике в течение двух последних лет неоднократно менялись решения. И в крайней редакции, при постоянной мантре о возрождении микроэлектроники, сейчас предлагается откуп от использования российских микросхем.
  • В 2019 году «Ростелеком» внедрил свою методику определения «российскости», которая заточена не на владение технологиями, а на снижение рисков операторов от претензий третьих сторон.
  • Минцифры планирует отвечать за прогнозирование спроса на радиоэлектронику, выработку мер господдержки, вопросы повышения конкурентоспособности российской продукции. К министерству перейдет функция разработки критериев для признания компаний разработчиками отечественной продукции, чтобы они могли претендовать на госфинансирование проектов и льготы.

Критерии должны служить общегосударственным интересам, определенным Президентом и председателем Правительства. Об этом подзабыли те, кто обладает компетенциями по их определению, считает  президент Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов Светлана Аппалонова:

– Хотелось бы остановиться на недавно утвержденных принятых требованиях импортозамещения в части микросхем для вычислительной техники и новой формулы расчета локализации для телеком-оборудования. Сейчас предлагается, по сути, откупаться от использования российских микросхем, хотя очевидно, что за деньги технологический суверенитет не купишь. 23 августа сего года вступил в силу приказ, вводящий новую формулу расчета локализации в отрасли телеком-оборудования. Теперь, если по данной формуле в РФ проведена хотя бы одна производственная операция (например, выпущена плата вентилятора или RFID-метка), то соответствующий коэффициент становится единицей. А это значит, что по новой балльной системе нужного уровня локализации без труда достигнут все желающие без исключения. Мы не понимаем логики такого расчета. Подобный подход удаляет нас от поставленной цели импортозамещения, – считает Аппалонова.

Кто владеет технологией – тот «рулит» экономикой

В 2020 году государство выделило на организацию выпуска «железа» на отечественной компонентной базе, включая процессоры «Байкал» 250 млн рублей – это чуть менее 3 млн долларов. В сравнении с инвестициями зарубежных компаний, где счет идет на десятки (а в некоторых случаях даже сотни) миллиардов долларов – это капля в море. Конечно, зачастую государству с его скромным бюджетом не под силу соревноваться с инвестициями корпоративных монстров. Однако, есть примеры, когда государство в этой борьбе побеждает. Полтора года назад США перекрыли китайским компаниям доступ к американским микросхемам. Поначалу соответствующие направления в КНР заметно просели, но поскольку в Поднебесной готовились к такому сценарию – то в короткий срок смогли возобновить производство уже на своей компонентной базе.

– Вот почему во главу угла необходимо ставить разработку и владение технологией, – говорит Светлана Аппалонова. – При этом производство можно размещать и на территории стран-партнеров ЕАЭС, если для них это экономически и политически целесообразно. Пока мы видим шаги, которые не повышают эффективность импортозамещения, а усугубляют импортозависимость российской микроэлектроники. Продолжается борьба между двумя экономическими парадигмами, которая снижает темпы развития отрасли.

По словам эксперта, из-за отсутствия работающего механизма обратной связи с законодателями отрасль сегодня может действовать только реактивно – реагируя на уже принимаемые решения. На фоне тотальной борьбы за рынки сбыта и ускоряющихся процессов приватизации технического прогресса узкой группой мировых экономических лидеров, такая ситуация может оказаться гибельной для всей микроэлектроники в РФ. Можно просто оказаться за точкой невозврата, когда бежать за паровозом прогресса будет уже бессмысленно.

В Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов предлагают сменить подход к разработке, обсуждению и информированию предприятий о планах разработки нормативно-правовых актов, регулирующих работу отрасли. В пояснительной документации предлагается в обязательном порядке указывать, каким образом тот или иной нормативно-правовой акт – способствует достижению цели, поставленной государством.

Юридическая казуистика – это довольно слабая защита от амбиций зарубежного капитала. Но возможно это позволит усовершенствовать политику государства, сделать ее более целесообразной и последовательной, устранив откровенные разночтения в законе.

В условиях несовершенства и размытости нормативной базы в области импортозамещения , надежды российской микроэлектроники могут быть связаны с теми положениями закона, которые предполагают однозначную трактовку. Например, с требованиями по критической информационной инфраструктуре – до конца года должны быть приняты соответствующие правила работы в рамках указа Президента. Еще одно перспективное ожидание касается запрета на иностранную электронику в рамках ФЗ-44. По данным Минэкономразвития, соответствующий законопроект находится на согласовании в Правительстве, а его принятие, с большой долей вероятности, ожидается в октябре-ноябре текущего года.

Автор: Артур Королев

10 сентября 2021, 17:05
361
Теги: #Импортозависимость #Микроэлектроника