Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Гражданский буксир для оборонного комплекса

Проектное управление поможет предприятиям ОПК выйти на внутренний рынок
Гражданский буксир для оборонного комплекса
Теги: #диверсификация #Инвестпроекты #Казначейское сопровождение #Минэкономразвития

На площадке XVI Всероссийского Форума-выставки ГОСЗАКАЗ Минэкономразвития РФ выступило с предложением построить систему стимулов индустриального роста для отечественных предприятий. В позитивную динамику диверсификации российского ОПК, верится с трудом.  

Заместитель директора Департамента развития контрактной системы Минэкономразвития России Сергей Икрянников, в частности, отметил, что положительные сдвиги есть, но они носят эпизодический, а не системный характер. Требуются не одноразовые победы, а рост серийного производства наукоемкой продукции. Решение данной проблемы лежит в трех плоскостях: а) поощрение и выращивание квалифицированных кадров диверсификации; б) четкие KPI для финансового блока диверсификации; в) понятные критерии эффективности для индустриального сектора.

Диверсификацию критикуют за ее добровольно-заявительный характер, отсутствие внятной системы расчетов, а значит – и отсутствие экономической дисциплины. За невыполнение объемов национальных квот не предусмотрено никакой ответственности. Многие предприятия ОПК изначально имеют гражданскую продукцию в своей линейке, поэтому записывать ее в число достижений диверсификации (как это происходит сейчас) нецелесообразно. Минэкономразвития занимается разработкой критериев диверсификации.

По словам Сергея Икрянникова, предприятиям ОПК будут устанавливаться конкретные показатели по достижению роста выручки от продукции гражданского назначения и ответственность за их недостижение. Соответствующий законопроект уже поддержан комиссией по законопроектной деятельности и направлен в Государственную Думу.

Очевидна также проблема недостаточной детализации национальных квот на закупку высокотехнологичной продукции. Перечни продукции, подлежащей квотированию, опубликованные Минпромторгом, остаются абстрактной величиной для предприятий оборонного комплекса. Одних обещаний гарантированного сбыта явно недостаточно для запуска рискованных и крайне затратных производственных процессов.

От самой военно-промышленной среды все чаще звучит требование, что программы государственного стимулирования промышленных закупок должны содержать условие об авансовых платежах. Это скажется и на себестоимости сложных продуктов, и на их рыночной цене для заказчика. Если бы государство осмелилось прописать авансовые выплаты для производителей как обязательное условие, на вход банков в госпрограммы по кредитованию производства, диверсификация «побежала» бы значительно скорее. Есть единственный объективный способ распутать этот гордиев узел.

– Мы предлагаем перейти непосредственно к проектному управлению в рамках диверсификации предприятий ОПК, – говорит Сергей Икрянников. – Берем компанию оборонного сектора, образно говоря, «за руку» и реализуем проект. Это позволит устранить массу осложняющих факторов: одни банки предлагают странную финансовую модель, другие требуют бизнес-план, кому-то бюджетную субсидию не предоставили, у кого-то возникли сложности с оформлением имущества. Все это осложняется тем, что госзаказчик не дает информацию в консолидированном виде. Наши оборонные компании не знают, что конкретно нужно заказчикам. Поэтому предлагаем четко прописать в 488 Федеральном законе («О промышленной политике в Российской Федерации») понятие «проектное управление гражданских проектов компаний ОПК». Это позволит оперативно устранять узкие места на пути инновационных индустриальных продуктов. Наконец, весьма важный момент. На наш взгляд, специальные условия для поддержки гражданской продукции, механизмы создания спроса до конца еще не сформированы. Квота закупок, конечно, существует, но как она применима на практике к конвейеру ОПК – еще не ясно.

Кроме того, в Минэке предлагают сделать акцент на интересах работников предприятий ОПК, которые непосредственно задействованы в реализации гражданских проектов. – По нашему общению с коллегами, складывается впечатление, что они не защищены. Не во всех компаниях утверждены положения ключевых показателей эффективности в сфере оплаты труда, – пояснил Сергей Икрянников. – Многим из них не выплачивают премии.

Минэкономразвития направило соответствующие предложения о поощрении специалистов, занимающихся диверсификацией Военно-промышленной комиссии. Такие бонусы должны быть закреплены на законодательном уровне.

Как и ожидалось, диверсификация столкнулась с жестким финансовым дефицитом. Банковский сектор излишне осторожен в кредитовании оборонного комплекса.

– У ОПК по гособоронзаказу очень низкая рентабельность 4-5%, при том, что мировые производители имеют 10% -15% и 20%. И плюс, им еще деньги на спецсчетах блокируют. При этом банки повсеместно используют концессионный принцип – подразумевающий привлечение собственных средств в размере 30%. У оборонных предприятий этих средств просто нет физически. Поэтому нужно предельно аккуратно выставлять целевые показатели для институтов развития, инвестиционных фондов, – пояснил Сергей Икрянников. – Мы уже предложили вынести на рабочую группу Коллегии военно-промышленной комиссии – законопроект о введении понятия «формула экономической устойчивости функционирования предприятия ОПК». Это позволит осуществлять финансовое сопровождение предприятий, страховать их научно-промышленное развитие в условиях рыночной турбулентности и отсутствия заказов. Идите и ищите заказы на рынке – это не решение проблемы.

Владимир Гутенев, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике:

– Для нас чрезвычайно важно, чтобы предприятия ОПК, используя механизмы государственных закупок, смогли занять часть внутреннего рынка. В прошлом году, под занавес весенней сессии  мы приняли закон о квотировании, который открывает колоссальные возможности перед российской промышленностью, оцениваемые экспертами в 1,4 трлн рублей (в рамках нацпроектов). Это деньги, которые должны достаться трудовым коллективам, учредителям и акционерам.

Какие бы баснословные деньги ни готово было потратить государство, путь оборонных предприятий на гражданский рынок может быть только предсказуемым, понятным и рентабельным для всех участников – как сценарий. Поэтому в нем не остается места для рыночных импровизаций. Тем не менее, в правительстве страны не оставляют попыток привлечь в промышленные проекты частный капитал. На федеральном уровне для этого предусмотрен механизм СПИК (специальных инвестконтрактов), где инвесторам обещаны значительные льготы и механизм страхования вложенных средств. В регионах также намерены насаждать концессионные практики, адресованные предприятиям ОПК. Возможно, это станет стимулом для местного бизнеса.

Константин Долгов, заместитель председателя Комитета Совета Федерации РФ по экономической политике:

– Одна из наших законопроектных инициатив – предоставить предприятиям ОПК право в течение двух лет без торгов заключать региональные концессии, но только при условии поставок российской продукции и технологий. В федеральном масштабе уже с концессиями сделаны важные юридические шаги. Теперь бы мы хотели спроецировать данные схемы на региональный уровень. Это очень важно для адресной поддержки предприятий ОПК на местах. При этом важно пойти именно законодательным путем.

Многие эксперты форума ГОСЗАКАЗ отмечали, что проблемой диверсификации является венчурная природа промышленных инвестиций, что не очень удобно для кредитных организаций. Однако, когда эта аргументация звучит со стороны банков, она выглядит не убедительной.

Ведь у оборонного комплекса уже есть технологический ресурс, инфраструктура, колоссальные производственные и кадровые мощности, несопоставимые со скромным потенциалом коммерческих компаний (которые банки, якобы более охотно готовы кредитовать). В одном только Ростехе работает порядка 600 тыс специалистов. В структурах ОПК страна сохранила профессионалов с идеальной выучкой и исполнительской дисциплиной. У частного бизнеса нет, и не может быть, такого человеческого капитала. Поэтому он выглядит гораздо менее интересным и менее рентабельным для кредиторов. Раз банковский подход не эффективен, значит дело в экономическом мышлении… Может быть для наукоемких проектов диверсификации требуется прямое бюджетное обеспечение, казначейское сопровождение, ручное управление и «принудительный» государственный интеллект?

Автор: Андрей Троянский

Ещё по данной теме