Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Госкомпании за бортом национального режима

В России отсутствуют механизмы регулирования и контроля корпоративных закупок в контексте импортозамещения
Госкомпании за бортом национального режима
Теги: #Госкорпорации #Импортозамещение #ФЗ-223

С 5 августа правительство расширило полномочия Минфина, которому теперь официально разрешено мониторить закупки госкомпаний и корпораций. Это повод для разговора на серьезную тему.

Во-первых, почему такая функция в принципе отсутствовала у государства? Дело не в каких-то системных сбоях, а в том, что такие полномочия не предполагались даже в теории. В предыдущей редакции Положения о Минфине не было ни слова о 223-ФЗ. И это утопический либерализм уровня «Африка»: ведь закупки госкомпаний и корпораций – это основа российской экономики. В прошлом году их объем составил 17% национального ВВП. В этих процентах заключается практически вся наукоемкая (за исключением оборонки) часть национальной промышленности, в них сосредоточен технологический суверенитет России. Именно корпорации являются основными заказчиками высокотехнологичной продукции, основными инвесторами научных институтов и НИОКР.

Во-вторых, зачем весной, ссылаясь на международные санкции, сам Минфин разрешил скрыть ту скромную часть закупок госкомпаний, которая являлась видимой для государственного контроля? Соответствующие изменения были приняты в рамках 104-ФЗ от середины апреля. И вот совершенно внезапно выясняется, что министерству теперь не хватает данных для контроля, поскольку все скрыто, нечего мониторить. С 1 апреля 2023 года эти скрытые данные Минфин предлагает снова вернуть в зону обзора. Почему именно с первого апреля?…

«Не все заказчики по 223-ФЗ вышли из ЕИС, а только те, в отношении которых введены санкции. Дополнительно имеется отчетность о договорах (ч. 19 ст. 4), но она не содержит детальной информации, кроме информации о заключении договора и достижении квот закупок отечественной продукции», — говорится в сообщении ведомства.

На этом фоне сверкающими красками играет новый закон, только что подписанный Президентом: «О контроле над деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». В нем предусмотрен запрет участия иностранных агентов в закупках по Законам № 44-ФЗ и 223-ФЗ. Что тут сказать? С предварительно завязанными глазами будет крайне трудно рассмотреть, у кого и на сколько наши дорогие корпорации закупают. Ведь закупки у иностранных агентов теперь засекречены…

Напрашивается вполне закономерный вопрос: что такого особенного потребовалось  скрывать госкорпорациям от государства, чего госорганам не следовало знать?

Если речь идет о закупках подсанкционной продукции и комплектующих, то достаточно было ограничиться только легализацией параллельного импорта.

Если речь идет о тактической маскировке экономической деятельности в целях безопасности, –то почему нельзя было воспользоваться уже отлаженной схемой засекречивания закупок силовых органов, которую вполне успешно применяет  Федеральное казначейство. При этом сами закупки и работа по исполнению контрактов остаются вполне себе прозрачными для кого надо (только они размещены в закрытой части ЕИС).

Наконец, если речь идет о защите иностранной интеллектуальной собственности, то эту защиту давно пора пересматривать в пользу национальных интересов. И в самом срочном порядке реформировать нормативную базу, вернее будет сказать, создавать с нуля собственную, формулировать и принимать патентное право в интересах своей страны. В этой отрасли РФ использует не просто чужеродную, а откровенно враждебную правовую систему координат, являясь, по сути, неравноправной технологической колонией для своих неблагонадежных индустриальных партнеров.

Напрашиваются как минимум три оперативных решения, которые до сих пор не приняты:

  1. обязательное раскрытие технической документации для всей без исключения импортной продукции, поставляемой из-за рубежа;
  2. легализация нормы о присвоении интеллектуальной собственности компаний, принявших решение уйти из российской юрисдикции (это касается, в том числе и российских компаний);
  3. понятные и прозрачные правила локализации интеллектуальной собственности, ориентированные не на отверточную крупноузловую сборку, а на постепенное присвоение технологического процесса вместе со средствами производства.

На наш взгляд, мотивом для необычных решений Минфина было отсутствие регулирования именно по третьему варианту.

К сожалению, правительство откладывает на потом один перезревших вопросов национальной экономики. Разговор о том, что необходимо срочно разбираться со статусом интеллектуальной собственности ведется с весны. Он стал одним из острых тем дискуссии на XVII Всероссийском Форуме-выставке «ГОСЗАКАЗ» в апреле. Но насколько нам известно, никаких законотворческих подвижек на этом направлении нет.

Вернемся к хроническим дефектам 223-ФЗ. Первый и самый главный из них касается закупок продукции, оборудования или услуг российского происхождения. Для корпораций эта функция носит сугубо заявительный характер. Ни один из масштабных проектов с участием огромных государственных денег, будь то строительство инфраструктуры для Севморпути, разведка и добыча новых месторождений, создание транспортной и инженерной инфраструктуры не предполагает никаких серьезных обязательств и требований к госкорпорациям в части приобретения и использования российской техники, технологий, НИОКР….

Прежним вице-премьером Юрием Борисовым была предпринята амбициозная попытка переломить ситуацию через механизм национальных квот. Этот механизм был легализован парламентом, заработал на уровне региональных закупок. Далее предполагалось, что квотирование задействуют и в масштабе корпораций. Под это Минпромторгом России и Федеральным казначейством готовились техническая и нормативная платформа.

Однако, на наш взгляд, корпоративные заказчики сейчас недостаточно используют механизм национальных квот.  Об этом косвенно свидетельствуют и данные недавнего Совета по стратегическому развитию и национальным проектам под председательством Президента, на котором была детально разобрана политика инвестиций корпораций и госкомпаний в так называемые сквозные технологические проекты. Некоторые госкомпании были подвергнуты жесткой критике со стороны Владимира Путина за отсутствие результатов по сквозным технологическим проектам и за скромные инвестиции в их развитие. Мы привыкли, что корпорации демонстрируют прорывные результаты работы по импортозамещению на выставках и в новостях. Вместе с тем, объективная достоверная статистика по реальным закупкам отечественной техники, оборудования, программ корпоративным сектором отсутствует как класс.

В сегменте 223-ФЗ информация о закупках продукции отечественного происхождения до сих пор не является репрезентативной. Нет привязки к КТРУ, которая не позволяет проводить закупку иностранной продукции под видом отечественной. Об этом на XVII Всероссийском Форуме-выставке «ГОСЗАКАЗ» сообщал Минпромторг. Этот дефект законодательства позволяет госкомпаниям обходить квоты с преднамеренным использованием неточного кода. А в отчетах по квотированию показывать государству филькину грамоту. К тому же, эти отчеты для корпораций остаются жестом доброй воли. Никакой ответственности за их отсутствие не предусмотрено, как и ответственности за неисполнение квот. Достоверная статистика закупок российской продукции и российских услуг корпорациями отсутствует как класс.

В этой связи также напомним, что по итогам Форума-выставки «ГОСЗАКАЗ» вице-премьер подписал поручение, где, в частности,  Минфину, Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службе ставилась задача «обеспечить нормативное закрепление в законе «О промышленной политике» понятий – «российская работа» и «российская услуга»». С вытекающими подзаконными последствиями в реестре контрактов, реестре договоров и едином реестре российской радиоэлектронной продукции. Поясним, что законодательное закрепление этих понятий и их дальнейшая увязка с отчетами корпораций по национальным квотам, автоматически превращает отчеты по квотированию в рамках 223-ФЗ в юридически значимый документ.

Предполагалось, что правительство и ужесточит вопрос национальных квот по 223-ФЗ в рамках дальнейшей реформы законодательства.

Факт остается фактом: 223-ФЗ при (всех своих несомненных достоинствах) содержит совершенно чудовищный изъян – отсутствие каких-бы то ни было правовых оснований влиять на закупки корпораций у российских производителей. У этого корабля огромный трюм, но ему забыли приделать дно. Поэтому национальные богатства и ресурсы в нем тонут безо всякой практической  пользы для страны.

Автор: Андрей Троянский

8 августа 2022, 19:08
394
Теги: #Госкорпорации #Импортозамещение #ФЗ-223

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.