Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Деньги малой индустриализации

Профильный комитет Госдумы сделал предложение, от которого нельзя отказаться. Что ответит Правительство РФ?
Деньги малой индустриализации
Теги: #Индустриализация #МСП #Промышленность #ФРП

Экономические власти страны достаточно настойчиво вменяют функцию деятельного импортозамещения именно малому и среднему производственному бизнесу. Допустим, это верный курс. Но, в таком случае, государство должно кое-что сделать, чтобы этот курс действительно стал направлением развития, а не остался красивой демагогией.  

Самый эффективный рынок сбыта для России сегодня – это внутренний рынок. Ежегодный объем импорта здесь составляет порядка 300 млрд долларов. Часть этого пирога даже без существенных структурных изменений в экономике страны могла бы доставаться российским компаниям.

– В стране есть все, что необходимо для выстраивания новой индустриализации и замещения импортной продукции отечественными аналогами, – считает председатель Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Владимир Гамза. – Но необходимы инвестиции в наш внутренний потенциал. Производственная база уже создана, ее необходимо дотянуть до нужного уровня.

По словам эксперта, для запуска реиндустриализации страны необходимо пересмотреть принципы инвестиционной и кредитно-денежной политики:

– У нас рост вложений в науку и НИОКР на протяжение последних 10 лет был в два раза ниже, чем инфляция! Надо начать вкладывать деньги в производственный комплекс России. Ничего не происходит без инвестиций. Это общепринятая практика всех развитых экономик: сначала создавать специальные отраслевые программы развития, в которые затем втягивается бизнес. – Мы почему-то эту функцию формирования отраслей свели к созданию государственных коммерческих корпораций, – отмечает Владимир Гамза.

Государство должно выступать как инвестор на первой линии, формируя долгосрочный заказ и гарантированный сбыт будущей продукции, а также ключевые правила работы отрасли. Бизнес включается в дело, когда уже созданы эти механизмы, когда сложились ее основополагающие контуры отрасли. Предприниматели и частные компании не могут построить такие полноценные системы производства и сбыта с нуля. Для них такая работа является нерентабельной, поскольку затраты на создание продукции без развитого рынка являются очень высокими.

Президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Сергей Катырин также считает, что для включения бизнеса в реальные производственные процессы импортозамещения нужны не только посулы и льготы. Требуются программы с понятными техническими заданиями и правовые гарантии.

– Многие говорят, что бизнес должен включиться в производство аналогов импортной продукции. Предприниматели нам задают вполне логичный вопрос: после того как мы вложим деньги и начнем производить, – где гарантия, что рынок не вернут зарубежным корпорациям после изменения геополитической ситуации? Чтобы производственный бизнес включился в работу по импортозамещению – надо обозначить четкие условия этой работы. Ожидания того, что зарубежные поставщики вернутся на свои места, – они у всех есть, – говорит Сергей Катырин.

Нормативные барьеры и двусмысленности  

Сейчас одна из объективных проблем промышленного бизнеса, с которой регулярно сталкиваются в ТПП РФ – это подтверждение обстоятельств форс-мажора. По внешнеторговым контрактам вся система достаточно хорошо отработана и снабжена понятной нормативной базой. Однако вопросы так называемого «внутреннего форс-мажора» решаются с большим трудом.

Если, к примеру, не получена определенная импортная деталь, то встает вся производственная цепочка, включая все смежные предприятия, задействованные в ней. При этом, только одна компания может обосновать эту ситуацию как форс-мажор по внешнему контракту. А все остальные обратиться за «индульгенцией» в закупках не могут, поскольку общались не с зарубежными поставщиками, а со своим российским генподрядчиком.

Торгово-промышленная палата подтвердить форс-мажор в таких условиях не может. Поскольку 401 статья Гражданского кодекса не позволяет этого сделать. В ней, в частности, сообщается, что отсутствие на российском рынке запчастей или материалов не является форс-мажором. – С первого марта мы бьемся над разрешением этой ситуации, однако наши усилия до сих пор не увенчались успехом. Обращались в Верховный суд, в Государственную Думу и в Правительство РФ, – рассказал Сергей Катырин.

Примечательно, что выдача документа о форс-мажоре не освобождает от исполнения обязанностей по контракту. Однако это снимает штрафные санкции в случае их неисполнения. Как правило, заказчик и исполнитель по контракту стараются найти конструктивное решение проблемы без обращения в судебные инстанции: обе стороны понимают, что столкнулись с обстоятельствами непреодолимой силы. Однако отсутствие официального решения по данному вопросу приводит к остановке экономической деятельности, сдвижке сроков по контрактам во всех отраслях, особенно там, где есть высокая зависимость от импортных комплектующих. По словам С. Катырина, все замерли в ожидании четкого регулирования по данному вопросу.

Оборотные средства и гарантированный сбыт

Вовлечение бизнеса в производственные программы импортозамещения невозможно: а) без формирования внятных правил работы и юридических гарантий устойчивости компаний в государственных и корпоративных закупках; б) без дружественной кредитно-финансовой политики.

Если первый пункт худо-бедно обеспечивается законодательством о контрактной системе и новшествами 223-ФЗ, которые содержат значительные уступки для МСП. То с инвестициями и доступными деньгами для среднего производственного бизнеса все очень плохо. Несмотря на жесткие санкции, логистические риски, издержки и даже опасность остаться без сервисной поддержки, завозить иностранную продукцию по схемам параллельного импорта в Россию все равно гораздо выгоднее, чем запускать свое «альтернативное» производство на своей земле. В первую очередь, это следствие недокредитованности российского индустриального сектора.

Компаниям, даже обладающим достаточными компетенциями, банально негде взять деньги под адекватный процент, на расширение конвейера и увеличение объемов выпуска, не говоря уже о переоборудовании предприятия или освоении новой номенклатуры изделий.

В этой связи необходимы срочные финансовые меры стимулирования внутреннего спроса и поддержки отечественных производителей, считает Глава комитета Госдумы по промышленности торговле Владимир Гутенев.

«Необходимо обеспечить конкурентные преимущества отечественным производителям с упором на малый бизнес, давая ему бо́льшие преференции и доступ к «быстрым и дешевым деньгам», – считает Гутенев.

Комитетом ГД были суммированы предложения локальных Экспертных советов, на основании которых были разработаны специальные меры поддержки.  Одна из них – программа стимулирования развития отрасли через возвратные льготные займы ФРП (сроком до 15 лет под 1% годовых в размере 80% от бюджета проекта). Предложение Комитета направлено новому вице-премьеру Денису Мантурову.

Напомним, что в июле вышло правительственное постановление о докапитализации региональных фондов развития промышленности за счет федеральных средств на ₽ 4,3 млрд.  Это создает новые возможности для работы на местах и вполне покрывает предложение Комитета ГД по промышленности и торговле. Не секрет, что средний производственный бизнес не слишком жалует программы ФРП. Сказываются высокие входные пороги и слишком короткие циклы окупаемости проектов. Предоставление более широких полномочий региональным властям, понимающим специфику местных рынков, должно решить эту проблему.

В июне авторитетный  телеграм-канал «Империя курильщика» проанализировал программы ФРП, с точки зрения доступности для среднего промышленного бизнеса. Имеет смысл процитировать эту аналитику:

«С одной стороны можно сказать, что это очень хорошие условия… Но обратим внимание на целевой портрет компании, который рисует ФРП. Это компания, у которой уже есть производство, и которая либо собирается его расширять, либо развивать, либо у которой есть сложности в финансировании и перестройке действующего производства. Сам характер пакетов не предполагает того, что называется «реиндустриализация», потому что все пакеты короткие, на 3-5 лет.  Окупаемость производства 3-5 лет – это производство либо простое с невысоким уровнем локализации, либо ОЧЕНЬ маржинальное. Ни о каких высокотехнологичных отраслях, где срок окупаемости 10-15 лет или где он не гарантирован или слабо подсчитываем, речи не идет. И я умалчиваю о том, что кредиты выдаются точечно, есть скрытые требования к заемщикам и вообще, чтобы получить средства, нужно годами общаться с ФРП и иметь для этого выделенных людей. Уважаемый ФРП, бизнесу нужно массовое кредитование производителей, нужны прозрачные требования, простая коммуникация и главное, нужны кредиты с длительным, сроком окупаемости, минимум на 10 лет. Хотя бы для стратегически важных отраслей, например, микроэлектроника или нефтегазохимия. Иначе 80% проектов так и останется на бумаге».

Таким образом, если предложение Комитета ГД по промышленности и торговле будут приняты Правительством РФ и превратятся в одну из программ ФРП, – то средний промышленный бизнес впервые получит по-настоящему доступный инвестиционный механизм.

Со своей стороны, в индустриальном секторе уже подготовили почву для того, чтобы эти деньги действительно работали.

Напомним, Торгово-промышленная палата РФ запустила проект промышленной реновации, призванный облегчить модернизацию устаревших предприятий, построенных более полувека назад.

После ухода с российского рынка иностранных компаний остро встал вопрос о возрождении своего производства — а для этого нужны промышленные площадки с развитой инфраструктурой и современным оборудованием. Практически в каждом промышленном регионе страны есть устаревшие и неэксплуатируемые производственные площадки. Одним из способов их вовлечения в оборот может стать промышленная реновация, позволяющая трансформировать старые мощности в новые производства.

Не менее интересным рычагом вовлечения бизнеса в процессы импортозамещения при условии доступных кредитов выглядит и «промышленная ипотека», которую премьер Михаил Мишустин представил в качестве главного стимула развития экономики. Однако до этого стимула еще нужно дотянуться. Чтобы пользоваться промышленной ипотекой, нужно иметь достаточную финансовую мотивацию и рентабельность. До сих пор резидентами технопарков и разнообразных льготных экономических зон были за редким исключением крупные предприятия. У частного  бизнеса банально не хватало ресурсов, чтобы пользоваться государственными льготами.

Если новый вице-премьер и профильное ведомство одобрят предложение Госдумы, то есть все шансы увидеть всплеск малой индустриализации в регионах. Уверены, что бизнес пойдет в промышленные парки и цеха остановившихся заводов, чтобы возглавить импортозамещение. Займы сроком до 15 лет под 1% годовых в размере 80% от бюджета проекта – это очень выгодные условия. По сути – формула регионального промышленного возрождения. Шар на стороне Минпромторга.

Автор: Андрей Троянский

20 июля 2022, 17:05
395
Теги: #Индустриализация #МСП #Промышленность #ФРП
Ещё по данной теме

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.