Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Роботизация как право на эффективность

Русский промсектор ждут большие перемены благодаря двум новым нацпроектам
Роботизация как право на эффективность
Теги: #Роботизация

Уровень оснащения российских предприятий промышленными роботами на текущий момент является самым низким в числе экономически развитых стран (8 роботов на 10 тыс. работников). Такие данные недавно озвучили в национальной Ассоциации «Станкоинструмент».

При этом в рамках Послания Президента РФ Совфеду, а также в свете проблем с миграционным кризисом российской промышленности предложено развиваться через роботизацию, автоматизацию и повышение производительности труда. Помимо Федерального проекта «Развитие средств производства» главой государства поставлена по формированию национального проекта «Станкостроение и робототехника».

Какое нормативное регулирование здесь может потребоваться со стороны Минпромторга, и как это отразится в закупках? Один из вопросов предстоящего XIX Всероссийского Форума-выставки «ГОСЗАКАЗ», который пройдет в Сколково 15-17 мая под лозунгом «Развиваем промышленность – повышаем эффективность закупок». Именно сейчас формируется база для принятия решений в этой чувствительной для индустриального комплекса сфере хозяйственных отношений.

Немалые бюджетные ресурсы, выделяемые на автоматизацию производства должны быть скорректированы под конкретные возможности заказчиков и производителей станков, их поставщиков по параллельному импорту, а также компаний, которые занимаются шерингом станочного оборудования, его реинжинирингом и локализацией на территории РФ.

Чаще всего робототехника применяется в монотонных и повторяющихся процессах, на вредных и опасных участках производства. Требуются операторы роботизированных платформ, которыми (при дальнейшей переквалификации, но с гораздо большим КПД, могут стать вчерашние рабочие).

Доля роботизации в России по отраслям (данные за 2022 год).

Стремительно расширяется число технологических операций, куда можно поставить робота. Одновременно упрощается их управления и происходит унификация.

Прежде всего, внедрение робототехники в производство требует от заказчика высокого уровня планирования. Именно поэтому лучше преуспели на данном направлении российские госкомпании и госкорпорации, индустриальные концерны. У них достаточно квалифицированных специалистов, чтобы сформировать ТЗ (на проектирование роботизированной ячейки) и бизнес-план (на ее внедрение в эксплуатацию). Производство комплектующих, оснастки и монтаж оборудования, написание индустриального софта – это второй этап, невозможный без первого. Все эксперты в один голос утверждают, заказчик должен просчитывать выгоду от роботизации, имея в голове четкие КPI. Рекомендуется провести тестовое внедрение с использованием цифровых двойников, чтобы достоверно изучить экономические эффекты, от технологического перевооружения. Также, помимо слепого пользования услугами внешних компаний-интеграторов, рекомендуют создавать на предприятии собственную инженерную команду, для независимого использования оборудования.

Главный эффект, который получает заказчик автоматизации – это увеличение производительности труда (в два раза на процессах с коротким циклом производства). Также фиксируется существенное повышение качества, и снижение брака (15%-20%). Плюс 10%-15% экономии фонда заработной платы.

В структуре стоимости роботизированного решения сам механизм – промышленный манипулятор составляет всего лишь от 1/5 до 1/3 от всех затрат. Дорого обходится инжиниринг, настройка и отладка роботизированного комплекса под задачи заказчика.

Некоторые разработчики робототехники в России начали продавать типовые и готовые решения (стандартные, полностью совместимые модули), которые имеет смысл внедрять на отдельных этапах производственного цикла (токарные, фрезерные, листогибочные, сварочные). Это один из самых простых способов роботизации, который занимает, от одного месяца до полугода. Решения на базе крупных промышленных роботехнических платформ конвейерного типа – уже сложнее и ресурсозатратнее. Высший пилотаж, если ставится цель не просто автоматизировать один технологический процесс, а целый производственный участок (из 20-30 станков). В таком формате промышленный робот уже способен самостоятельно взаимодействовать с нескольким станками, выполнять производственный план.

  • К примеру, нижегородские станкостроители из компании VRobotics придумали модульную систему, которая собирается по принципу Lego. В конструктор входит набор стандартного оборудования, которое производится серийно (от водной и гидроабразивной 3D-резки любых материалов до электродуговой и лазерной сварки). Из этих программно-аппаратных устройств, в свою очередь, можно собрать передвижной комплекс (мобильная платформа с парковочным модулем) практически для любого технологического применения, добавив только кобот-оператор станков с ЧПУ (соответствующей грузоподъемности и досягаемости).

Некоторые российские компании, выступая в роли интеграторов, являются поставщиками иностранной техники, в том числе из недружественных стран. Именно поэтому сегодня крайне важно наладить обратный инжиниринг имеющихся передовых решений со стороны крупнейших представителей российской станкоинструментальной отрасли.

Хотя бы той части, которая связана с механикой робототехнических изделий. Наладить импортозамещающее производство электроники – в силу сложности, можно позже.

Нюанс в том, что поставки тех же японских и некоторых немецких роботов продолжаются с официальных машиностроительных заводов, действующих на территории КНР… В самом Китае появились собственные робототехнические разработки.

Сложнее дело обстоит с программным обеспечением. Сегодня в Россию завозятся программно-аппаратные робототехнические механизмы, в различных вариациях. При этом очень важно понимать, что КНР прежде чем создать свои решения, старательно «отзеркалил» их с крупнейших европейских и американских брендов.

Программное обеспечение – это самый тонкий момент всей истории. Российские разработчики упирают на обязательную открытость софта.

Поскольку таким образом появляется возможность его дорабатывать под нужды предприятия. В патентованной «недружественной» версии такие роботы поставлялись российскому заказчику с оригинальным софтом и его навязанной техподдержкой. В импортных роботах присутствовало импортное право интеллектуальной собственности. Сейчас есть возможность переломить эту пагубную деградационную тенденцию. Пока российская робототехническая отрасль только складывается очень важно сделать сферу интеллектуальной собственности на промышленное ПО максимально либеральной и демократичной. Имеет смысл даже применить обязательное требование к использованию в российской робототехнике софта с открытым программным кодом. Такое решение в силах государства. Для него требуется политическая воля, и на нем необходимо настаивать, ради интенсивного развития отрасли. Характерно, что один из китайских производителей коботов, возможность свободной доработки софта под нужды российских заказчиков предоставляет.

Непосредственные участники рынка отмечают, что ситуация со спросом на роботизированные платформы и коботы (коллаборативные роботы) радикально изменилась с 2023 года, когда промышленность начала испытывать острый кадровый дефицит. Раньше заказчики избегали роботизации, в том числе, по той причине, что монтаж робототехнической платформы означал неизбежное увольнение нескольких рабочих. Однако сегодня те, кто отказывался от роботизации отмечают, что некому работать на их станках.

Автор: Андрей Троянский

29 апреля 2024, 21:39
361
Теги: #Роботизация

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.