Конкурс журналистов

Цифровые пряники для промзоны

Промышленный интеллект разгонят при помощи ЭВМ
Цифровые пряники для промзоны
Теги: #промышленность #Роботизация #Цифровая экономика #Цифровизация

Снизить издержки и повысить качество – единственная цель цифровой трансформации производств, но чем измерить КПД и чем платить за перемены?

Московская агломерация приглашает промпредприятия перейти на цифровые рельсы под короткие займы до 200 млн рублей всего под 2% годовых.

В столице продолжаются Дни московской конкуренции, своеобразной выставки достижений контрактной системы, в ходе которой ее субъекты должны показать эффективное лицо рынка. Увы, при ближайшем рассмотрении лицо оказывается немного искусственным, однако это не отменяет объективных вызовов цифровизации, которые стоят перед национальной экономикой. Особенно важно, как идет внедрение информационных технологий в реальный, производящий, непаразитарный сектор. Тут, как говорил классик, надо совершить сверхусилие, «иначе нас сомнут».

Как повелось в РФ, Москва – единственный заслуживающий внимания субъект на этом поприще. Здесь пытаются упорядочить процессы перехода производств на новые принципы хозяйствования и «приманивают» промышленников легкими деньгами. Предприятиям столичного региона предложен пакет готовых решений в области безопасности, цифровой трансформации производственных процессов, а также методики измерения КПД этого процесса.

За тему отвечает Департамент инвестиционной и промышленной политики города Москвы. Здесь предложили заводам и фабрикам меры поддержки для цифровой трансформации: это субсидии на приобретение отдельных видов оборудования, финансовую аренду оборудования. Ведь «воздух» для производства – это доступный кредит. Под цифровую модернизацию предприятий в московской агломерации доступны льготные займы до 200 млн под 2%. Чтобы заводы «не заблудились» в цифровизации, для них подготовлен общий каталог готовых решений в рамках 4-й промышленной революции. Говорят, что эти решения взяты не от балды, как это часто бывает у чиновников, а выстраданы реальной работой подопытных «мышей» отечественной цифровой трансформации. Сегодня эти «мыши» являются единственными флагманами (если угодно, «тиграми») отечественного промсектора. Других «тигров» у нас для вас нет.

В качестве продуктивных примеров цифровой трансформации можно упомянуть Московский машиностроительный завод «Вперед» (интернет-обучение на производстве – программный продукт отечественного производителя). Перевод производства на новые принципы позволил получать полную информацию о загрузке оборудования = статистику по издержкам. Еще один пример – ГНКПЦ имени М.В. Хруничева, где завершили создание единого информационного пространства. У предприятия появилась единая система для управления финансами и производством (вся филиальная сеть в одном компе).

Есть проблема, с которой поголовно сталкивается любое производство в современной России, – это низкая информированность предприятий о возможностях цифровизации, непонимание ее конкурентных преимуществ, отсутствие ответов на вопрос: куда и зачем вкладывать средства и с каким КПД?

Роботизация: до Китая, как до Луны

Роботизация производства – это одна из ступеней цифровой трансформации. Успешных примеров роботизации в РФ не так много, но они есть. Например, Тихвинский вагоностроительный завод, который благодаря модернизации производства сумел занять свою нишу не только в России, но и в Европе, наполнив западный рынок качественными и более дешевыми, чем у конкурентов, вагонами. Российские автогиганты – АвтоВАЗ, КАМАЗ, завод «Авиастар», который применяет роботы на разных этапах производства перспективного самолета МС-21, фармацевтический кластер «Нижфарм», завод «Русский сахар» в Нижнем Тагиле. Российское ноу-хау – применение роботов в банковской системе, в магазинах дистанционной торговли. Один из перспективных сегментов, который внедряет отечественный флагман по роботизации – компания KUKA, – это работа роботов совместно с человеком (сборка фюзеляжа самолета).

Антон Романов, директор по маркетингу компании KUKA, ведущего в РФ производителя промышленных роботов и систем автоматизации производственных процессов для предприятий автомобильной, электронной и металлообрабатывающей промышленности (компания – пионер в разработке технологий «Индустрии 4.0»):

– Сегодня по внедрению роботизации в производство Россия занимает третью позицию с конца. Средний показатель по технологически развитому миру составляет 99 роботов на 100 тыс. человек. В РФ этот показатель всего лишь 5. До КНР нам, как до Луны пешком, но нельзя останавливаться, необходимо готовить кадры, чтобы сохранить за страной шансы быть в числе технологических сверхдержав. В Москве достаточно сильных вузов по данному профилю (Станкин, Бауманка). Но эти учебные заведения учат тому, как изобрести роботов, а не как их внедрить в производство. Не все предприятия в стране понимают важность внедрения роботов. Следует создать центр компетенций для роботизации. Пока заказчик не увидит на опыте эффективность цифровой трансформации, он не решится на внедрение новшеств и перестройку технологической цепочки. На «Камазе», между прочим, существует специальный департамент, который занимается роботизацией. Возможно, это вариант первого шага для других предприятий страны, работающих в регионах. «Камаз», несмотря на большое количество иностранных узлов, все же следует рассматривать как отечественное производство с нашей элементной базой, конструкторскими решениями и технологическими процессами.

Ваш телеком для нашей индустриализации

Одним из ключевых игроков в области цифровой трансформации, как ни странно, сегодня являются телеком-операторы. В силу их доступа к специфическим объемам информации и наличию готовой технологической инфраструктуры они предлагают производствам свои продукты. Такого рода сервисы есть, например, у МТС. Это сервисы по сбору и анализу данных.

Константин Болтрукевич, руководитель центра промышленной автоматизации «Блок облачных и цифровых решений» компании МТС:

– Прежде чем говорить о цифровой трансформации, необходимо определить критерии цифрового предприятия. Что это вообще такое? Я бы предложил два определения: ЦП – это предприятие, которое встроено в цифровую экономику (т.е оно предлагает продукты-сервисы). Во-вторых, ЦП – это предприятие, на котором вся информация накапливается без участия человека и сквозные производственные процессы смоделированы математическими алгоритмами. Система «цифровой двойник», которая позволяет смоделировать всю производственную цепочку. Это в корне отличается от современного детерменистского подхода, в котором мы что-то запланировали, потом, подстраиваясь под реальные нюансы, начинаем весь процесс перенастраивать. Цифровая модель позволяет изменять производственный процесс с меньшими издержками, в зависимости от конъюнктуры, спроса и прочих факторов. Конкретная цель – в том, чтобы производственная система по итогам цифровизации показала эффективность. Наша стратегия подразумевает не просто внедрение новых ИТ-решений, но и их оценку при помощи отраслевой экспертизы. Конечная цель любого сервиса, который мы предлагаем, будь то предиктивное обслуживание или умное управление складом, – это повышение эффективности предприятия.

Роль государства при этом поставщики ИТ-сервисов видят в том, чтобы помочь производствам и разработчикам информационных систем найти друг друга. У одних есть опыт по искусственному интеллекту, который давно используется в телекоме и который «просится» в производство, а другие стоят перед вызовом современной экономики: чтобы занять место под солнцем, придется менять принципы работы.

Нет у трансформации начала…

Скудный опыт цифровой трансформации в РФ показывает, что, меняя бизнес-модель предприятий при помощи простых ИТ-решений, можно вывести их в прибыльный сектор. Любой кейс цифровой трансформации следует рассматривать прежде всего с точки зрения экономической эффективности. Но о таком опыте технологического аудита российская история пока умалчивает. К каким конкретно показателям ведет эта дорога, пока не знают ни чиновники, ни бизнесмены. Остается верить, что в Правительстве Москвы выведут некий общий знаменатель, проанализировав информацию и создав «магазин» эффективных практик. К сожалению, доподлинно известно, что попытка создания такого рода магазина ИТ-решений на федеральном уровне с треском провалилась.

Национальный фонд алгоритмов и программ НФАП, который должен был стать копилкой позитивных практик, не пополняется. Есть подозрение, что его наполнению мешает в том числе и «фетиш» свободной конкуренции. С какой стати компания будет делиться своими конкурентными преимуществами с другими игроками? В Правительстве РФ даже не пытались ответить на этот вопрос. Зато в 2019 году решили снова изобрести такие грабли в рамках проекта программы «Цифровая промышленность». Сообщается, что планируется организовать обмен опытом между ведущими промышленными предприятиями для создания банка успешных отечественных цифровых решений.

Итого: успех цифровой трансформации сегодня зависит от ключевых показателей ее эффективности. Пока их не существует, переход катастрофически недофинансированных российских производств на новые технологические рельсы будет продолжаться без энтузиазма. Цифровой трансформацией должно целенаправленно заниматься государство, взяв на себя расходы по ее внедрению, а также всю методологическую и аналитическую работу.

Автор: Андрей Троянский

5 ноября 2019, 16:38
558
Теги: #промышленность #Роботизация #Цифровая экономика #Цифровизация
Автор: Андрей Троянский