Конкурс журналистов

Так ли безобиден «цифровой след» человека?

Предложения экспертов «Сколково» вызывают серьезные опасения
Так ли безобиден «цифровой след» человека?
Теги: #Big data #Интернет вещей #Персональные данные #Сколково #Технологии #Цифровизация #Цифровой след

Эксперты «Сколково» предложили ввести регулирование «цифрового следа» гражданина и государственный контроль за устройствами интернета вещей, а также использовать big data для изменения законодательства. Но каковы риски, существующие в этих, казалось бы, безобидных областях?

Как следует из материалов концепции, главная новация, предложенная экспертами, – это разделение «цифрового следа», оставляемого каждым человеком, на активный и пассивный. К активному следу эксперты относят данные, позволяющие идентифицировать конкретного человека: паспортные данные, информация об адресе, телефоне, месте работы, личные фотографии и прочее. К пассивному следу, то есть тому, который человек оставляет самим фактом своего существования, относится информация, собираемая поисковыми системами, мобильной или стационарной операционной системами, техническими файлами на различных ресурсах и прочим. И когда изучаешь предложения экспертов, то кажется, что все верно.

Казалось бы, ну как можно сравнивать номер банковского счета или паспортные данные и какие-то там данные поисковика? Никто не станет спорить и с тем, что сейчас все эти типы данных собраны регулятором в один массив под названием «персональные данные», что не позволяет корректно регулировать их оборот. Получается, что жесткость в контроле за обращением с активным «следом» оказывается избыточной в случае с пассивным. И наоборот. Так что подобное разделение можно только приветствовать. Но с дальнейшими выводами согласиться затруднительно.

Общество и регуляторы склонны недооценивать цифровую информацию, отдавая по привычке приоритет данным на физических носителях. В реальности же информация из пассивного следа позволяет получить о человеке куда больше личных данных, чем из того же паспорта. Ведь вы – это то, что вы ищете, смотрите, читаете в интернете. Это ваш круг общения в социальных сетях.

Можно этого до конца не осознавать, но абсолютно все события в нашей жизни находят отражение в интернете и остаются там навсегда. И анализируя эти данные, можно выяснить не только, где вы живете и в каком банке ваш счет (хотя и это тоже – вы регулярно заказываете такси на один и тот же адрес, а про один из банков всегда читаете новости с большим интересом, чем про остальные), но и какого типа женщины вам нравятся, какие блюда вы предпочитаете, какое вино пьете за ужином, ваши интимные предпочтения, ваши любимые кино, музыка, места для отдыха.

Если совсем просто – понять про нас даже то, что мы и сами о себе не до конца понимаем. И если паспорт можно сменить, как и номер счета в банке и даже домашний адрес, то от себя мы никуда не денемся. А уж если объединить эти данные с персональными…

А с другой стороны –  эти данные являются тем топливом, на котором сегодня работают едва ли не все интернет-ресурсы. Ведь чем больше вы знаете про вашего пользователя, чем больше шансов его чем-то заинтересовать. А значит — максимально таргетированно продать его рекламодателю.  Именно на эти доходы живут сегодня все онлайн-площадки — от поисковиков до соцсетей. Важно осознавать и то, что связи эти, как правило, весьма нелинейны.

Очень простой пример. Вы ищете информацию о собаках той или иной породы. Пусть это будет корги. Поискали активно пару недель или месяцев, а затем перестали. Пока вы ищете статьи про собак, вам можно показывать рекламу питомников.

Но почему вы перестали искать? Если вы совсем закрыли для себя тему животных, то это одно.

А если вы затем поискали ветклинику? Само по себе это ведь ничего не значит. Но одно в сочетании с другим позволяет предположить, что вы нашли то, что искали, – приобретаете собаку или уже купили.

А если еще несколько дней спустя вы погуглили зоомагазин? Тут уж железно – вы купили животное, и, с высокой степенью вероятности, это щенок корги. И значит, отныне вам можно предлагать любые товары и сервисы для собак этой породы. А реклама с использованием изображения корги будет гарантированно вызывать у вас больший отклик, чем любая другая. Следовательно, вам стоит показывать ее чаще.

Вы могли нигде не говорить и не писать, что вы, в принципе, интересуетесь животными. Но где-то там уже сложилась картинка об аспекте вашей жизни, основанная на вашем «пассивном следе», которая будет затем постепенно дополняться. Никому при этом особо не интересны ваши паспортные данные, номер телефона или домашний адрес. Гораздо важнее понять, что, как и когда можно вам продавать. И даже предсказать то, что вам понадобится в будущем, пусть вы даже сами еще этого не осознали.

И поэтому, когда эксперты «Сколково» говорят, что общественные отношения, связанные с использованием пассивного «цифрового следа», не должны подвергаться регулированию, так как это может затормозить внедрение современных информационных технологий, а также создаст избыточные требования для коммерческих компаний, то они, безусловно, правы. Затормозит и создаст.

Но значит ли это, что оборот таких данных не должен контролироваться? Значит ли это, что такой массив информации о нас в чьем-то владении (даже без конкретизации, что мы – это мы) не делает нас уязвимыми к различным воздействиям и манипуляциям? Даже если эти манипуляции со знаком плюс.

Не меньше подводных камней есть и в контроле за предметами, относящимися к интернету вещей (IoT). С одной стороны, кажется, что «умные» чайники, холодильники, датчики протечек и освещения и прочие не обладают никакой конфиденциальной информацией. И если обременить их разработку и производство контролем со стороны государства, то все только усложнится и станет дороже.

А с другой – еще в XIX  веке сотрудники разведок осознали, что по косвенным признакам зачастую можно получить гораздо больше информации о людях или чем-то еще, чем задавая вопросы в лоб. Так что данные с условных чайников и холодильников могут дать не меньше информации о жизни человека, чем «пассивный след» в интернете.

В случае с интернетом вещей важно еще и то, что в ближайшие годы все эти бесчисленные датчики перестанут примитивно собирать информацию, как это происходит сейчас. Данные начнут в полной мере анализировать и трактовать, как и должно происходить с «Большими данными». Они станут тем источником, которому будут доверять безоговорочно при принятии решений.

Более того, значительная часть таких решений станет приниматься в автоматическом режиме с очень далеко идущими последствиями.

Так, на основе датчиков с городских улиц будут перенастраиваться транспортные потоки, приниматься решения о реконструкции тех или иных магистралей, о выстраивании маршрутов общественного транспорта и о его загруженности.

Точно так же, как сейчас, в качестве своеобразных датчиков используются данные сотовых операторов о перемещениях пользователей мобильных устройств. То есть нас всех. А данные с датчиков на автомобилях позволят оценивать стиль вождения и рассчитывать коэффициенты страховым компаниям, а то и начисления транспортного налога.

Готово ли общество сегодня и эту индустрию отдать на откуп производителям устройств, операторам связи и прочим интересантам и никак ее не контролировать?

Можно и нужно приветствовать стремление экспертов «Сколково» снять избыточное регулирование там, где это может всерьез затормозить технологическое и экономическое развитие. Но нельзя делать это, не осознавая в полной мере тех рисков и уязвимостей, которые могут быть заложены благодаря этому и неизбежно окажут влияние на жизнь всего общества в целом.

И осознавать это особенно важно в условиях необходимости изменения законодательства, в том числе в контрактной системе в целях максимально эффективной реализации национальных проектов.

А в этом вопросе случайностей, ошибок и недооценки рисков быть не должно.

Автор: Олег Капранов