Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Субподряд – вторичный рынок соисполнителей

Системный взгляд на субконтрактацию поможет промышленному развитию страны
Субподряд – вторичный рынок соисполнителей
Теги: #223-ФЗ #ГИСП #ЕАЭС #Субконтрактация #субподрядчики

О централизованном развитии аутсорсинга и субконтрактации чаще всего упоминают в контексте Евразийского партнерства, говоря, что нужна единая система промышленной кооперации, комбинирование совместных производственных цепочек с привлечением смежников с территории государств – участников ЕАЭС. Проблема в том, что прочной нормативной базы для создания такой системы пока не существует.

В России нет отдельного закона о субконтрактации. Эта деятельность регулируется периферийными положениями 223-ФЗ, 44-ФЗ, Гражданского кодекса. Механизмы субподряда идеально отстроены в Гособоронзаказе. Предельно четко прописаны роли заказчика, головного исполнителя субподрядчиков – второго, третьего уровней; применяется цифровая маркировка документов; ведется жесткий контроль качества, экспертиза и приемка; действует институт персональной ответственности.

К сожалению, в гражданском варианте субконтрактация выглядит куда менее прозрачной. В настоящий момент договоры субподряда остаются невидимы для государства, тогда как в отдельных случаях поставщики могут делегировать до 75% объема контракта субподрядным организациям. В России не ведется сбора статистики объема субконтрактации, однако сам механизм уже в настоящее время активно применяется целым рядом промышленных компаний.

Учитывая огромный потенциал и масштабы реального применения субконтрактации в экономике страны, – законодательное регулирование этой области является явно недостаточным.

За деятельностью субподрядчиков часто скрываются коррупционные мотивы. Известны примеры паразитирования генподрядчиков на крупных государственных контрактах за счет присвоения сметной прибыли. На оставшиеся деньги компании-сюзерены нанимают более мелких субподрядчиков. Аналогичная схема может повторяться, вплоть до полной деградации качества и сроков сдачи объекта.

Механизмы реального контроля за субподрядами в России только создаются. Во-первых, такие инструменты уже созданы, но недостаточно широко применяются в рамках казначейского сопровождения. Во-вторых, новые полномочия появились у Счетной палаты по инициативе Президента. СП сможет проводить аудит не только в отношении госзаказчиков и госкомпаний, но и в отношении договоров субподряда. Аудиторы смогут оценивать даже эффективность использования и содержания приобретаемого и создаваемого госимущества.

Производство в разных корзинах

У субконтрактации есть не только темная сторона. Некоторые госкомпании и отдельно взятые субъекты РФ научились пользоваться этим средством централизовано, превратив его в мотор экономического развития. В индустриальном секторе осмысленные и даже добровольно-принудительные модели субподряда важны как воздух.

Наибольшее распространение они получили в машиностроении, металлообработке, электротехнике, электронике, в производстве компонентов, деталей из резины и полимеров. Невозможно себе представить без субконтрактации услуги промышленного назначения (разработка конструкторской и технологической документации, промышленный дизайн).

Плюсы. Сокращение инфраструктуры и издержек по ее содержанию. Структура расходов превращается из переменной в фиксированную, что облегчает процесс планирования. Сокращение накладных расходов (аренда, эксплуатационные расходы, информационная поддержка и т.д. ), связанных с функцией, выведенной за пределы организации. Перекладывание рисков, в том числе и финансовых (например, связанных с ростом цен на продукты питания) на внешнюю фирму. Аутсорсинг предприятий вполне может обеспечивать экономию затрат за счет концентрации части функций предприятий, например, маркетинга на специализированных фирмах. Возможна также передача функции сбыта фирмам, имеющим развитую сеть дистрибьюторов и т.д. В этом случае экономия образуется за счет устранения дублирования функций различными работниками предприятий или централизации ряда услуг (например, таких как бухгалтерский учет, аудит, делопроизводство, подбор и повышение квалификации персонала и т.д. ). При аутсорсинге заказчику предлагается не только производство идентичного бизнес-процесса, но и сопровождающие эту деятельность сервисные услуги.

Минусы. Слабая контролируемость деятельности аутсорсинговых организаций. Недостаточная оперативность реагирования на возникающие проблемы. Нарушение принципов конфиденциальности и безопасности.

Практика. Механизм субконтрактации часто применяют промышленные компании-стартапы для организации конвейера. В этом случае головная фирма самостоятельно изготавливает только наукоемкие узлы, несущие в себе ключевые ноу-хау, – и осуществляет финишную сборку. Все остальные узлы и детали производятся на крупных предприятиях по субконтракту. Такой подход позволяет запустить в серию качественную продукцию, без серьезных затрат на приобретение оборудования, аренду производственных площадей.

Биржи субконтрактов, госзаказ в госзаказе

Поддержка и развитие промышленной кооперации является политическим трендом: это критерий эффективности  исполнительной власти.

Комплексные структуры промышленной субконтрактации строят не только в регионах, но и в мегаполисах. Дальше всех на этом поприще продвинулась Москва, создающая на своей территории технополисы для строительства индустриальных и инвестиционных цепочек.

Повсеместное распространение получили «Региональные центры субконтрактации», работающие при поддержке местных органов власти, общественных объединений предпринимателей и региональных торгово-промышленных палат. Центры оказывают услуги высокотехнологичного инжиниринга, привлечения господдержки и квалификационного отбора партнеров по производственной кооперации для выполнения конкретных заказов.

Еще более интересное явление  «Биржи субконтрактов», размещающие заказы на субконтрактацию из разных регионов на одной информационной платформе. Пользователю предлагается «найти промышленный заказ, подряд, субподряд, подрядчиков или работу». Подобно электронным торговым площадкам, биржи соревнуются в качестве сервисов и охвате аудитории. Получается своего рода госзаказ в госзаказе – рынок «вторичных соисполнителей» с достаточно свободными правилами игры.

В России функционирует национальный портал субконтрактации «Innokam.pro» 25, поддержка которого осуществляется машиностроительным кластером Республики Татарстан.

Малый корпоративный комплекс

Субконтрактация представляет собой, по сути, форму промышленного аутсорсинга, поясняется в исследовании Аналитического центра при Правительстве РФ. Это возможность для развития субъектам малого и среднего предпринимательства посредством расширения доступа к заказам крупных корпораций. Именно эта часть 223-ФЗ регламентирует порядок работы в субподряде. Вместе с нормами обеспечения целевой квоты закупок у субъектов МСП (не менее чем 18 % совокупного годового стоимостного объема договоров) законодателям пришлось прописать в 223 законе и правила субконтрактации. Заказчики имеют право устанавливать в извещении о закупке, документации о закупке и соответствующем проекте договора – требование к участникам закупки о привлечении к исполнению договора субподрядчиков (соисполнителей) из числа субъектов МСП. При этом участники такой закупки представляют в составе заявки план привлечения субподрядчиков. По результатам такой закупки, работа по этому плану является обязательным условием договора. Также в договор должно быть включено обязательное условие об ответственности поставщика за неисполнение условия о привлечении к исполнению договора субподрядчиков из числа субъектов МСП. Жестко контролируются сроки оплаты по субподрядным договорам с МСП.

В исследовании Аналитического центра при Правительстве РФ синтезирован зарубежный опыт по развитию субконтрактации.

  • Выделяют две основные исторически сложившиеся модели субконтрактных отношений: японскую и американскую.

Японская модель предполагает долгосрочное сотрудничество между контрактором (генподрядчиком) и субконтракторами. При этом особенностью модели является ориентация на длительные налаженные связи, в результате чего возникают многоуровневые цепочки поставок. В рамках данных цепочек зачастую субконтракторы сами передают часть своего производственного цикла субконтракторам более низкого порядка в целях регулирования отношений между контрактором и субконтрактором. Действует Акт № 120 от 1 июня 1956 г. «О противодействии задержкам оплаты услуг субконтракторов». Контроль исполнения Акта о субконтрактации осуществляют Комиссия по честной торговле (антимонопольный орган) и Агентство МСП. Предусмотрен ряд программ по повышению доступности заемных средств для субконтракторов из числа субъектов МСП.

Американская модель, как сообщается в исследовании,  предполагает взаимоотношения контрактора с несколькими субъектами малого предпринимательства, выступающими в качестве субконтракторов, которые могут меняться от заказа к заказу. В рамках данной модели отношения строятся в пределах одного заказа и, как правило, не ориентированы на долгосрочную перспективу. В переводе на современный русский – речь идет о так называемом «проектном подходе», который становится все более популярным в передовых российских компаниях, зарабатывающих на больших инфраструктурных стройках. Кооперационная цепочка из предприятий, кадров, субподрядчиков высшего, передаточного и низшего звена – возникает под конкретный масштабный госпроект. К примеру, проектный метод часто применяет один из крупнейших технологических конгломератов страны –  компания «Мостотрест».

В США отсутствуют отдельные меры, направленные на развитие субконтрактации, однако поддержка субконтрактации осуществляется в рамках государственной программы, направленной на облегчение доступа малого предпринимательства к государственным закупкам. Данная программа содержит положение, в соответствии с которым федеральные ведомства, являющиеся заказчиками, могут обязать государственных поставщиков привлекать к выполнению государственных контрактов на сумму свыше 700 млн долл. (1,5 млн долл. в строительной сфере) субъектов малого предпринимательства. В целях облегчения коммуникаций между контракторами и субконтракторами и поиска контрагентов Управлением по делам малого бизнеса была создана сеть субконтрактации (The SBA’s Subcontracting Networking — SubNet). В данной сети государственные поставщики и субъекты малого предпринимательства на свободной основе могут осуществлять поиск контрагентов. Управлением публикуются обзоры рынков, что также облегчает поиск контрагентов.

Игра субподрядных престолов

Государственная информационная система промышленности (ГИСП), выстраиваемая Минпромторгом РФ, одной из своих заявленных функций имеет «облегчение поиска контрагентов в рамках механизма субконтрактации». Эта часть ГИСП выступает в качестве российского сегмента Евразийской сети субконтрактации и кооперации.

Свои стратегии по «доращиванию» потенциальных поставщиков госкомпаний реализует Корпорация МСП. Аналогичные проекты есть у Минэкономразвития.

Параллельно идут попытки создания наднациональной евразийской системы субконтрактации, которое может произойти с опережением федерального законодательства РФ.

В задачах ЕАЭС прямо указывается: совершенствование нормативно-правовой базы в целях расширения масштабов субконтрактации; создание отраслевых цифровых платформ для торговли и субконтрактации. Ведется разработка и внедрение Евразийской сети промышленной кооперации ЕСПКС.

«Одним из барьеров для развития субконтрактации участники рынка называют несогласованность реализуемых в данной сфере мер 29. Так, меры по поддержке субконтрактации, реализуемые Минпромторгом России, Минэкономразвития России и Корпорацией МСП, направлены на достижение схожих целей, но при этом отсутствует централизованный подход к их реализации», –  делается вывод в исследовании Аналитического центра при Правительстве РФ.

Автор: Андрей Троянский

28 января 2022, 11:15
509
Теги: #223-ФЗ #ГИСП #ЕАЭС #Субконтрактация #субподрядчики

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.