Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Синица в руке – утилитарный подход к национальным закупкам в микроэлектронике

Теории международной кооперации разбились о реальные потребности экономики
Синица в руке – утилитарный подход к национальным закупкам в микроэлектронике
Теги: #Импортозависимость #Микроэлектроника

Судя по недавним заявлениям Минпромторга об инвестициях в суверенное оборудование для производства электроники, правительство РФ впервые в новейшей истории отрасли решило действовать утилитарно. То есть, приоритет – не медийная погоня за толщиной микросхем в нанометрах – а достижение максимально возможной независимости от импорта при тех ресурсах, которые имеются в наличии на данный момент. Речь идет именно о производстве чипов –  корпусировать кристаллы в России умеют уже давно.

Замглавы Минпромторга Василий Шпак на форуме «Микроэлектроника-​2023» объявил планах потратить 100 млрд рублей, чтобы создать суверенное оборудование для производства чипов по техпроцессу 28 нм уже к 2027 году. Неожиданно амбициозная цель. Да, этому техпроцессу уже 10 лет, он на недосягаемом уровне качества отлажен у крупных чипмейкеров. Топовые процессоры на нем создать не получится, но обслуживать различные контролеры, производственное оборудование и бытовую технику – вполне. Для промышленности, обороны, авионики, медоборудования, и учета документации данного техпроцесса хватит за глаза.

Деньги будут потрачены на опытно-конструкторские работы в сфере разработки оборудования для производства микро-, СВЧ-, силовой и оптоэлектроники, а заодно и различных специализированных материалов. Как пояснили в Минпромторге, средства будут доведены в формате «работ по государственным закупкам в рамках 44-ФЗ» через субсидирование заказов по уже действующим механизмам господдержки в рамках нацпроекта «Научно-технологическое развитие России». Расчёты ведомства опираются на дорожную карту развития индустрии, недавно разработанную правительством.

Заместитель Председателя Правительства Дмитрий Чернышенко:

– Выручка отечественных дизайн-​центров микроэлектроники за год увеличилась вдвое. В прошлом году производство электроники в России выросло на 15%, в текущем ожидаем прирост более 20%. На достижение технологической независимости страны направлена новая национальная программа Экономика данных. Одна из ведущих ролей в ней отводится доверенной инфраструктуре на базе отечественной ЭКБ. Кроме того, готовится Стратегия развития отрасли связи до 2035 года. Она обозначит вектор создания и применения отечественной ЭКБ в телекоммуникационном оборудовании.

Зачем Российской Федерации осваивать техпроцессы с отставанием на десятилетия от развитых экономик мира?

Грубо говоря, если у вас сейчас в распоряжении только стамеска, кувалда и кусок кремния, то в бюджет надо закладывать не фантазии и мечты о закупке крутых инструментов за границей, а холодный расчет на работу со своей стамеской и своей кувалдой.

Вполне вероятно, что конечная продукция выйдет хуже и слабее, чем у зарубежных конкурентов, от которых российская микроэлектронная отрасль отстала, по разным оценкам, то ли на 20, то ли на 30 лет; а кто-то пишет, что навсегда. Но задача состоит не в том, чтобы кого-то догнать и перегнать, а в том, чтобы произведенная в РФ вычислительная техника – вычисляла, поезда двигались, беспилотники и спутники летели, системы безопасности защищали…  И все это – без иностранной электронной компонентной базы. Оказывается, если ставить такую простую понятную цель, то сразу начинается развитие и прогресс. А если заниматься несбыточными теориями про неизбежную международную кооперацию и маркетинг, то получается ноль. И даже минус, принимая в расчет те колоссальные бюджетные ресурсы, которые уже затрачены на госпрограммы с использованием импортной ЭКБ в прежние годы.

Вся платформа «Гостех», критическая информационная инфраструктура и даже часть оборонного сектора, по планам, должны были комплектоваться процессорами с российской архитектурой и тайваньским бэкграундом. Однако под санкционным давлением были обнулены не только отдельно взятые проекты контрактов, а целые госпрограммы. Технического решения, которое бы позволяло заменить тайваньский «носитель» на его китайскую копию (как в машиностроении), для микроэлектроники не существует. Слишком сложный техпроцесс можно выстроить только с нуля.

Судя по отрывочным новостям, от тайваньского сценария правительство полностью не отказывается. Вероятно, в расчете на запасы уже поставленных в РФ партий продукции и, возможно, параллельный импорт чипов через третьи страны.

Так, например, в июле текущего года Минцифры сообщало, что планирует дооснастить систему миграционного и регистрационного учета «Мир» серверным оборудованием и железом на процессорах «Эльбрус» (с тайваньским кремнием). Был проведен электронный аукцион на поставку оборудования с начальной ценой контракта в 92,2 млн руб. Сколько на рынке осталось «Эльбрусов» – это с начала 2022 года вопрос открытый. Официально, выпуск квази-российских процессоров на тайваньской фабрике TSMC заморожен. На вопросы СМИ Минцифры обнадеживающе отвечает, что продолжит содействовать закупкам российского оборудования на «Эльбрусах». Каким бы ни был дальнейший успех или провал в поставках  подсанкционных чипов, но реальность показывает, что делать серьезные расчеты на параллельный импорт в масштабах государственного развития – это авантюра. Там, где существует хотя бы минимальная техническая возможность, следует использовать свое.

Из того, что было

По объективным оценкам, на данный момент отечественные компании освоили производственные нормы 130 нм. Следующий переход (к 65 нм) намечен на 2026 год. Затем, судя по дорожной карте Минпромторга, понадобится всего лишь год, чтобы перейти на 28 нм, а уже к 2030 году специалисты видят возможность освоить и 14-​нанометровый техпроцесс.

В экспертной среде звучат скептические оценки такого плана как несбыточного. Критика стратегии российской микроэлектроники без иностранной ЭКБ на 90% состоит из политически-ангажированного негатива. Если отбросить эти 90% – как пустые бессодержательные эмоции, то остается несколько весомых отрицательных аргументов. Вот они:

  1. Несопоставимый объем инвестиций в микроэлектронику. Россия вкладывает в разы меньше, чем КНР, США и Европа. По разным оценкам, только, чтобы дать стартовый импульс отрасли потребуется сумма в масштабах оборонного бюджета страны.
  2. Физическая недоступность производственного оборудования. Средства производства в электронике являются максимально затратной частью. При этом, доступ к технике для производства чипов искусственно затруднен даже для Китая. *Одна из актуальных новостей: голландская компания ASML, крупнейший в мире производитель оборудования для выпуска микросхем (с долей порядка 90% мирового рынка), намерена начать поставки в Китай аппаратуры с заранее ухудшенными характеристиками. Оборудование для электронной промышленности России не продадут. Не десяти-, не двадцатилетней давности. А свое кончилось в 1991 году.
  3. Итоговая стоимость готового продукта. Почему российское так дорого? Потому, что в сравнении с импортными, даже самые крупные отечественные партии выглядят как штучные. Транснациональные компании могут снизить себестоимость своей продукции за счет миллионных тиражей. Стоит опуститься до масштаба тысяч единиц, – как производственные затраты делятся между меньшим количеством устройств.
  4. Слишком разные технологические процессы. К примеру, производство памяти – это совершенно иная технология и оборудование, чем производство процессора. То есть, требуется еще один завод, если мы хотим увидеть отечественную ОЗУ и SSD.

Из вышеперечисленного  нельзя утверждать, что все пропало. Целенаправленный опыт других экономик показывает, что идти уже несколько раз пройденным путем можно гораздо быстрее при должном уровне государственного планирования и управления. Напрашиваются простые выводы. А) Мелкосерийное производство – не выход. Отрасли нужна ставка на долгосрочные гарантированные укрупненные заказы, сразу для всех ведомств. Это позволит унифицировать оборудование и снизить себестоимость технологии. Б) Государство может субсидировать часть стоимости российской микроэлектронной продукции, как это уже происходит с авиатехникой. В) Нужны максимально простые утилитарные решения, заранее заложенные в программно-аппаратные комплексы. Чтобы государственные и корпоративные заказчики приобретали оборудование под конкретную функцию сразу с встроенным российским ПО. Скажем, для рабочего места с таблицами Еxel и стандартными офисными инструментами не требуется элитный тачпад и фантастическая оперативная память.  Вполне достаточно вычислительной машины с клавиатурой условного уровня «Пентиум 4», главное, чтобы эта машина была безотказной и качественной как автомат Калашникова.  То же самое касается огромного объема производственного оборудования в сотнях отраслей. Конечная функция, а не индивидуальные «хотелки» заказчика должна определять комплектацию программно-аппаратного комплекса. Исходя из той же логики должен решаться и вопрос быстродействия. Если речь идет о производстве отечественных банкоматов, ноутбуков или умной бытовой техники, требования одни. Если оперативность вычислений не играет принципиальной роли, никак не влияет на производительность труда и КПД отрасли, то вполне спокойно можно обойтись экономными решениями. Специалисты свидетельствуют, что зачастую топовыми вычислениями занимаются системы, построенные на видеокарточных процессорах, где нормы несколько запаздывают относительно центральных процессоров.

Абсолютно правильный вопрос здравомыслящего бизнесмена: а чего нельзя сделать на 65-м техпроцессе из того, что сделано на 28-м, просто путем увеличения площади кристалла?

Профессиональная логика подсказывает, что в ряде случаев просто потребуются улучшенные системы охлаждения (что на порядок дешевле внезапного освоения «тонких» технологий) и системы аккумулирования энергии. Известно, что энергопотребление на высоких нормах существенно ниже. Однако, это принципиально важно только для устройств «потребительского» назначения. Для стационарной техники предприятий, тем более в стране, с огромным перепроизводством энергии, это не имеет существенного значения. Опять же, есть вариант государственного субсидирования тарифа (для юридических лиц, использующих неэкономную отечественную электронику).

Справка

  • В мае 2022 г. в подмосковном Зеленограде началось строительство 28-нанометровой фабрики по производству чипов. Она должна заработать в IV квартале 2024 г.
  • Советник главы госкорпорации «Ростех» и сын сооснователя МЦСТ Евгений Бабаян анонсировал проект производства процессоров «Эльбрус» по «старинным технологиям» (не новее 65 нм.) на российских мощностях. Капитализация, 30 млрд рублей, планируемый срок реализации три года. Проест в стадии поиска инвесторов.

Автор: Андрей Троянский

18 октября 2023, 16:42
377
Теги: #Импортозависимость #Микроэлектроника

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.