ako1
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Почему распиаренные нацпроекты до сих пор не стартовали?

Отвечает академик РАН Сергей Глазьев
Почему распиаренные нацпроекты до сих пор не стартовали?
Теги: #Контроль #мнение #Нацпроекты #Цифровая экономика #Цифровизация #Эксперты

Своим прагматичным взглядом на перспективу «национального рывка» государственник и последовательный критик свободного рынка поделился в беседе с телеканалом «Царьград»

– Все проблемы с национальной экономикой вызваны искусственным образом, они абсолютно рукотворны, – заявил Сергей Глазьев. – У нас нет никаких объективных ограничений для экономического роста. Экономика работает примерно наполовину своей мощности. При этом, вторая половина не запускается, потому что нет топлива в баках, нет денег. Мы имеем четыре потерянных года. Общий недобор валового продукта по сравнению с трендом нулевых годов составляет уже больше 25 трлн рублей. Замечу, что все это ожидаемо. Когда в 2013 году Центральный банк начал продвигать идею перехода к плавающему курсу и повышения процентных ставок под таким привлекательным названием как «таргетирование инфляции», я тогда уже многократно предупреждал, что из этого ничего хорошего не выйдет. Результат такой политики, когда поднимаются процентные ставки и сжимается денежная масса (сокращается объем кредитов) – всегда один и тот же: это спад производства. Спад производства влечет за собой падение доходов, что мы наблюдаем уже пять лет, – падение доходов влечет падение спроса. И включаются механизмы стагнации.

Также Сергей Юрьевич прокомментировал свежую информацию Счетной палаты РФ о том, что 2019 год станет шестым годом падения доходов населения подряд:

– В отсутствие кредита современная экономика развиваться не может. Она может только буксовать. А любые инвестиции – это всегда необходимость привлечения кредитов. Инновации с высокими рисками – это еще более значимый вопрос доступных финансовых инструментов, стимулирования инвестиций. Все страны мира, за исключением двух – Бразилии и России, ответили на эти вызовы резким увеличением денежного предложения. Политика денежного смягчения позволила им избежать «великой депрессии». Это понимают все думающие люди. Если бы такую политику как у нас проводила американская ФРС, то США сегодня оказались бы в кризисе хуже 1930-х годов. Благодаря тому, что объем долларов увеличился за этот период более чем втрое, удалось избежать депрессии. Экономического роста нет, поскольку система управления в США ориентирована на извлечение прибыли за счет финансовых спекуляций. И соответственно, только каждый пятый доллар, который они печатают, доходит до реального сектора. Остальные связываются в пирамидах деривативов — они сегодня уже больше по объему, чем были до кризиса.

В Китае – другой пример. Там следят за тем, чтобы денежная эмиссия шла на кредитование реального сектора. Для этого действует система валютного контроля, государственная банковская система отвечает за целевое использование денег и действует дифференциальный набор процентных ставок.

Если мы заявляем, что национальные проекты являются локомотивом экономического роста, то необходимым условием для их реализации является их кредитная поддержка – коль скоро, мы имеем дело с государственным приоритетом экономического развития. В КНР под приоритетные направления кредит дают всего под 0,5%, если вы государственная корпорация, то вам дают под 2%. Если вы частный бизнес, работающий на свой страх и риск, то вам дадут под 4%. Нацпроекты не смогут вытащить экономику, если они не будут поддержаны расширением кредита. Иначе это просто останется перераспределением денег внутри экономической системы.

Зачем нам заниматься самообманом?

Глазьев считает, что названные объемы нацпроектов – уровень финансирования в 25 млрд рублей – это, фактически, уже учтенные объемы бюджетного финансирования, просто другая комбинация бюджетных статей.

При этом он дал обнадеживающий ответ на вопрос «зачем нам заниматься самообманом»:

– Считается, что если государство концентрирует средства на каких-то направлениях, тогда и частный бизнес, в расчете на снижение рисков и на государственную поддержку, потянется туда же. Меньше будут вывозить капитал из страны. Впрочем, пока последняя надежда не оправдывается, и объемы утечки капитала бьют новые рекорды.

– Отсутствие кредита – это средневековье, – резюмировал Сергей Глазьев. – Нас Центральный банк спихнул куда-то в XVI век по системе управления деньгами. Деньги сегодня есть только у ростовщиков. А ростовщиками стали государственные банки. Госбанки не занимаются кредитованием инвестиций. Когда такие высокие процентные ставки, инвестпрограммы работать не могут. Банки заняты чем угодно: финансированием спекуляций, финансированием потребительского кредита, манипулированием финансовым рынком, но только не инвестициями, доля которых уже упала ниже 7%. Из-за этой архаичной, бессмысленной политики Центрального банка мы уже потеряли чудовищную цифру – 25 трлн рублей непроизведенной продукции.

Сколько можно биться головой об грабли!

Прогноз академика неутешителен: если не изменить принципы финансовой политики, то реализация нацпроектов превратится в профанацию:

– Падение инвестиций вызывает технологическое отставание от других стран, которое нарастает с каждым годом. А следствие – падение конкурентоспособности и девальвация рубля. Мы по этой спирали прошли уже пять раз. Сколько можно биться головой об грабли! Недавно была сессия Международного валютного фонда. В МВФ в шоке от проводимой у нас политики, называют ее сверх-ортодоксальной. В МВФ уже смеются над нами. Все страны мира уже давно забыли об этих рекомендациях в части борьбы с инфляцией путем сжатия денег. МВФ уже более 10 лет назад отошел от правил Вашингтонского консесуса, а наш Центральный банк бьется, пытаясь реализовать все кондовые 40-летней давности рекомендации. Там, конечно, аплодируют, но про себя смеются. Конечно, хвалят за маниакальное упорство. Бразилия тоже пошла по этому пути: там уже два госпереворота произошло в результате, и власть ушла к кукольным режимам.

Ещё по данной теме