Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

От общей таможни к общим инвестициям

Не только торговля объединяет Евразию: сверхзадачи ЕАЭС на ближайшие пять лет назвали в Алма-Ате
От общей таможни к общим инвестициям
Теги: #ЕАЭС #Евразийский экономический союз #ЕЭК

Глобальный экономический разворот на Юго-Восток уже стал неотвратимой реальностью и для РФ, и для всего евразийского проекта, реализуемого совместно с независимыми государствами постсоветского пространства. В Казахстане 5 февраля прошло заседание Евразийского межправительственного совета. Первичный эффект региональной интеграции исчерпан. Чтобы ЕврАзЭС не остался просто сводом таможенных правил, необходимо развивать и строить Союз дальше. Трудности и идеологию этого строительства обсудили на пресс-конференции.

Растаможенная территория

Определенные сложности есть и в самом таможенном регулировании Союза. Внутри ЕАЭС нет таможенных границ, однако многие поставки требуют досмотра и изъятия контрафакта. На границах РФ работают мобильные группы таможенной службы, осуществляющие проверки. Некоторым представителям бизнеса из стран-партнеров кажется, что такая практика является нарушением экономического равноправия. Так ли это в действительности?

25 статья договора о Евразийском экономическом союзе определяет, что в рамках Союза обеспечивается свобода перемещения товаров. Таможенный кодекс также построен на обеспечении этой свободы. Единая таможенная территория не предполагает сплошного таможенного контроля на внутренних границах. Но при этом статья 331 ТК допускает возможность проведения пост-таможенного контроля в случае, если есть подозрение в поставке контрафактной продукции, либо если в отношении товара применяются специальные таможенные режимы. При этом, согласно правилам ЕАЭС, избирательный таможенный контроль должен быть построен на системе управления рисками.

Единая таможенная территория предполагает наличие единого таможенного тарифа на внешнем периметре. К сожалению, эта мера еще не работает. Тарифы некоторых государств ЕАЭС, например, Казахстана на внешнем контуре значительно ниже, что приводит к большому количеству изъятий (более 3000) таможенными органами РФ. Есть специальное соглашение, в рамках которого Казахстан обеспечивает обращение определенной номенклатуры товаров только на внутреннем рынке. Сопредельные страны получили право изымать эти товары и осуществлять контроль по их недопуску на свои рынки. В ЕЭК надеются, что это временная мера переходного периода.

Цифровой дисбаланс

Взаимное признание цифровых электронных подписей – еще одна проблема, которая тормозит экономическое развитие на территории общего евразийского рынка. Сегодня, чтобы получить доступ к закупкам ЕАЭС, зачастую приходится открывать филиалы или представительства в странах-партнерах. В стратегии ЕЭК до 2025 года предусмотрено решение вопроса с единой электронной подписью, действующей на всем пространстве Союза. В первую очередь, принятию такого решения мешают разные уровни цифровизации закупок в союзных государствах. Соответственно возникают проблемы и с подтверждением подлинности ЭЦП.

Сделай сам – и рынок твой

Одним из сложных вопросов регулирования в формате ЕАЭС является политика импортозамещения, проводимая в России, и соответствующая объективная необходимость использовать так называемый «национальный режим» для ее реализации. В 2020 году страны-партнеры столкнулись с проблемой указания страны происхождения товара.

Открытие общеевразийского Реестра промышленных товаров позволит поставить точку в этом вопросе, считает Министр по конкуренции и антимонопольному регулированию ЕЭК Арман Шаккалиев:

– Реестр – это возможность для производителей стран-партнеров безбарьерно, то есть без дополнительных требований подтверждения происхождения товаров, на равных участвовать в государственных закупках. Товарам, происходящим из ЕАЭС, поставили знак тождества с российскими. Эта оперативная корректировка, проработанная, в том числе, и на уровне Комиссии, позволила исправить ситуацию. Сегодня нет оснований говорить, что со стороны РФ есть какое-то умышленное ограничение товаров в закупках. Возникла определенная правовая лакуна, которая была быстро устранена.

Фабрика неиспользованных возможностей

Каким должен быть следующий этап интеграции и почему действовать как раньше нельзя? На этот вопрос ответил член Коллегии (Министр) по интеграции и макроэкономике Сергей Глазьев:

– На первом этапе, в 2010 году, после снятия таможенных границ возник взрывной рост взаимной торговли – практически в 1,5 раза. Исчезли издержки, связанные с пересечением таможенных границ. Однако к 2014 году первичный эффект региональной интеграции оказался исчерпан, началось замедление.

Согласно цифрам, которые озвучил Сергей Глазьев, с 2014 по 2019 год валовый продукт ЕАЭС вырос всего на 5,1%, что в среднем составляет около 1% в год. В то время как два крупнейших континентальных конкурента за тот же период показали более высокие темпы развития: Европейский Союз – на 12%, Китай – на 38%.

– Исчерпанность первого этапа связана с тем, что сама по себе торговля готовыми изделиями и даже полуфабрикатами не дает сегодня основного эффекта. Основной эффект в международной торговле приходится на кооперационные поставки, – пояснил Глазьев. – Должны возникать совместные предприятия, корпорации, которые формируют длинные технологические цепочки, работают вместе над созданием конечного продукта, сочетают свои конкурентные преимущества. Второй этап Евразийской интеграции начинается сейчас.

По словам Глазьева, недавно принятые Стратегические направления развития ЕАЭС до 2025 года предусматривают ряд принципиально новых задач и функций более высокого уровня. Предстоит создать общие механизмы поддержки экономического роста, в том числе и финансовые.

В целом документ включает в себя 330 таких механизмов, сгруппированных в 11 направлений работы. Устранение таможенных барьеров, повышение эффективности функционирования рынков товаров, совершенствования регулирования, гарантия качества и безопасности товаров, формирование единого цифрового пространства, выстраивание эффективной системы управления финансирования совместных кооперационных проектов, стимулирование научно-технического развития, выработка гибких механизмов целевого содействия экономическому развитию.

Дефицит кредитования

Также в ЕЭК оценили потенциал еще незадействованных мощностей Евразийского союза, потенциал выпуска товаров. Исходя из имеющихся промышленных, трудовых, научно-технических ресурсов, можно рассчитывать: на увеличение темпов прироста валового продукта – до 5% в год; промышленного производства – до 8% в год.

– Но это, конечно, потребует наращивания инвестиций, – считает Сергей Глазьев. – И здесь мы сталкиваемся с самыми серьезными трудностями, на которых я бы хотел заострить внимание. Потому что именно на устранение этих узких мест нацелена наша стратегия. Это прежде всего недостаток кредитования. Кредит – это главный инструмент авансирования экономического роста. Нет кредитов – значит нет и должного уровня инвестиционной и инновационной активности. В стратегии предусматривается формирования целевых программ, стимулирование совместных инвестиционных проектов, в том числе в области развития инфраструктуры. Нужно создавать новые инструменты кредитования. Здесь большая надежда на повышение активности Евразийского банка развития, Евразийского фонда стабилизации. Здесь, на мой взгляд, самая трудная, стержневая часть нашей работы.

Второе узкое место, по словам Сергея Глазьева, это технологическое отставание. За последние 30 лет произошло разрушение большого количества технологических связей. Огромные потери понесла отраслевая наука. В Стратегических направлениях развития ЕАЭС впервые сформулирован общий взгляд на развитие технологий, предусмотрены форматы проведения совместных научно-исследовательских работ.

– Необходимо подумать и о сближении норм корпоративного права, чтобы бизнесу было удобнее ориентироваться в пространстве ЕАЭС, которое составляют пять разных юрисдикций. Мы считаем возможным рассмотрение вопроса о создании Арбитражного суда Евразийского союза. У нас есть суд ЕврАзЭС, у него есть свой функционал. Однако споры между корпорациями, которые часто возникают (без этого не обходится ни один серьезный проект сотрудничества), нуждаются в каком-то серьезном арбитре. Вы знаете, что наши компании ходят за такими арбитражными решениями в Лондон и Стокгольм, получают в результате дополнительные издержки. Пора создавать свой, евразийский механизм разрешения хозяйственных споров. Это повысит степень доверия между нашими предприятиями.

Санкции нас сближают

Еще одним вызовом для Евразийского союза остаются санкции западных партнеров. Хотя они направленны преимущественно против России, их косвенный эффект ощущают и страны союза. Примечательно, что эти санкции реализуются вне правового поля, с грубым нарушением норм ВТО, Устава МВФ. Недавно прошедший Давосский форум показал, что деловое сообщество не одобряет санкционную политику Запада.

– Антироссийские санкции принесли даже больше ущерба Евросоюзу, чем нам, – говорит Сергей Глазьев. – При этом, пять лет санкций стимулировали изменения в структуре наших внешнеторговых связей. Быстро растет товарооборот с Китаем. Мы усматриваем огромные возможности сотрудничества с Юго-Восточной Азией. Создаются и уже действуют зоны свободной торговли с Вьетнамом, Сингапуром, идут переговоры с Индией. Мы уже практически приступили к реализации преференциального торгового режима с Ираном. Проблемы сотрудничества с Европой, инициированные из США, с лихвой компенсируются наращиванием сотрудничества на востоке. Но есть объективные глобальные процессы: центры мировой экономики сдвигаются с Запада на Восток. Сегодня уже совокупный объем экономической активности в странах Юго-Восточной Азии превышает объемы США и Евросоюза вместе взятые. И по объемам производства, и по объему торговли. Мы не испытываем сегодня проблем с поиском партнеров. Те партнеры, которые отказываются от сотрудничества с нами, вредят сами себе.

Автор: Андрей Троянский

11 февраля 2021, 18:47
609
Теги: #ЕАЭС #Евразийский экономический союз #ЕЭК
Ещё по данной теме