Конкурс журналистов

Кладбище цифровых велосипедов

Можно ли остановить перерасход государственных денег в IT
Кладбище цифровых велосипедов
Теги: #SberCloud #Госзакупки #ИТ-компании #ИТ-системы #ИТ-технологии #софт #Цифровая экономика #Человеко-часы #Шамиль Каюмов

Закупки государства в области информационных технологий являются одной из самых мутных расходных статей.

Участники этого весьма капиталоемкого рынка называют разные причины «энергопотерь»: от несовершенства 44-ФЗ до архаичных подходов в управлении. Однако они редко говорят о главном – сегодня обосновать в IT можно все, что угодно. Существует проблема фактической неподотчетности софта, который потребляет государство. Принципы ценообразования в отрасли оторваны от реальности.

Их попросту не существует.

Так же как не существует никакой предквалификации, внятных целевых показателей и персональной ответственности за созданные продукты. Некоторые системы приходится создавать повторно или достраивать. Естественно, не бесплатно. Такую неутешительную картину признают и контролирующие органы системы закупок.

По словам начальника Управления развития контрактной системы Федерального казначейства Павла Дмитриева, понять адекватность финансовых обоснований проектов в IT невозможно. Нет отчетливых критериев для составления продуктивного ТЗ. В системе закупок порядка 300 нормативных подзаконных актов, регулирующих область IT, которые постоянно меняются. Сегодня заказчику ничего иного не остается, кроме как слепо верить подрядчику на слово. Одним из выходов является регулирование начальной максимальной цены контракта. Но при этом на пути у контролеров контрактной системы есть серьезное препятствие. Это нехватка критериев для описания «товара».

Когда не знаешь, что делать, – регулируй НМЦК

Одно из экспертных предложений – доверить экспертизу ценообразования в IT специальной группе государственных профессионалов, лично не заинтересованных в результате. Москва – один из немногих регионов РФ, где подобный подход уже применяется к другим отраслям закупок. По аналогии здесь также попытались сделать систему закупок IT-продуктов более адекватной. Нельзя назвать этот способ панацеей для всей системы, но чем-то он может быть полезен и в масштабе страны.

Здесь на уровне субъекта РФ утверждены три инструмента закупки софта для государственных нужд.

  • Во-первых, есть методика по разработке электронных информационных систем и по их адаптации. Хотя бы грубо, она позволяет рассчитать референтную стоимость работ. В столичной агломерации все заказчики уже пользуются этой методикой.
  • Во-вторых, методика эксплуатации информационных систем. Каждая система описана, имеет паспорт, который делает понятным расходы на ее содержание (в день, в месяц, в год).
  • А третье ноу-хау – это человеко-часы. При помощи этого элемента предлагается изменить всю систему.

О том, как можно вычислить стоимость человеко-часа, рассказал заместитель руководителя Департамента информационных технологий города Москвы Станислав Ражковский.

По его словам, при описании затрат на создание информационной системы учитываются следующие факторы: базовый функционал (порядка 20% от общей стоимости проекта), доработки софта примерно в том же отраслевом русле, что и базовая схема, стоимость работы специалиста конкретного профиля (по данным Росстата). Перемножив все это, получаем цену человеко-часа на работу информационной системы. Однако для внедрения человеко-часа в реальности требуются изменения в 44-ФЗ. Использование человеко-часа в системе закупок позволит делать техническое задание рамочным, а значит, более подотчетным и более прозрачным.

Однако не все эксперты испытывают энтузиазм по поводу человеко-часов.

Директор по развитию бизнеса SberCloud Шамиль Каюмов:

– Фиксирование часа работы программиста – это ошибка. Это потенциальная коррупционная магистраль. Я потрачу энное количество часов – поэтому дайте мне 25 млрд рублей. Что это за часы? Кто эти люди? Почему именно такая зарплата дается Росстатом по Москве и по регионам? Почему эти цифры не бьются с тем, что происходит на рынке? Вы за эти деньги не найдете квалифицированного программиста.

По словам Каюмова, сегодня любой IT-директор ведомства может представить исчерпывающие аргументы: зачем та или иная система нужна, сколько человеко-часов программисты должны работать над этим ГИСом.

– Почему во второй и в третий раз государство должно потратить на одну и ту же систему такой объем средств? Когда я такой вопрос задавал, мне отвечали, что предыдущий IT-директор уже сидит из-за коррупции, а мы сейчас все сделаем по-настоящему!

Вокруг IT  масса коррупционных скандалов. Одна из причин – в том, что это область, где хороший программист потратит на работу 2 часа, а плохой – 10 часов. Поэтому, как правило, подрядчик запрашивает максимальный объем средств.

Механизм взаимодействия заказчиков и поставщиков после заключения контракта сегодня сводится всего к двум вариантам: принять работы или включить в Реестр недобросовестных поставщиков. Рычагов воздействия на поставщика очень мало. Европейская практика контрактации в IT предусматривает больше штрафных инструментов, которые при этом коррелируются с суммой контракта.

Контракты жизненного цикла для IT – давно пора

– Государство должно давать деньги осознанно, – считает директор по развитию бизнеса SberCloud Шамиль Каюмов. – У каждой проблемы должна быть фамилия и должность – личная ответственность для тех людей, которые пришли и попросили деньги. В России это, к сожалению, не принято. Во-вторых, государство должно платить за итоговый результат: а это значит, что в разработке технических заданий, финансово-экономических обоснований должны работать не только айтишники, но и финансисты. Этого нет. Все проекты сегодня готовят айтишники, которые не задумываются о возврате инвестиций, стоимости госуслуг. Приходит прайс, и он никакой, он сделан только ради того, чтобы получить деньги от государства. Если ты умеешь обосновывать бюджет и знаешь эти тропинки – то ты свой человек.

Ситуация усугубляется тем, что в публичном пространстве чиновников ругают за неисполнение бюджета, за то, что они не осваивают деньги. Управленческие принципы, действующие в регионах РФ, являются тормозящим фактором. К примеру, в августе поступили деньги, а чиновник, понимая, что честно освоить их он не сумеет, не может и вернуть их обратно государству. Это равносильно тому, чтобы расписаться в собственной профнепригодности.

– Нельзя требовать от чиновника потратить больше денег. Нужно требовать выполнения KPI. Какова стоимость одной транзакции на сайте госуслуг? Целью должно быть снижение стоимости этой транзакции, – уверен Каюмов.

Платить только за результат, не давать предоплату, вводить контракты жизненного цикла для IT. Построил систему, начал продавать производствам или государству свои сервисы – только тогда начал получать деньги. Такие сценарии оптимизации закупок предлагаются для повышения прозрачности отрасли сегодня.

– Условно говоря, вопрос ценообразования в IТ должен быть конкретизирован до целевых продуктов. Сколько стоит подготовить одну справку в одной системе – к примеру, справку Росреестра? Какова себестоимость этой справки с точки зрения затрат на этот ГИС за последние 15 лет? Это будет золотая справка! Потому что государство потратило сотни млрд рублей. А себестоимость этой справки с точки зрения IT окажется совершенно иной. Мы не привыкли считать деньги. Нужно, чтобы государство платило именно за итоговый результат, – подчеркивает Шамиль Каюмов.

Кроме того, чтобы вывести на чистую воду закупки в области IT, экспертное сообщество давно и настойчиво предлагает государству требовать «управления» программным кодом, созданным с помощью госсредств, в обязательном порядке.

Открытый код также даст экспертам возможность посмотреть, с каким качеством софт сделан.

Автор: Андрей Троянский