Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Экспортные артефакты российской индустриализации

Об изменившихся приоритетах мировой торговли рассказали на международном экспортном форуме «Сделано в России»
Экспортные артефакты российской индустриализации
Теги: #Андрей Белоусов #ВЭБ #Индустриализация #Экспорт

В условиях глобального переформатирования мировой экономики магистральным инструментом вывода отечественной продукции на внешний рынок становится РЭЦ («Российский экспортный центр», входит в ВЭБ.РФ)

Председатель государственной корпорации развития ВЭБ.РФ Игорь Шувалов сообщил о новых приоритетах работы с российскими поставщиками. По его словам, уже в 2022 году РЭЦ предстоит научиться реализовать «проекты-маяки» в формате комплексной стратегии: от стартапа до большой промышленной разработки и рыночного внедрения.

О тектонических изменениях, происходящих в мире, предметно сообщил первый заместитель председателя Правительства РФ Андрей Белоусов:

– Как охарактеризовать ближайшие 5-7 лет, которые нам предстоят? Если говорить предельно коротко, то это время великих потрясений и великих возможностей. Есть такое понятие «идеальный шторм». Это когда на ограниченном временном пространстве сходится ряд крупных тенденций. Мы имеем ровно такую ситуацию. Продолжается распад модели мировой глобальной торговли, сложившейся в 90-е годы прошлого века. Темпы роста мировой экономики и мирового ВВП замедлились.

По словам Белоусова, до глобального кризиса мировая экономика стабильно росла примерно 3% в год, а мировая торговля – 6%. Причем последняя считалась общепризнанным драйвером экономики. Однако, уже начиная со второй половины 2000-х годов, и особенно после кризиса 2008—2010 гг., ситуация начала кардинально меняться: торговля перестала выполнять роль драйвера, отметил Белоусов.

– Об этом многие говорят. Признаком является кризис всей системы регуляторики, кризис ВТО. Второй очень мощный тренд связан с цифровизацией. Можно спорить с тем, что ESG становится основным фактором торговли, выбора потребителей, отодвигая на второй план вопросы качества. Думаю, что сейчас определяющим фактором становится время. Цифровизация впервые сделала время ключевым фактором конкуренции, она позволяет реагировать на запросы потребителя молниеносно и точно. Выигрывает тот, кто сделает это оперативнее. В этой связи мы наблюдаем интенсивное распространение маркетплейсов, сервисов цифровой торговли, которые замещают торговый оборот. Даже трудно сделать выводы о скорости и объемах этих процессов – потому что нет статистики. Крупнейшие электронные площадки замыкают мировые потоки, причем они находятся вне системы государственного регулирования. Мы недооценили масштабы изменений, вызванных ковидом. Пандемия существенно сдвинула макроэкономические балансы, и точку равновесия мир пока не нашел.

По словам Белоусова, инфляционные волны являются доказательством того факта, что макроэкономическая ситуация и ее новые закономерности еще не определены.

– Сейчас мы переживаем вторую волну. С высокой вероятностью будет третья. Сейчас крупнейшие регуляторы макроэкономических балансов находятся перед фундаментальным выбором. С одной стороны, небывалая инфляция: 4% в Европе, более 6% в США; с другой стороны, огромный долговой навес. Поэтому сейчас ужесточение кредитно-денежной политики может сработать триггером обвала и вызвать долговой кризис. Эту точку неопределенности мы еще не прошли. Как выходить из этой ситуации?

По словам Андрея Белоусова, есть вариант с ужесточением и повышением ключевой ставки, который практикует ЦБ РФ. Но столь решительно действуют далеко не все государства.

Четвертый тренд, по Белоусову – это энергопереход. В данный момент складывается его идеология, но есть и конкретная практика.

– Европа с 2003 года поэтапно выстраивала систему торговли квотами, – пояснил эксперт.  – Последний штрих – это трансграничное углеродное регулирование (в просторечии – углеродный налог).  По факту – это не что иное как распространение системы торговли квотами через сертификацию на импортеров. В июне этого года соответствующий документ был принят Еврокомиссией и сейчас обсуждается в европарламентах. Что он для нас значит? Он охватывает примерно пять групп товаров: черные металлы, алюминий, цемент, минеральные удобрения и электроэнергия. Если это пересчитать в импортные пошлины для российских поставок, то в среднем платеж должен составить порядка 17%, что (в некоторых случаях) эквивалентно введению запретительных пошлин на российскую продукцию! Правительство сейчас вырабатывает систему мер реагирования на эту ситуацию.

Все это в совокупности создает принципиально иную картину, чем та, в которой мир жил и торговал в последние 5 лет. Поэтому российскую систему поддержки экспорта следует реформировать с учетом новых вызовов. Исходя из постулата о том, что существует «клиентский путь экспортера», его жизненный цикл, со стороны правительства могут быть использованы два рычага. Первый – снижение производственных затрат на всех элементах этого пути. Это делается через систему субсидирования, над развитием которой сегодня работает правительство страны. Второе – снижение транзакционных издержек через систему одного окна. Важно продолжить работать в этой парадигме.

Однако новая макроэкономическая ситуация требует и новых приоритетов, с учетом которых Российская Федерация еще не работала. Белоусов обозначил пять наиболее важных:

  1. Снижение неопределенности для экспортеров и содействие их адаптации к новым меняющимся макроэкономическим правилам. Есть целый ряд инструментов, запущенных Российским экспортным центром.
  2. Использование новых цифровых инструментов – вывод наших производителей на мировые маркетплейсы.
  3. Перенос акцентов с поддержания операционной деятельности экспортеров на поддержание инвестиций – и создание сопутствующих активностей: таких как сертификация, омологация, послепродажное обслуживание. Это позволяет существенно снизить риски партнеров, которые работают с длинными циклами.
  4. Создание опорных зон в территориях, составляющих экономический интерес для российского экспорта. Речь идет о промышленных зонах и торговых домах. Экспериментальным примером является создаваемая промышленная зона в Египте.
  5. Содействие экспорту малого бизнеса. В таком ракурсе российский малый бизнес принципиально недооценен, считает первый заместитель председателя Правительства РФ.

Голос реальной промышленности

Что думают об экспортных регуляторных инструментах представители производящего сектора национальной экономики, промышленники и машиностроители? 

Абсолютно симметричные требования к российской экспортной политике предъявляет Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России –  АМДПР считает необходимым ввести ограничения на вывоз деревянного сырья, в частности пошлины на экспорт шпона и запрет на вывоз фанерного кряжа. Эта мера позволит сдержать рост цен на внутреннем рынке, так как дефицит всегда стимулирует рост цен. Если мы снизим дефицит кряжа и шпона на внутреннем рынке, то таким образом будут сдержаны цены и на фанеру.

Экспорт древесины из РФ – это хрестоматийный пример отсутствия в стране осмысленной тарифной политики,  то есть политики в интересах национального индустриального сектора; пример неадекватного реагирования финансовых властей РФ на макроэкономические вызовы.

По причине печати денег западными печатными станками (под предлогом коронакризиса) разница курсов валют создала высокий спрос на стройматериалы из России. В том числе заметно вырос экспорт деревянного сырья – березового шпона и кряжа, из которых изготавливают фанеру, – за год на 200%. Это привело к дефициту фанерных полуфабрикатов и росту цен на них в 2,5 раза, сама фанера подорожала в этом году более чем на 150%.

В грубой интерпретации –  история с древесиной архетипична для всех остальных отраслей национального экспорта.

Президент Ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров считает, что нужно устанавливать квоты на вывоз тех или иных видов изделий на экспорт. Размерами квоты можно будет обеспечить насыщение изделиями на внутреннем рынке, что приведет к снижению цен на них.

По мнению эксперта, принятое в октябре решение подкомиссии по таможенно-экспортному регулированию – обнулить пошлины на алюминиевые сплавы и сократить их для ферросилиция с 15% до 5% неэффективно и может иметь негативный эффект для национального машиностроения.

– Я всегда был и остаюсь противником резкого регулирования пошлин. Они приводят лишь к увеличению ценовой политики на внутреннем рынке для российского потребителя. Поэтому мы ратуем за то, чтобы был более гибкий механизм, который позволил бы насытить внутренний рынок.

Автор: Андрей Троянский

10 декабря 2021, 17:00
254
Теги: #Андрей Белоусов #ВЭБ #Индустриализация #Экспорт

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.