Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

ЕАЭС – интеграция с импортным обременением

Внутренний рынок Евразийского союза пошел в рост и цифровизацию
ЕАЭС – интеграция с импортным обременением
Теги: #ЕАЭС #Импортозамещение #Реестр промышленных товаров ЕАЭС

В конце минувшего года обнародовали свежую статистику евразийской интеграции. Цифры говорят, что происходит  наращивание доли национального производства на внутреннем рынке ЕАЭС по сравнению с 2019 годом. На долю импорта из третьих стран пришлось 29,5% продукции.

Сообщается, что «свой удел» удалось раширить за счет прорыва в фармацевтической промышленности, металлургии, деревообработке, химпроме, автомобилестроении, производстве одежды. Заметный плюс в пользу локального производства зафиксирован также в аграрной отрасли. Если семь лет назад импорт сельскохозяйственной продукции в ЕАЭС оценивался более чем в $40 млрд, то в 2021 году он составил $24 млрд.

Заместитель министра сельского хозяйства РФ, Сергей Левин:

– Экспортные объемы сельхозпродукции ЕАЭС побили исторический максимум. Оборот продукции растет и внутри Союза и составляет более 10 млрд долларов. В ситуации экспортных ограничений создан стабильно растущий внутренний рынок.

К сожалению, при ближайшем рассмотрении заметно, что речь о росте идет в отраслях, занимающихся первичной обработкой сырья. Рынок промышленной продукции высоких переделов по-прежнему остается в руках импортеров.

«Проходной двор» Евразии

Отсутствие наднационального фильтра в пользу импортозамещения  остается одним из главных дефектов Евразийского союза.

В наднациональную компетенцию странами ЕАЭС на данный момент переданы таможенно-тарифное регулирование, меры защиты внутреннего рынка, нетарифное регулирование, санитарные и фитосанитарные меры, торговля услугами, торговый режим в отношение третьих стран…

Однако даже примитивной комплексной системы протекционизма в ЕАЭС не существует. Это ставит в уязвимое положение прежде всего экономику Российской Федерации, которая имеет диффузные евразийские «закладки» в законодательстве о закупках.

  • В рамках госзакупок и закупок госкомпаний поставщикам из ЕАЭС предоставляются те же права и преференции, что и российским. В их числе 15% ценовая преференция, правила «второй лишний» и «третий лишний», запрет на закупку импортной промпродукции при наличии аналогов российского производства или производства компаний из стран ЕАЭС.

Недостроенность закупочного законодательства ЕАЭС и его несогласованность с контрактной системой РФ сводит на нет почти все титанические усилия России по импортозамещению и созданию гарантированного рынка сбыта для отечественных производителей.

Евразийский реестр промышленных товаров, запущенный в феврале прошлого года, уравнял доступ компаний стран ЕАЭС к госзакупкам в рамках союза. Этот реестр задумывался как симметричный аналог  реестров Минпромторга, применяемых в РФ для идентификации отечественных производителей. Однако для зарубежных поставщиков он является скорее символическим шлагбаумом, чем реальным препятствием или фильтром; поскольку не настроен на распознавание продукции, собранной из иностранных комплектующих, особенно, когда речь идет о сложных дискретных производствах, машиностроении, микроэлектронике.

В конце 2021 года в ЕАЭС впервые заговорили о Комплексной Евразийской программе импортозамещения и Единой системе технического регулирования. Но дальше разговоров дело пока не продвинулось.

На этом фоне, безусловно, есть заметные успехи нормативного регулирования закупок в ЕАЭС, сближение ключевых стратегических позиций стран-партнеров произошло по многим вопросам.

В 2021 году Казахстан отменил дискриминационные для стран Союза условия субсидирования приобретения сельскохозяйственной техники по сравнению с техникой третьих стран, а в республике Беларусь были пересмотрены требования по обязательной минимальной представленности местных товаров в объектах розничной торговли. Эти нормы начали действовать с 1 января текущего года. Ожидается, что они положительно скажутся на общих показателях отрасли сельхозмашиностроения и продовольственной безопасности.

Заработал очень значимый механизм – координация в сфере регулирования экспорта – а именно, синхронное принятие решений о введении вывозных пошлин или ограничений экспорта по чувствительным группам товаров. Это позволяет защитить экономику ЕАЭС от экспорта инфляции с внешних рынков, а значит косвенно помогает в политике импортозамещения и наращивания собственных производственных мощностей. По многим товарным и сырьевым позициям (лом черных металлов, лес) были приняты ограничительные вывозные меры.

Есть и тактические пробелы. Так, с 1 января в налоговом кодексе Казахстана вступило в силу изменение о новом порядке взимания НДС с товаров, реализуемых через электронные площадки, которое ставит в дискриминационное положение площадки интернет-торговли стран-членов ЕАЭС по сравнению с внешними маркетплейсами. Партнеры заняты поиском компромисса.

Круговая промышленная порука

С развитием сети промышленной кооперации, субконтрактации и трансфером технологий связывают основные надежды дальнейшего развития ЕАЭС. Если не будет создан этот производственный базис – то Союз зависнет в статусе совещательного органа, так и не превратившись в «экономический».

Сформирована карта индустриализации ЕАЭС, которая включает в себя более чем 185 крупных инвестиционных и значимых проектов сметной стоимостью более 300 млрд долларов в более чем 21 отрасли и по 550 технологическим направлениям, по которым в ЕАЭС имеется необходимость в импортозамещении. Это по своей сути интеграционные проекты.

В 2021 году утверждены Основные направления промышленного сотрудничества до 2025 года.

Начата разработка карты развития агроиндустрии, включающей информацию о крупных инвестиционных и инновационных проектах в сфере агропромышленного комплекса в странах Союза, о перспективных направлениях таких проектов в целях ресурсного обеспечения АПК и импортозамещения.

Председатель Коллегии ЕЭК Михаил Мясникович: 

– Нам в Союзе нужны новые направления промкооперации в отраслях, отличающихся и высокой производительностью труда, и высокой долей интеллектуальной составляющей, включая привлекательные для инвесторов. Речь идет о биотехнологиях, искусственном интеллекте, роботизации. В государствах — членах Союза имеется существенный потенциал развития, связанный с использованием недозагруженных производственных мощностей, их качественным технологическим обновлением.

Евразийский индустриальный кредит

Главным кредитором процессов промышленной кооперации заявлена некоммерческая организация международный евразийский индустриальный фонд. Также специально под политику создания новых кооперационных цепочек создан Евразийский банк развития – ЕАБР, финансирующий уже порядка 180 проектов на пространстве ЕАЭС с капитализацией под 300 млрд долларов.

Председатель Правления Евразийского банка развития, Николай Подгузов:

– В 2021 году мы приняли новую стратегию на пять лет. Объем инвестиций, которые ЕАБР планирует направить в экономику стран-акционеров составляет около 11 млрд долларов. Выбрано несколько крупных интеграционных проектов, один из которых «Развитие транспортного евразийского каркаса».

Критерием  инвестирования в транспортные коридоры является совмещение цифровой и физической инфраструктуры. Пространство ЕАЭС предполагается использовать как альтернативу Суэцкому каналу, в три раза увеличив скорость и плотность перемещения грузов по сопоставимым маршрутам.

Как бы то ни было, представители производящего сектора экономики указывают на острый дефицит кредитно-денежных сервисов для евразийских промышленных проектов. В частности, об этом сообщается в статье председателя Коллегии ЕЭК Михаила Мясниковича и советника Председателя Коллегии ЕЭК Владимира Ковалева.

«Представителями промышленности и бизнеса регулярно подчеркивается, что ключевым недостатком действующей модели работы институтов развития ЕАЭС является отсутствие льготной ставки кредитов Евразийского банка развития и высокий порог для финансирования кооперационных промышленных проектов. Эта проблема требует решения. Средства Евразийского фонда стабилизации и развития могли бы быть использованы для субсидирования процентной ставки ЕАБР. ЕЭК также предлагает и свое участие в финансировании кооперационных проектов посредством возмещения выпадающих доходов по кредитам, выданным ЕАБР».

Маркировка – средство тотального доверия

Цифровая прослеживаемость и маркировка товаров – это один из самых эффективных инструментов противодействия незаконному обороту промышленной продукции. Система предполагает контроль движения товаров на всех этапах жизненного цикла (от конвейера или ввоза – до розничной реализации). В Российской Федерации эта система уже себя отлично показала. Системы track and trace являются мировым трендом: борьба с контрафактом – это не единственное их предназначение. Через маркировку закладывается матчасть цифровых двойников промышленности. По этому пути интенсивно развиваются КНР, Индия, США, Турция, Бразилия, Евросоюз.

Несмотря на поздний старт, Россия уже опережает все существующие в мире системы маркировки по количеству оцифрованных товарных категорий, а также по глубине анализа. В розничной торговле внедрены онлайн-кассы, которые позволяют видеть полные цепочки сбыта – вплоть до конечного потребителя. Наработки построенной системы предлагается масштабировать на все пространство ЕАЭС с созданием сопутствующей информационной инфраструктуры. Уже ведется работа по экспорту российских технологий маркировки в страны Союза (и не только). Система на основе российских разработок внедряется в Киргизии. Аналогичные процессы идут в Казахстане и Узбекистане.

Самыми яркими примерами применения являются – механизмы маркировки лекарств, вакцин, табака, товаров легкой промышленности, уже адаптированные в РФ. По вакцинам есть возможность получать данные из каждой больницы и пункта вакцинации в режиме онлайн, доступна предиктивная аналитика, прогнозирование возможного дефицита в любой географической точке. По лекарствам – есть возможность контролировать остатки лекарств с точностью до конкретной аптеки с учетом сроков годности и других категорий. Благодаря маркировке акцизные сборы с табака в РФ позволили получить дополнительно 30 млрд рублей.

Единая таможенная среда

Единство таможенного регулирования на территории ЕАЭС до сих пор не достигнуто, сообщил первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы Руслан Давыдов. «На Россию приходится 85% всей внешней торговли ЕАЭС, и нужно выравнивать те моменты, когда участники внешнеэкономической деятельности пытаются использовать территории соседних государств для входа на российский рынок, занижая таможенные и налоговые платежи», – отметил он. Создать благоприятные условия для свободного движения товаров позволяет автоматизация таможенных процедур. Полная свобода передвижения товаров, по мнению эксперта, станет возможной, когда качество и стандарт таможенного администрирования будут едиными по всей территории, не меняясь от страны к стране, когда нельзя будет использовать никаких лазеек.

Автор: Андрей Троянский

26 января 2022, 12:18
480
Теги: #ЕАЭС #Импортозамещение #Реестр промышленных товаров ЕАЭС
Ещё по данной теме

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.