ako1
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Малый бизнес в КНР: принципы работы и государственное регулирование

История реального поставщика из крупнейшей госплановой экономики мира с примеркой на российскую действительность. Удачная «платформизация» экономической системы на конкретном примере
Малый бизнес в КНР: принципы работы и государственное регулирование
Теги: #КНР #МСП

Мой опыт работы директором на китайском предприятии малого бизнеса (150 человек) позволил мне сделать ряд наблюдений того, как многообразно и вдумчиво китайские власти поддерживают малый бизнес. Речь про производственный сектор исключительно, потому как торговлю поддерживать не надо. Есть производство, будет вокруг него и торговля.

Малый бизнес там, в Китае, поддерживают только в том случае, если он вписан в государственную плановую программу. Никакой частной инициативы с выбором места размещения и видом выпускаемой продукции.

То есть, если есть возможность не пользоваться государственной поддержкой, то, пожалуйста, конечно,  но на свой страх и риск. Никаких инженерных, технологических и финансовых инициатив. Дадут кредит под 1,5%, но к нему полный проект производства, все штатное расписание, все должностные инструкции, весь план счетов в бухгалтерии –  ни шага в сторону.

Счета можешь открыть только в государственном некоммерческом банке. Оборотные средства фиксируют как инвестиции, и трогать их не моги. Сумма стоимости сырья на складе, товара на складе готовой продукции, и депозита по специальному счету всегда будет постоянная. За нарушение – тюрьма.

Международная и внутренняя сертификация – все через ТПП, делаешь заявку и не паришься. Вся модернизация только через государственные проектные институты.

Все закупки нового оборудования только по согласованию с банком и проектным институтом, а они государственные.

И так лет пять не меньше. Пока не расплатишься по кредитам, хотя бы частично. А там уже начинаются послабления.

Откуда берет прибыль собственник?  В конце года он может перебросить деньги с некоторых  счетов,  из предписанного государством плана счетов, на счет потребления и поделить дивергенты от долей собственников предприятия.

Это если он расплатился по кредитам, покрыл амортизацию, заплатил зарплаты… Словом, показал себя хорошим.

Тогда нет проблем с прибылью, платишь 50% налога «с хотелок» и  гуляй на свои кровные.

Поэтому несколько лет собственники, кроме зарплаты вообще ничего не получают. А зарплата предусмотрена штатным расписанием, как вы помните.

Проценты по кредитам мне пару раз списывали, это потому, что я создавал 150 рабочих мест напрямую и сколько-то там косвенно людей кормились на моем товаре, то есть он пользовался спросом. Говорят потом –  когда я там уже не работал –  им остаток кредита тоже списали.

И еще:  можно было из себестоимости платить за обеды своим сотрудникам напрямую в столовую. Она в обед работала на такие же фирмы как моя, но можно было туда и просто так зайти.

У меня открытый вопрос: а многим  «малым бизнесменам» у нас понравилось бы так работать?

Ответ очевиден: даже если и хотелось бы, – но не получится. Нет у нас инвестиционных государственных банков, способных обслуживать государственные проекты в принципе, не то что проекты развития малого бизнеса. Такие банки работают по показателю оборота, а не по ростовщической прибыли. Оттуда их зарплаты и премии.

Коммерческие банки, читай ростовщики, не заинтересованы в расчетно-кассовом обслуживании предприятия.  Им выгодно затормозить оборот, закачать на свои депозиты все средства предприятия и крутить их на «финансовом» рынке. То есть, на рынке для спекулянтов и ростовщиков. Этот конфликт интересов непреодолим.

По какому принципу ТАМ за Амуром, создаются малые и средние предприятия? – По принципу серийности выпускаемой продукции. Если данный вид продукции можно и выгодно выпускать только большими сериями или объемами, например цемент, то такие предприятия полностью контролируются государством, с блокирующим пакетом, как минимум. А, например, карьер, входящий в передел цементного завода, вообще считается ресурсом и принадлежит государству на 100%.

У крупных предприятий, кроме достоинств: низкой себестоимости продукции, есть и большой недостаток. У них высока точка рентабельности по отношению к проценту загрузки оборудование – к фондоотдаче вообще. Поэтому задача государства гарантировать таким предприятиям объем сбыта.

Но есть в экономике и другие товары, которые выгодно выпускать мелкосерийно, или вообще штучно. Вот эта работа  для малого и среднего бизнеса, именно того, который требует поддержки. Еще раз напомню, что речь тут исключительно про промышленных производителей.  А не про услуги и иную торговлю, которую, по логике властей КНР, поддерживать не надо. У нее капиталовложения низкие, а скорости оборота высокие.  Если есть в районе зарплаты промпроизводств, то спрос мелкому бизнесу обеспечен.

Есть еще несколько способов поддерживать малый и средний бизнес в Китае.

Приведу пример с цементной промышленностью, которая в целом относится к крупному бизнесу, но государство следит за тем, что бы малый бизнес тоже «погрелся»  от этой отрасли. Для этого в Китае цементному заводу запрещают перемалывать больше 30% собственного клинкера.

Поясню суть. Цементное производство состоит из трех основных переделов:  добыча сырья (карьеры), обжиг клинкера и помол этого клинкера в цемент. Первые два –  это относительно большие предприятия с высоким объемом инвестиций и большим оборотом. В целом они потребляют 70% энергии, входящей в себестоимость цемента, ну и добавленной стоимости производят столько же. Но они сильно зависят от объемов реализации. Если она падает, то себестоимость продукции начинает быстро расти  за счет доли постоянных расходов. У предпринимателя в этом случае возникает «жадница» и он инстинктивно пытается поднять цены на свою продукцию. При высокой цене  спрос на эту продукцию начинает ещё больше падать, что еще больше повышает себестоимость. Наступает коллапс. С цементом такая ситуация более чем опасна, так как цемент  – это товар региональный, его рентабельное плечо доставки всего 300 км (зависит, правда, от транспортных тарифов, но логика одна).  Чтобы повысить загрузку цементного завода, государство отбирает у него право повышать прибавочную стоимость, перемалывая клинкер в цемент.  Она вынуждает цементника, продавать  неперемолотый клинкер.  Рентабельное плечо доставки клинкера больше 2000 км. В результате региональные рынки сбыта пересекаются, что снижает региональную монополизацию крупным производителем.

Вот региональная ЦПС (цементно-помолочная станция) это уже бизнес малого предприятия.

Это и малый бизнес поддерживает, и рабочие места в регионе создает, и монопольные цены разрушает, и энергозатраты «размазывает» по регионам равномернее.  Почему у нас такая схема не работает?   Ведь ее еще в СССР придумали. Странно, но вполне объяснимо. У нас все происходит от жадности. Цементная промышленность не хочет отдавать прибыль от реализации конечного продукта, транспортники всех задушат своими тарифами.  В результате всем невыгодно, но жаба душит. Точнее не жаба нас душит, а коммерческие банки, которым, по какой-то странной причине, разрешают обслуживать оборот реального сектора экономики. А им это не выгодно. Им надо всех задушить и все деньги перекачать себе. А потом-то ни точно знают,  что с ними надо делать – присвоить. Не их дело в производственной пыли ковыряться.

Если обобщить мои китайские «воспоминания» о нашем будущем, то получается, что нет в РФ системы поддержки малого и среднего бизнеса. «Системы»  здесь слово ключевое, я бы сказал государственное, а есть у нас вместо этого система государственно-частных интересов, в которой важно приватизировать доходы и национализировать расходы. В некоторых странах это называют коррупцией, у нас же введено в статус государственной концепции развития. Вместо программы поддержки производителя, понятно.

Вот почему  с некоторых пор китайцы стали смотреть на РФ с иронией, а бывает, что и разговаривать через губу. Ордынцы мы, с их точки зрения, и модель экономики у нас ордынская.

Источник

20 мая 2020, 17:11
544
Теги: #КНР #МСП
Ещё по данной теме