ako1
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Как «единственные поставщики» захватили рынки и почему это вредит россиянам

В России часто злоупотребляют понятием «единственный поставщик» — этот статус позволяет компаниям легко получать миллиардные госконтракты. В пандемию эта практика только усилилась. Как это происходит, почему это вредно для экономики и каким образом это отражается на всех россиянах?
Как «единственные поставщики» захватили рынки и почему это вредит россиянам
Теги: #Единственный поставщик

В чём проблема

В российском законодательстве о закупках есть понятие единственного поставщика (подрядчика, исполнителя), с которым можно заключать государственные контракты без конкурса. Но исчерпывающее определение термина «единственный поставщик» законом не дано. Этот статус может присваиваться в том числе распоряжением или поручением президента или правительства.

По закону даже после появления в том или ином сегменте единственного поставщика у заказчика остаётся возможность провести конкурентные закупки. Заключить контракт без конкурса — его право, а не обязанность. Однако при закупках для госнужд всё чаще формулировки составляются так, что единственный поставщик обычно становится не возможным, а обязательным вариантом. Это неблагоприятно отражается на рыночной ситуации.

Как это проявилось на рынке связи

Ещё в 2009 году вышло распоряжение правительства, наделившее компанию «Ростелеком» статусом единственного исполнителя работ по эксплуатации электронного правительства. С ней заключили контракты на сумму более 2,6 млрд рублей, в соответствии с которыми компания организовывала эксплуатацию инфраструктуры для 12 госведомств.

Позже выяснилось, что в рамках тех же договоров ведомствам оказывались услуги передачи данных. В 2016 году «Мегафон» пытался оспорить эти контракты, так как готова была оказать услуги передачи данных на 25% дешевле, но потерпел неудачу.

В 2016 году компания стала единым подрядчиком подключения к интернету государственных медицинских организаций, а в 2017 году закрытым указом была назначена единым поставщиком услуг фиксированной связи для федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ). В последнем случае речь шла не просто о праве, но об обязанности ФОИВов заключать с «Ростелекомом» контракты на услуги фиксированной связи: телефонной, передачи данных, телематики, ЦОДов и т. д. Другие операторы связи были возмущены, но ничего не могли поделать

«Ростелеком» решил пойти дальше и в рамках подготовки мероприятий федеральной программы «Цифровая экономика» в 2017 году лоббировал предложение назначить единого поставщика услуг передачи данных для региональных и муниципальных органов госвласти, образовательных и других социальных организаций. Однако ФАС и конкурирующим операторам связи удалось отстоять рынок.

Почему похожая ситуация может сложиться и в сфере телевещания

Осенью 2019 года кабмин поддержал законопроект о создании единого поставщика 20 телеканалов первого и второго мультиплексов в интернете. Для этого создали компанию «Витрина ТВ», совладельцами которой на паритетной основе стали Национальная медиагруппа, ВГТРК, Первый канал и «СТС медиа».

Госдума приняла документ в первом чтении, подняв волну возмущения со стороны операторов платного ТВ и других участников рынка в лице Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЕК, в неё входят Mail.ru Group, «Ростелеком», Google, ivi и другие).

Представители рынка просили закрепить возможность владельцев интернет-сервисов работать напрямую с различными вещателями. В противном случае может произойти монополизация телевизионного сервиса в интернете, грозящая навязыванием невыгодных договорных условий всем участникам рынка, в том числе рядовым потребителям. Второе чтение законопроекта пока не назначено.

Какие ещё рынки монополизируют

Другой пример — дорожные камеры. В феврале 2019 года тогдашний вице-премьер Максим Акимов предложил в течение пяти-шести лет передать все камеры фотовидеофиксации на дорогах государству. А в июне 2019 года появилась информация о том, что работы по их установке будет выполнять дочернее предприятие «Ростеха» и ГЛОНАСС — компания ГЛОНАСС БДД.

Участники рынка дорожной фотовидеофиксации сразу же заявили о том, что монополизация в этом сегменте скажется на качестве сервиса и замедлит развитие отрасли интеллектуальных транспортных систем и цифровизацию в транспорте.

Против назначения единственного поставщика в сфере закупки и эксплуатации дорожных камер высказалось и Минкомсвязи. По мнению бывшего министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Константина Носкова, передача структуре «Ростеха» функций единого исполнителя разрушит «рынок с хорошей динамикой», на котором «быстро снижается стоимость благодаря конкуренции».

Однако новый министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максут Шадаев отнёсся к инициативе по созданию единого исполнителя менее радикально, и, возможно, к обсуждению этой идеи власти ещё вернутся.

Пандемия коронавируса в 2020 году стала катализатором монополизации поставок для медучреждений: появились единые поставщики медицинских масок, бесконтактных термометров, теплотелевизионных регистраторов и других средств профилактики заболеваемости. Например, поставщиком масок Минпромторг назначил компанию «Дельрус», которая предлагала аптечным сетям и госорганам далеко не самые выгодные условия.

Такая тенденция на ограничение конкуренции особенно опасна в высокотехнологичных сферах. У единственного поставщика, как правило, нет стимулов поддерживать и повышать качество продукта или услуги, что в конечном счёте может приводить к технологической стагнации.

Почему это плохо и что делать

Заложниками подобной ситуации наряду с потребителями оказываются и заказчики, которые даже при желании сменить подрядчика не пользуются этим правом из-за административного давления. А эффективные компании, которые применяют передовые идеи, технологии и держат рынок в тонусе, с появлением в их сегменте единственного поставщика в худшем случае вынуждены сворачивать производство и банкротиться.

Единственная возможность для компаний отстоять конкуренцию — объединяться в ассоциации и призывать к вниманию общественности и ФАС, которая в своих рекомендациях не раз обращала внимание на то, что закупки у единственного поставщика целесообразны только в условиях низкоконкурентного рынка.

До тех пор, пока регулирование не изменится, компаниям нужно помнить, что российская рыночная экономика может в любой момент повернуться к ним своим «нерыночным» лицом: высоконкурентные рынки превратятся в монополии — громоздкие и инертные структуры, в которых улучшение качества продукции перестанет быть обязательным условием для продолжения существования компания. А это приводит к экономическому отставанию и снижению качества жизни в стране.

Ранее «Секрет фирмы» писал, что во время пандемии в России совершили несколько неконкурентных закупок на общую сумму 1 млрд рублей. Активисты «Общероссийского народного фронта» (ОНФ) вскрыли ряд крупных тендеров, которые могли бы пройти с аукционом, но заказчики прибегали к услугам единственного поставщика. Например, в Казани без конкурса отдали контракт на строительство двух школ в стоимостью 373,2 млн рублей каждая.

«Большинство таких закупок не похожи ни на профилактику, ни на предупреждение, ни на ликвидацию последствий распространения коронавирусной инфекции. Мы опасаемся, что таким образом заказчики решили упростить себе жизнь и ограничить конкуренцию на торгах, что могло привести к завышению цены», — сказал представитель ОНФ, депутат Госдумы Антон Гетта.

16 октября 2020, 16:46
455
Теги: #Единственный поставщик