Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Экономические последствия режима самоизоляции в России катастрофичны

Российские регионы переживают экономический спад, которого статистика не фиксировала ни разу в истории
Экономические последствия режима самоизоляции в России катастрофичны
Теги: #деиндустриализация #коронакризис

По итогам апреля сводный индекс региональной экономической активности (РЭА), который рассчитывает Высшая школа экономики, спикировал до отметки 19,7% — минимальной за 15 лет наблюдений.

Резкое ухудшение ситуации зафиксировано во всех восьми федеральных округах и каждом из пяти ключевых секторов экономики.

«Зоной бедствия» оказались Северо-Западный и Приволжский ФО, где индекс падал до 14% и 12,9% соответственно. Относительно благополучно пережили карантин Урал и Северный Кавказ, но и там значение индикатора оказалось заметно ниже отметки 50, отделяющей рост от сжатия — 30% и 31,4% соответственно.

Оборот розничной торговли обвалился во всех регионах кроме одного — Чукотского АО, а сектор платных услуг — повсеместно. Наиболее проблемными ожидаемо оказались сектора, непосредственно связанные с потребительским спросом.

В некоторых регионах продолжались стройки (индекс РЭА 41,5%), тогда как в промышленности (34,1%) и оптовой торговле (20,7%) ситуация оказалась заметно хуже.

Лишь у 4 субъектов РФ экономика осталась в плюсе — это Белгородская, Смоленская и Магаданская области, а также Республике Коми. В 26 регионах в рецессия оказалась фронтальной и охватила все 5 ключевых секторов экономики. Еще в 36 — она затронула 4 сектора из 5.

«Апрельскую ситуацию — в ее региональном аспекте — можно характеризовать словами «хуже некуда»: экономический спад небывалых прежде масштабов охватил субъекты, на которые приходится 80% валового регионального продукта страны.

Рецессия сулит губернаторам обвальное падение налоговых сборов — на прибыль организаций, на доходы физлиц и на имущество, в то время, как Москва требует наращивать расходы на социальную политику, медицину и национальные проекты.

По итогам года дефицит региональных бюджетов будет рекордным за 20 лет — до 9% совокупных доходов, оценивают аналитики S&P.

«Денежная подушка», за счёт которой можно было бы пережить кризис, у половины регионов практически отсутствует. По оценке АКРА, у 37 из 85 субъектов остатки средств в кассе, на банковских депозитах и счетах в казначействе составляют менее 5% от годовых доходов.

У 43% регионов «денежная подушка» покрывает меньше месяца бюджетных расходов, а у каждого седьмого ее хватит меньше, чем на неделю. Это 15 субъектов, у которых резервы составляют менее 1% от всех доходов прошлого года.

У 14 регионов казна практически пуста: остатки на счетах покрывают меньше 5% расходов за месяц. То есть, по сути, есть деньги на один-два дня.

На помощь регионам Москва выделяет трансферты из федерального бюджета (625 млрд рублей за январь-май). Но они обеспечат лишь 20% совокупных потребностей, предупреждают в S&P. Латать «дыры» губернаторам придётся за счёт долга, размер которого, по прогнозу агентства, вырастет до 30% доходов субъектов к 2022 году.

Падение российской промышленности ускорилось в мае, несмотря на окончание режима нерабочих дней. По итогам месяца объемы производства рухнули на 9,6% год к году и на 1,3% относительно предыдущего месяца, отчитался Росстат.

По сравнению с апрелем скорость падения увеличилась в 1,5 раза и заметно превысила ожидания аналитиков: консесус-прогноз Bloomberg составлял 8%.

Если в апреле промышленность оказалась под карантином, то в мае «тяжелый урон» нанесла сделка ОПЕК+, отмечает главный экономист Nordea по России Татьяна Евдокимова: добыча нефти сократилась на 14,5% год к году и на 13,2% относительно апреля.

Спад в добыче газа оказался еще глубже — 16,6%. «Важнейшей причиной стало замедление экономической активности в странах-потребителях, включая Китай и Западную Европу», — указывает в релизе Росстат.

Из-за снижения спроса и переполненности складов на 11,2% падает добыча угля, а максимальный обвал — на 21,4% — зафиксирован добыче «прочих полезных ископаемых», к которым относятся драгоценные камни, а также щебень, галька и песок.

В целом добывающий сектор просел на 13,5%, тогда как в несырьевом сегменте промышленности ситуация улучшилась — годовой спад замедлился с 10% до 7,2%.

Относительно апреля, впрочем, Росстат роста не зафиксировал (0%). В первую очередь пострадали отрасли, ориентированные не сложные инвестиционные товары, говорит главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой.

«Зоной бедствия» стали автопром, где выпуск рухнул на 42,2%, а также НПЗ, которые на 18,8% сократили производство бензина и на 16,3% — мазута.

Лишь четырём промышленным отраслям удалось остаться на плаву, указывает Полевой: это продовольствие (+1,5%), производство мебели (+2,2%), химическая промышленность (+4,4%), а также производство лекарств и медицинского оборудования (+22,4%).

Полноценный бум Росстату удалось зафиксировать в производстве мясных консервов (+50%) и спецодежды (+120%).

Майский опрос Высшей школы экономики, в котором участвовали 4 тысяч руководителей промышленных предприятий, показал, что лишь 8% из них увидели улучшения ситуации по сравнению с апреле.

У 31% положение ухудшилось, а у подавляющего большинства — 61% осталось на кризисном «дне». Средняя загрузка фабрик и заводов в мае опустилась до 58,4% — это минимум с кризиса 2008 года.

Уже в первом квартале треть промышленных предприятий в России были убыточны и потеряли, согласно Росстату, 1,5 триллиона рублей.

Медленное восстановление цен на сырьё после «идеального шторма» сулит дальнейшие проблемы не только бюджету, но и сырьевым госкорпорациям, говорит директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. «Газпром» получил 306 млрд рублей убытка за январь—март, «Роснефть» стала убыточной впервые с 2012 года.

При этом, по сообщениям СМИ, общая сумма штрафов за апрель и май за нарушение *режима самоизоляции* достигла 1 миллиарда рублей.

Источник

18 июня 2020, 22:42
803
Теги: #деиндустриализация #коронакризис
Ещё по данной теме