Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Андрей Цариковский: «Мы будем мягче к бизнесу, пока экономика не восстановится»

Андрей Цариковский: «Мы будем мягче к бизнесу, пока экономика не восстановится»
Теги: #ФАС

ФАС все активнее использует предупреждения и предостережения. А если за нарушение нужно наказать, то делает это максимально лояльно. Чиновники так продолжают работать и во время пандемии. А после ее окончания вернутся к прежнему режиму. О том, как проводились проверки во время коронавируса, о пятом антимонопольном пакете и изобретениях корреспондент «Право.ru» поговорил с заместителем руководителя Федеральной антимонопольной службы Андреем Юрьевичем Цариковским.
Как пандемия коронавируса повлияла на работу антимонопольной службы?

Мы продолжаем свою работу, никаких необычных задач не прибавилось. Поменялись направление и форма работы. Мы значительно меньше делали запросов за этот период, ведь ФАС, как и другие организации, по большей части перешла на удаленку. Сейчас мы уже вернулись к обычному режиму. Но комиссии по госзаказу и административным делам продолжают рассматривать вопросы удаленно, если никто из участников дела не против.

Нам было легко перейти на дистанционную работу во время пандемии, потому что уже было много цифровых инструментов. У нас уже был «Большой цифровой кот» [программа, которая сама выявляет признаки антимонопольных нарушений], мы его немножко направили на мониторинг цен на продукты и товары первой необходимости.

Письменные запросы мы частично заменяли на «живой» мониторинг. Сотрудники просто шли в магазин и записывали цены в точках постоянного наблюдения или из случайной выборки. И если видели, что что-то не так, то тогда уже запускали привычный механизм запросов. Кроме того, вышедшее в период пандемии постановление правительства утвердило иной порядок проведения проверок – по требованию Генпрокуратуры. Именно в сотрудничестве с прокуратурой мы провели множество проверок.

Бизнесу приходится нелегко, от пандемии пострадали многие отрасли. Будет ли ФАС мягче к нарушителям в это сложное время?

Мы давно работаем с позиции «мягкого права» – это предостережения, предупреждения, беседы, письма. Письма не имеют обязательного характера, но дают понять ассоциациям, союзам, что возможно нарушение. Это эффективно в большинстве случаев.

Мы пошли навстречу и в том, что касается административных правонарушений. Практически все штрафы разрешаем платить в рассрочку. Стараемся найти смягчающие обстоятельства. Назначаем наказание ниже низшего – это 50% от минимума, если речь не идет о злоупотреблении или систематических нарушениях. Стараемся не плодить дела.

Так и продолжим действовать в условиях пандемии. А когда экономика восстановится, вернемся к обычной практике.

О пятом пакете

Пятый «цифровой» пакет обещали принять еще в 2019 году, но этого до сих пор не сделали. В чем дело?

Сопротивление некоторых игроков рынка. Сейчас какие-то общие понятия антимонопольного законодательства мы можем применять к цифровым рынкам, но это сравнимо с ездой на дилижансе в век автомобилей.

В пятом пакете использование программ станет отягчающим обстоятельством?

Да, сейчас мы сталкиваемся с очень интересными нарушениями, когда роль человека сведена к минимуму, а почти все делает программа. Производителей мы наказывать не будем. Но если выяснится, что программа специально создана для злоупотреблений, то придется.

Но есть мнение, что программы не несут большой общественной опасности, а еще их используют все, поэтому не получится дифференцировать подход к нарушителям.

Наоборот, логично: чем больше вы используете приспособлений, чтобы нарушить закон, тем жестче наказание. Программа всегда усиливает ваши позиции. И с дифференциацией тоже все логично. Все используют сковородки, но если человек ударил ею кого-то по голове – его накажут. И у судьи не возникнет проблем с дифференциацией.

Пятый пакет регулирует выбор эксперта. Это не может быть лицо, «являющееся продавцом или покупателем по отношению к лицу, которому выдано предписание антимонопольного органа, и (или) лица, входящие с таким лицом в одну группу лиц». Что подтолкнуло к такому нововведению?

Мы устали от того, что у каждой из сторон в серьезном деле находится свой «карманный эксперт», который делает заключение в ее пользу. В итоге участники процесса перестают доверять экспертным заключениям. Это доверие нужно вернуть.

Но не приведет ли запрет к слишком жесткому ограничению круга экспертов? Из формулировки следует, что эксперт не может принять участие в деле «Яндекса», если он, например, пользуется услугами «Яндекс.Такси» или почтой «Яндекса».

Я думаю, практика найдет разумные решения. Всегда можно провести анализ и отграничить одни связи от других. Одно дело, если у вас почта «Яндекса», потому что вам она нравится, или iPhone, с которым вам удобно. Другое дело – если «Яндекс.Такси» выдало человеку абонемент на пять лет бесплатного катания. Или он прочел по приглашению Apple ряд лекций на Багамских островах. Таких экспертов я бы поостерегся брать в дела «Яндекса» и Apple.

Похожая история была с врачами и медицинскими компаниями. Если врач просто прошел курсы от фирмы, съездил на экскурсию на производство, то это одно. Но если он участвует в семинарах и получает за это деньги, то это уже другое.

Об успехах и неудачах

Вы работаете в ФАС с основания – 2004 года. Что поменялось за это время?

ФАС за эти годы стала органом, реально влияющим на экономику страны, контролирующим большое число законов, которые мы стараемся сделать максимально прозрачными. Это не станут отрицать даже те, кто нас не любит, а «неприятных» решений мы выносим достаточно. Кроме того, ФАС перешла на цифровые «рельсы», о чем я уже говорил.

Горжусь тем, что службу все знают. Раньше были случаи, когда переспрашивали, что такое ФАС. Теперь уже никому не надо это пояснять.

А есть планы, которые не удалось до конца выполнить?

Расстраивает, что мы пока не приняли пятый антимонопольный пакет. Давно пора это сделать. Еще нам самим нужно доработать единую сеть делопроизводства (включая территориальные органы ведомства). Это помогло бы с единообразием практики.

Получается, по части единообразия практики тоже есть проблемы?

Мы сейчас корректируем практику вручную. А так работали бы вообще как единый организм.

Еще хотим выйти на подачу цифровых ходатайств. Это будет удобно и нам, и хозяйствующим субъектам. Им не надо тратить бумагу, а нам это поможет создать базу данных ходатайств, которые мы будем в электронном виде обрабатывать и читать. Сделаем это в ближайший год.

О хобби и изобретениях

В вашей биографии написано, что вы автор трех изобретений. Что это за изобретения?

Я сделал их, когда был молодым ученым. Я занимался математическим моделированием и программированием. Изобретения были связаны с качественной оценкой различных медицинских факторов.

Интересно, что эти навыки пригодились мне и на службе в ФАС. «Стресс-тесты», «тест гипотетического монополиста» тоже относятся к построению качественных моделей.

У главы ФАС Игоря Юрьевича Артемьева есть хобби – регби. А у вас какие увлечения, как отдыхаете от работы?

Люблю смотреть биатлон, гонки. Сам люблю природу, рыбалку, собирать грибы. Стараюсь за год хотя бы разочек-другой вырваться. Прошлый год был напряженный. На рыбалку удалось съездить, а вот за грибами уже нет.

Источник: https://pravo.ru

6 июля 2020, 18:46
17
Первоисточник:
Теги: #ФАС
Ещё по данной теме