Конкурс журналистов

Леонид Горнин: кассовое исполнение нацпроектов не должно быть самоцелью

Первый замглавы Минфина рассказал о реализации нацпроектов в регионах и об ответственности властей за их исполнение
Леонид Горнин: кассовое исполнение нацпроектов не должно быть самоцелью
Теги: #Бюджет #Госдолг #Минфин #Минфин #Нацпроекты #Правительство #Президент #Россия #РФ

Первый заместитель Министра финансов РФ Леонид Горнин рассказал в своем интервью о том, как снижаются долги регионов, какие санкции грозят губернаторам за неисполнение соглашений по бюджетным кредитам и нацпроектам и когда будут распределяться федеральные гранты на реализацию нацпроектов.

— Какие основные вызовы в сфере экономической политики сегодня стоят перед субъектами Российской Федерации?

— На площадках экономических форумов в повестку дня не всегда включаются темы региональной политики, особенно вопросы, связанные с межбюджетным регулированием. Но в этом году все по-другому, потому что 2019 год является первым годом запуска национальных проектов и один из главных инструментов их реализации – это как раз межбюджетное регулирование. Это стартовый год, который предопределит для многих регионов, насколько эффективным будет использование бюджетных средств на реализацию нацпроектов, насколько точно будут достигнуты целевые показатели. На основе этого будет оцениваться работа не только губернатора, но и всех высших должностных лиц региона.

Значимость межбюджетного регулирования при реализации нацпроектов касается не только отношений регионального бюджета с федеральным, но в том числе и межбюджетных процессов между органами местного самоуправления.  За регионами закреплены широкие полномочия:  в рамках национальных проектов более 60% ресурсного обеспечения – это компетенция органов местного самоуправления и субъектов РФ. Поэтому межбюджетное регулирование обсуждается сейчас очень остро и требует дополнительной настройки по разным направлениям.

— За прошлый год госдолг регионов сократился на 4,7%, или 109 млрд рублей. Какой объем госдолга регионов сейчас?

— Уже в течение трех финансовых периодов у нас ежегодно сокращается государственный долг регионов – положительные тенденции фиксируются как по результатам 2017–2018 годов, так и в 2019 году.

В регионах сейчас создан очень хороший, устойчивый старт для реализации национальных проектов. Это не просто мое личное мнение, об этом говорят цифры по исполнению бюджета. Объем государственного долга за январь – апрель текущего года сократился на 161,6 млрд рублей, или на 7,3%, и составил 2 044,7 млрд рублей – это 23,4% объема доходов бюджетов субъектов РФ без учета безвозмездных поступлений. Тут важно еще и то, что сократился в том числе и объем задолженности по рыночным обязательствам – на 201,9 млрд рублей, то есть на 17,0%, сейчас он равен 985,5 млрд рублей.

Уровень государственного долга – это именно тот показатель, который характеризует готовность регионов к реализации национальных проектов. Состояние государственного и муниципального долга было одним из главных вызовов для регионов перед стартом нацпроектов.  Напомню, что раньше до 10–15% регионов находились в «красной зоне», зоне финансовой тревоги.  Сейчас всего два  субъекта РФ имеют долговую нагрузку больше 100% относительно собственных доходов. Уверен, что к концу года останется только один субъект с таким уровнем долга.

Могу сказать, что более  60 субъектов РФ улучшили структуру своего госдолга благодаря более высокому темпу роста собственных доходов за последние 2 года.  По результатам 2018 года и пяти месяцев текущего года 81 субъект РФ имеет положительную динамику по собственным доходам. На 1 января 2019 года темп роста собственных доходов регионов составил 15%, на 1 июня 2019 года  темп сохраняется. Мы видим рост базовых налоговых поступлений, таких как налог на прибыль и налог на доходы физических лиц. Это говорит о том, что увеличивается экономический потенциал субъектов, что очень хорошо.

Как показывают эти цифры, мы наблюдаем устойчивый рост собственных доходов регионов. Выше стартовых показателей, которые мы планировали в 2017 году при реструктуризации бюджетных кредитов. Вы помните, что мы направили больше 1 трлн рублей из федерального бюджета на вопросы, связанные с уменьшением долговой нагрузки регионов. Это позволило субъектам улучшить структуру государственного долга и высвободить ресурсы для расходов социального характера, повысить инвестиционную привлекательность за счет дополнительной государственной поддержки. Мы решили главную задачу – стабилизировали состояние государственного долга регионов и его структуру.

— Какие результаты по сокращению госдолга регионов прогнозируете на конец 2019 года?

— При сохранении текущих показателей исполнения бюджетов регионов мы ожидаем дальнейшего снижения долговой нагрузки.

Уровень соотношения государственного долга к собственным доходам на 1 января 2019 года составлял 25%. Это беспрецедентно низкий показатель, раньше он был равен и 30%, и 36%.

В рамках форума мы обсудили возможные подходы к увеличению государственного долга регионов. Мы, как Министерство финансов, видим, что тем регионам, которые имеют незначительный уровень  рыночной задолженности – до 35%, можно разрешить увеличивать объем госдолга для финансового обеспечения инвестиций в инфраструктурные проекты, на поддержку малого и среднего бизнеса. Это те направления, которые в дальнейшем позволят более высокими темпами увеличивать собственные доходы за счет повышения налоговых поступлений.

Сегодня рыночный долг ниже 35% имеют более 40 регионов – это те субъекты РФ, которые последние годы вели ответственную бюджетную и долговую политику. Поэтому идея дать им право осуществлять коммерческое кредитование для реализации успешных инвестиционных проектов точно заслуживает внимания.

— Как обстоят дела с реализацией программы реструктуризации бюджетных кредитов регионов? Все ли регионы справляются с исполнением?

— Программа реструктуризации действует уже второй год, и можно сказать, что количество регионов-нарушителей сокращается. За 2018 год основные параметры реструктуризации не выполнили 8 регионов, 4 из них были освобождены от применения мер ответственности в соответствии с правилами проведения реструктуризации. Получается, только к 4 регионам будут применены меры финансового принуждения. Это не фатальные показатели, мы будем исправлять ситуацию, для этого у нас есть инструменты.

— Какие инструменты применяет Минфин в подобном случае?

— Ранее мы говорили о мерах финансового принуждения, которые были запущены еще в декабре в 2018 года на Госсовете в Ялте. Но мы договорились с субъектами, что по отдельным соглашениям, в том числе по реструктуризации бюджетных кредитов и по предоставлению субсидий, применять меры финансового принуждения в случае нарушений не стоит, чтобы не страдало население, которое проживает в регионе. Лучше применять меры административного, дисциплинарного воздействия к должностным лицам, которые нарушают соглашение.  Это будут штрафные санкции.  Мы уже подготовили соответствующие предложения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.  Штрафные санкции будут применяться непосредственно к должностным лицам. Я уверен, что персональная ответственность высшего должностного лица и госслужащих в регионах повысит ответственность за выполнение целевых показателей, установленных указом Президента.

— Ранее Вы говорили о том, что условия реструктуризации бюджетных кредитов могут быть смягчены для регионов, которые показывают высокие темпы роста доходов. Обсуждалась ли эта инициатива более детально в Минфине? О каких регионах может идти речь? Какие именно послабления планируются?

— Да, такой вопрос рассматривается. Наряду с отменой мер финансового принуждения, а также с трансформацией механизма предоставления грантов мы внесем в Правительство предложения по увеличению объема грантовой поддержки до 50 млрд рублей. Предложение пойдет поправками ко второму чтению законопроекта о внесении изменений в бюджет на 2019 год. Это существенно простимулирует субъекты РФ к выполнению целевых показателей.

Методика распределения сейчас обсуждается, но по предварительным договоренностям с коллегами, в том числе с губернаторами, критерии для получения грантов будут базироваться на 15 основных показателях оценки эффективности, которые закреплены в указе Президента. Поддержка будет ежегодная. Также мы определились, что объем в 50 млрд рублей будет распространяться и на последующие годы – это очень важно. Распределение будет осуществляться в конце 2019 года, в декабре, когда мы проанализируем результаты регионов по достижению целевых показателей национальных проектов.

Второй инструмент для премирования регионов, которые достигают высоких показателей, – это продление льготного периода в рамках реструктуризации бюджетных кредитов. Сейчас действие программы реструктуризации рассчитано на 7 лет с погашением до 2024 года. Согласно условиям первые два года у регионов идет возврат 5% от тела долга, в следующем году цифра увеличивается до 10%, а затем составляет 20% на оставшиеся годы. Обсуждается вопрос о продлении в 2020 году льготного возврата основного долга до 2029 года включительно, в случае обеспечения регионами роста налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов регионов в 2018 и 2019 годах выше фактических темпов инфляции.  То есть общий срок программы реструктуризации составит 12 лет. Сейчас эти решения будут активно обсуждаться для реализации в этом бюджетном цикле. Думаю, что они станут предметом широкой общественной дискуссии в августе-сентябре, одновременно с рассмотрением Закона о федеральном бюджете на 2020 год и на 2021–2022 годы.

— Справляются ли регионы с поставленными перед ними в рамках нацпроектов задачами? Уровень исполнения региональных проектов, по данным на конец мая, составлял менее 10%. Чем это обусловлено?

— Конечно, регионы сталкиваются с процедурными сложностями – это контрактная система и отдельные процедуры, которые сейчас отшлифовываются. Но мы должны понимать, что кассовое исполнение не является самоцелью. Эффективность реализации национальных проектов характеризуется тем, достигаются ли результаты и показатели, меняются ли к лучшему условия жизни граждан и работы бизнеса. Если бы мы с субъектами приняли решение и определили для себя кассовое исполнение ключевой целью, это было бы неправильным и неэффективным использованием бюджетных средств. Кассовый расход – это лишь финансовая операция, она не подтверждает того, что работы реально выполнены и достигнуты те или иные показатели. Более того, кассовое исполнение – показатель актуально оценивать только в 3–4 кварталах года. Если смотреть структуру расходов в рамках национальных проектов, то довольно большая часть расходов носит инвестиционный характер. К примеру, подписание акта приемки выполненных работ в области дорожного строительства или строительства бюджетных учреждений в основном происходит в 3–4 квартале.

Сейчас применяется проектный подход управления. Он позволяет нам видеть поэтапный график выполнения работ на каждой стадии – начиная от контрактования, проектно-сметной документации, заканчивая реализацией проекта, к примеру, в области строительства. В рамках электронного бюджета предусмотрены соответствующие блоки. Когда мы будем оценивать кассовые расходы с нарастающим итогом в 2021–2023 годах, будет видно, что отдельные субъекты должны обратить внимание на кассовое исполнение. Но в начале финансового периода нельзя ориентироваться только на этот показатель. Мы должны смотреть, соблюдается ли график в целом, соблюдаются ли сроки по каждому этапу, например, строительства учреждений социальной сферы – районной больницы или конкретной школы.

Именно это является самым главным.

Источник

Ещё по данной теме