Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Закрытый контур – не повод для ущемления конкуренции

Как отстроить правила закупок в «санкционной тени»?
Закрытый контур – не повод для ущемления конкуренции
Теги: #Конкуренция #Санкции

Один из главных санкционных ударов приняли на себя госкомпании и госкорпорации, была предпринята попытка блокировать их деятельность, под вторичный удар могли попасть также сотни поставщиков. Поэтому правительство позволило увести в тень закупки по 223-ФЗ.

6 марта 2022 года было принято 301 постановление, которым заказчику было дано право проводить непубличные закупки. Однако за полтора года эта экстренная мера защиты показала не только позитивный эффект.

Остро востребована специальная практика регулирования непубличных закупок. Все, что осталось в тени, должно подчиняться конкурентной логике 44 и 223 Федеральных законов.

Максим Шаскольский, глава ФАС России:

– 301 постановление выходило практически сразу после введения санкционных мер, поэтому предугадать и полностью спрогнозировать ситуацию было непросто. Какие действия будут в дальнейшем предприняты недружественными странами и какая адекватная реакция будет с нашей стороны? За полторы-две недели это было сделать трудно. Но тот механизм, который родился, оказался недостаточно точным. Есть мнение, что необходимо обязать заказчиков, если данные не размещаются в открытой части, то размещать их в закрытой. Есть два письма Минфина на эту тему, которые, хоть и не являются нормативными актами, свидетельствуют о том, что есть двойственность между конкурентными и неконкурентными закупками госкомпаний и госкорпораций. Мы видим это на практике и по тем обращениям, которые поступают в ФАС России.

Распространенным явлением стала публикация закупок не на трех специально отведенных для этого электронных площадках, оснащенных соответствующим техническим функционалом, а за их пределами.

– Дело в том, что процедура допуска на эти площадки настолько сложна, что поставщиков требуемой продукции может там попросту не оказаться, – пояснил Максим Шаскольский.

По его словам, формально, такие закупки обладают всеми признаками конкурентных процедур (проводятся в виде аукциона или конкурса), кроме того, что не размещаются в открытой части ЕИС. Можно понять логику заказчика.

– Когда заказчик закупает скрепки или салфетки, то риск наложения вторичных санкций на их производителя и поставщика минимальный. Но зато он может получить максимальное снижение цены и получить лучшее качество. Поэтому заказчик размещает эти закупки на других площадках, формально называя их неконкурентными.

Вопрос, требующий отдельного решения. Среди этих заказчиков достаточно много регулируемых организаций. И закупки, которые они осуществляют на неконкурентной основе, не попадают в базу, рассчитываемую при их тарифе. Получается, что из регулируемого тарифа изымаются те затраты, которые проведены неконкурентным способом.

ФАС России предлагает профессиональному сообществу выработать корректный подход к регулированию закрытой среды. Это может быть либо разрешение публиковать часть закрытых закупок на всех восьми ЭТП, либо другие гибкие меры регулирования

Заказчики, которые попали под санкции. Где и как им размещать свои закупки. Нужно подумать над развитием механизмов, чтобы сохранить текущий уровень конкуренции. Есть объективная необходимость, держать часть информации о некоторых закупках в закрытом виде, чтобы не подставлять заказчиков под вторичные санкции. Чтобы недружественные страны не могли углублять свои санкции. Но при этом важно найти такое решение, чтобы конкуренция не страдала от защитных мер.

Иван Щербаков, руководитель Департамента города Москвы по конкурентной политике (Всероссийская конференция в сфере закупок, организованная ФАС России):

– Система электронных торговых площадок выстраивалась до санкционного давления. У нас есть 8 площадок, отобранных Правительством для открытых закупок по 44-ФЗ и для МСП по 223-ФЗ. Плюс три специализированных площадки, которые создавались для закупок с гостайной. Соответственно, поставщик, чтобы работать на закрытых площадках, должен приобрести специальный софт, обучить людей, навесить на них ограничивающий функционал.

Но потом возникла новая реальность в связи с появлением санкций. Если 44-ФЗ даёт чёткую трактовку действий заказчика и поставщика, то в 223-ФЗ есть 301 постановление правительства, которое даёт, по сути, не обязывающий опционал. Считаем, что этот момент надо дополнительно зарегулировать.

– Наше предложение достаточно простое: там, где есть гостайна, использовать специализированные площадки, там, где нет гостайны – применить новый формат. Нужно дать возможность заказчикам, которые осуществляют закупку без гостайны, публиковать свои процедуры на восьми площадках, но без публикации этих данных в открытой части площадки.

Эту информацию будут видеть только поставщики с ЕРУЗ и передавать её в закрытую часть ЕИС. Таким образом, эти сведения будут доступны должностным лицам, имеющим допуск. Основная масса санкционных закупок, таким образом, будет удовлетворена.

На конференции ФАС России в Сочи сообщили о технической готовности всех восьми ЭТП к переходу в такой формат закупок. Где-то заказчик выбирает форму закрытых торгов для ограниченного перечня участников, где-то, наоборот: под формально неконкурентной «ширмой» применяет механизм вполне конкурентной закупки. Такие примеры широко распространены в практике «Ростелекома», ВТБ. В открытой части площадки такие закупки не видны, а в закрытой – их видят все участники. Более того, статистика говорит о том, что в сравнении с прошлым годом показатели конкуренции значительно выросли. К примеру у «Ростелекома» в подобных закупках показатель более трех заявок на торгах, 3,4 в «Русгидро», на 31% выросло общее количество поданных заявок у ВТБ, «Алроса» также отличается ростом конкурентных процедур. Таким образом, заказчики, которые добровольно приняли решение, взвешивая риски, проводить квазиконкурентные процедуры – улучшили свои показатели даже по отношению к досанкционным цифрам.

Тем не менее, в Министерстве финансов РФ выступают против смягчения регулирования и против разрешения публиковать закрытую информацию на всех восьми площадках. Даже если закупка не в рамках гособоронзаказа, не в рамках гостайны и не в рамках режима для ограниченного пула участников, то ее все равно не следует выносить за пределы трех специально отведенных для этого ЭТП.

Об этом аргументированно высказался Алексей Лавров, заместитель Министра финансов Российской Федерации:

– Во-первых, у нас закрытых площадок для особых торгов теперь три. Для конкурентного рынка этого более-менее достаточно. Хотите сделать пять? – Тогда пожалуйста, ограничений нет. Давайте сертифицировать, если площадки готовы к таким инвестициям. Надо пройти определенный отбор на соответствие требуемым техническим критериям по защищенности информации, и тогда площадок будет пять. Но следует понимать, что это большая нагрузка на сами ЭТП, пусть даже там нет гостайны, но все равно есть требования по защищенности каналов и так далее. Возникает вопрос, ради чего все это делать? Автоматически взять и разрешить всем восьми площадкам проводить в том числе и закрытые процедуры – невозможно. Даже и обсуждать нечего. Это все равно, что сделать их открытыми. И мы тут же попадаем на вторичные санкции.

Насколько актуально для самих заказчиков закрывать всю информацию, и существует ли возможность открыть определенную часть данных с целью публикации на всех восьми площадках?

Так, например, компании нефтегазового комплекса «Лукойл», «Новатэк», «Сургутнефтегаз», несмотря на то, что попали под санкции, проводят открытые закупки на разных площадках. То же самое делают в угольной и металлургической отраслях «Мечел», «Полюс», «Полиметалл», «Новолипецкий комбинат», «Северсталь», «Норникель», «Русал». В деревообрабатывающей отрасли – «Сегежа групп». Судя по информации, озвученной на сочинском мероприятии ФАС,  конкуренция в этих открытых закупках является не фиктивной. Речь идет о 3-4 компаниях, претендующих на контракт.

Как бы то ни было, попасть под вторичные санкции рискуют не заказчики, а их поставщики. С этой точки зрения, даже когда закупка опубликована в закрытом контуре, видна только аккредитованным участникам и при этом не видны победители,  – она все равно остается уязвимой для поставщика.

– Заказчик считает, что эта публикуемая информация никому не интересна. А компетентные органы уверены, что по ней можно определить все что угодно, даже по косвенным данным. Возможно, имеет смысл разрешить заказчику делать закупки частично открытыми по отдельному перечню продукции. Но давать право раскрывать все, – заключил Алексей Лавров.

Автор: Андрей Троянский

24 октября 2023, 14:02
482
Теги: #Конкуренция #Санкции
Ещё по данной теме

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.