Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Облачный сервис для управления Россией

Идеология цифровых экосистем: «ГосОблако» Сбера получает легальную «прописку»
Облачный сервис для управления Россией
Теги: #IT #Сервисное государство #технологический суверенитет #Цифровизация

Существенный рост расходов на системы хранения данных – это явная мировая тенденция, которую невозможно игнорировать в задачах технологического суверенитета. Российская Федерация серьезно отстает в этом направлении от иностранных конкурентов.  

Согласно свежей статистике Canalys, расходы на услуги по предоставлению доступа к облачной IТ-инфраструктуре в мире в III кв. текущего года выросли на 35% по сравнению с тем же периодом 2020 г. – до $49,4 млрд. Лидерами в экспансии своих облачных продуктов за рубеж являются США и Китай, на их долю в сумме приходится 75% глобального рынка облачных технологий. Однако, самое «облачное» государство – это Сингапур, где реализуется цифровой госплан, а строительством единой информационной базы данных централизованно занимается правительство.

В КНР эта функция доверена таким технологическим гигантам как Huawei, инвестиционный холдинг Tencent и локальный поисковик Baidu. Облачным монополистом Южной Кореи является Naver Cloud от одноименной государственной корпорации.

Цифровая автономия

В России к узловым отраслям жизнеобеспечения, а по сути –  к цифровому управлению страной, подключены Microsoft, Oracle, SAP и прочие уважаемые зарубежные вендоры. Преимущественно их платформы сейчас используются госорганами, госкомпаниями и банковской системой РФ.

Пытаясь закрыть эту уязвимость, в нашей стране занимаются созданием собственной альтернативы – условного аналога SAP: платформенное опенсорс-решение (Гостех), на базе которого можно будет разворачивать любые процессные проекты госуправления. В 2020 году конкурс на создание такой облачной экосистемы выиграл Сбербанк с ценой контракта 900 млн рублей, имеющий в своем активе тематические наработки в виде сервиса Sbercloud. Заказчиком от государства выступает Минцифры. Ответвлением Гостеха – сквозным сервисом, предназначенным исключительно для органов власти, станет ГосОблако.

В ноябре Минцифры РФ предложил закрепить в российском законодательстве понятие «ГосОблако», или «государственная единая облачная платформа». Для этого ведомством подготовлен законопроект, который вводит в правовое поле определения Гособлака. Изменения вносятся в 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Технически, эксперимент по созданию и развитию ГИС на платформе «Гостех» стартовал в 2020 году и должен завершиться к весне 2022 года. Предполагается, что с 2024 года, в «Гостех» (ГосОблако) в обязательном порядке мигрируют все федеральные ГИС, и он станет стандартной средой цифровизации государства. «На сегодняшний день регионы, которые вошли в общий трек по переходу на «Гостех», – уже опережают остальных и выигрывают, – отметил на совещании с руководителями цифровой трансформации ФОИВ и регионов России 19 ноября вице-премьер Дмитрий Чернышенко. – Именно на этой платформе получат развитие и будут реализованы передовые облачные решения, которые используются государством.

  • В эксперименте участвуют Минтруд, Минюст, ГФС, Росархив, Ростехнадзор, Росимущество, Росгвардия, ФТС, Фонд социального страхования, Росстат, Минэкономразвития, Минстрой, Минздрав, Роструд, Росреестр, Россельхознадзор, Рослесхоз, Пенсионный фонд, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и Центральная избирательная комиссия. Далее к проекту присоединятся Минспорт, МЧС, Минпросвещения, ФАС, ФМБА и Росгидромет.

Как воздух необходимый стране проект, однако, критикуют за доверие негосударственной финансовой структуре. Тенденция передачи на откуп корпорациям ключевых высот социальной и промышленной политики вызывает беспокойство у сторонников сохранения цивилизационной субъектности РФ.

Сбер является разработчиком и архитектором платформы, которая положена в основу взаимодействия государства с населением и бизнесом. Некоторых представителей экспертного сообщества напрягает тот факт, что по сути частный «разработчик и архитектор» (пусть и с контрольным пакетом акций государства), оставит за собой доступ к критически важной цифровой инфраструктуре страны.

Как следует из ТЗ, подрядчик предоставляет услуги по обеспечению функционирования, администрирования и бесперебойной работы программного обеспечения. На практике, сторона, обеспечивающая поддержку, имеет не только полный доступ ко всей системе, включая данные, но, зачастую, и их локальную копию на собственных средах (последнее является одним из основных источников «утечек»).

Техническое задание как акт политической воли

В общественной дискуссии по вопросу уязвимости данных есть и противоположная точка зрения, что Сбер является всего лишь частным подрядчиком с жесткими обязательствами, а угроза доступа коммерческого финансового конгломерата к важной государственной информации – это мрачная конспирология, не заслуживающая внимания.  Никаких рычагов  влияния на управление Россией по факту исполнения контракта этот подрядчик не получит, и своих «технологических прокладок» в цифровом государстве российском не оставит.

Вне зависимости от ответа на вопрос о безопасности госданных, проблема идеологии остается открытой. «Бюрократическое» или «цифровое», – но государство не может не иметь собственной административной идеи. Если государство эту идею не заявляет, то вполне естественно, за него идеологию формулирует «разработчик и архитектор» цифровых сервисов.

Закономерным итогом цифровой реформы в России может стать принятие западных стандартов системной интеграции вместо развития собственных. Автоматом чужие схемы тянут за собой и чужие подходы в управлении экономикой. Не случайно, в доступных новостях по Гостеху никак не раскрыта тема преобразования информации о процессах производства и распределения в сами эти процессы – наверное, в угоду популярной рыночной теории предполагается их самозарождение и самосгущение. Проблема в том, что без внятного идеологического фарватера строительство цифрового социального государства (типа Сингапура или КНР) может случайно деградировать до корпоративного, (типа Колумбии или Эфиопии).

То же самое касается не только сервисов госуправления, но и других важных областей суверенитета, таких как национальная система стандартов, национальное пространство СМИ, сфера научных исследований.

Государство без четкой экономической и общественной идеологии банально не сможет написать в своих интересах Техническое задание.

Когда Сбербанку поручают развивать ИИ, «Росатому»  –  северное мореплавание, «Роснефти» –  судостроение и т.д. , это вызывает резонные опасения за стратегию развития страны. По идее, разумным целеполаганием, передавая средства, на конкретные задачи и исследования в профильные НИИ, должны заниматься министерства. В этом состоит принципиальное различие между планированием и регулированием экономики.

Характерный пример планирования – это озвученный в ноябре государственный заказ Пентагона, который предложил Google, Oracle, Amazon и Microsoft участвовать в тендере на создание облачной инфраструктуры. Подрядчики должны будут обеспечить для американских военных сбор и совместное использование информации, необходимой для эффективного управления боевыми действиями, в сочетании с уже имеющимися у США технологиями имитационного моделирования боя. Стоимость прежнего аналогичного контракта оценивалась в 10 млрд долларов. В этой новости характерно, то, что все потенциальные исполнители имеют строго американскую прописку. Нет сомнений в национальной идентичности указанных корпораций.

Телеком-урбанизм

Еще одной отраслью облачной цифровизации во всем мире является инфраструктура городов. Строительство урбанистических облаков требует создания ЦОДов (центров обработки данных). В России эта задача возложена на «Ростелеком», принадлежащий государству.

Облачная урбанизация занимает львиную долю в инвестиционной стратегии компании. На пятилетку, начавшуюся в 2021 г.,  –  9,3 млрд руб. из 15 млрд руб. в год – «Ростелеком» направит в ЦОД и облачные сервисы, система «Цифровой регион» будет ежегодно получать по 2,7 млрд руб., Информационная безопасность – по 2 млрд руб., а прочие кластеры – по 1,2 млрд руб. Глава одной из дочерних компаний «Ростелекома» сообщил, что под «Цифровым регионом» компания подразумевает в том числе прямые контракты с муниципальными властями на элементы Smart City (от «умных остановок» до энергосервисных контрактов). К 2025 году «Ростелеком» намерен нарастить выручку кластера «ЦОД и облачные решения» до 75 млрд руб., принести ее должны более 5000 клиентов, а на материнскую структуру придется лишь 15% дохода. Любопытно, что свыше 1/3 выручки от ЦОД и облаков в 2025 г. «Ростелеком» рассчитывает получить от среднего и малого бизнеса. Также известно, что в сфере облачных технологий Ростелеком намерен развивать сотрудничество с Яндексом. О соответствующем достигнутом соглашении между двумя компаниями сообщалось в июне 2021 года.

Вычислительные мощности и коммуникации, создаваемые в России, действительно нужны государству и обществу. Вопрос в том, обладает ли государство достаточной политической волей, чтобы их впоследствии национализировать и взять над ними полноценный (в том числе идеологический) контроль? Или цифровые экосистемы имеют свойство вилять владельцем в режиме soft power.

Автор: Артур Королев

26 ноября 2021, 14:26
290
Теги: #IT #Сервисное государство #технологический суверенитет #Цифровизация
Ещё по данной теме

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.