Конкурс журналистов

Ресурсы внутреннего рынка можно направить в пользу нацпроектов

Регуляторы и контролеры системы закупок назвали свою формулу стимуляции производящей экономики
Ресурсы внутреннего рынка можно направить в пользу нацпроектов
Теги: #223-ФЗ #44-ФЗ #Госзаказ #Госзакупки #Законотворчество #МСП #МФФ #Нацпроекты

У государства очень много денег, но слишком мало желающих работать в государственном заказе и нести ответственность за национальные проекты. Чем объяснить этот парадокс и как довести средства до реального производства?

«Оптимизация механизмов государственных закупок» – это лишь один из стимулов для работы бизнеса над выполнением стратегических задач, поставленных Президентом. Ответить на эти вызовы попытались спикеры одноименной сессии финансового форума в Москве.

Руководитель общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин подчеркнул, что в нацпроектах заложена амбициозная задача по поддержке МСП. Предполагается, что к 2024 году малый бизнес будут формировать 32% ВВП вместо нынешних 24%. При этом, в Китае уже добились аналогичного показателя в объеме 60%.

– Если мы хотим такого значительного изменения структуры экономики, то это прежде всего предполагает, что и доля в закупках должна соответствовать поставленным целевым показателям по МСП, – подчеркнул Калинин.

В рамках сессии в цифрах и фактах были озвучены достижения и недостатки действующей контрактной системы с точки зрения удобства пользователей и эффективности выполнения контрактов.

Добро

По данным ФАС, доля МСП в закупках государства выросла с 15% в 2017 году до 29% в 2018 году. Растет доверие предпринимателей к системе государственных закупок, многие убеждаются, что госзакупки проходят в честной конкурентной среде.

Зло

Одновременно есть и другой тренд: предприниматели жалуются на слишком большой процент закупок у единственного поставщика, на то, что для госзакупок требуется слишком большое обеспечение, усложняются технические требования и закупочная документация, наблюдаются аффилированность и нарушение закупочных процедур; высокая конкуренция малого бизнеса с крупным.

Говоря о рентабельности национальных проектов, аудитор Счетной палаты РФ Максим Рохмистров обратил внимание на один из ключевых вопросов – рост покупательской способности населения.

Если никто ничего покупать не будет, то и производить никто ничего не станет, – напомнил Максим Станиславович.

«Поэтому, занимаясь организацией собственных производств в нацпроектах, следует думать и о драйверах роста покупательской способности», – подчеркнул Рохмистров. – В функциях государства нет такого понятия, как зарабатывание денег на внутреннем рынке и извлечение прибыли. Поэтому основная задача компаний, учредителем и собственником которых является государство, – это не извлечение коммерческой прибыли из собственного населения. Для менеджмента этих компаний должны быть иные KPI.

Также Рохмистров напомнил, что общий объем государственно-регулируемых закупок генерирует порядка 30% ВВП – это огромная сумма.

– Мы проанализировали внутреннюю часть рынка и увидели, что совокупный рост объема государственно-регулируемых закупок (11%–16% в год) опережает темпы роста национальной экономики. Этим необходимо воспользоваться и стимулировать развитие. Однако мы видим, что уровень конкуренции практически не меняется на протяжении 5 лет. Это в районе трех заявок на один лот. А если взять 223-ФЗ, то там вообще отсутствует конкуренция (менее 2 заявок на один лот). При этом если анализировать от потенциала количество участников, то это от 4,5 до 6,5 млн (!) предприятий. Из данных цифр очевидно, что рынок государственных закупок не оказывает стимулирующего воздействия на развитие экономики страны. Надо повернуться лицом к бизнесу и сделать так, чтобы люди захотели прийти на этот рынок, – заключил аудитор Счетной палаты.

По словам Максима Рохмистрова, 44-ФЗ и 223-ФЗ – (квазигосударственный сектор) должны быть включены в единое поле государственно-регулируемых закупок. Потребуется 1–2 года, чтобы поломать тенденции застоя в системе закупок за счет оптимизации механизмов государственных закупок. Рохмистров выразил надежду, что систему государственного заказа удастся повернуть лицом к бизнесу, снизив издержки заказчиков и поставщиков.

«Конкурентное начало – и неизвестно какое продолжение…»

О наболевших вопросах системы закупок, которые тормозят развитие реальной экономики, напомнил заместитель руководителя ФАС России Михаил Евраев:

– Весной этого года мы сделали первый шаг к разрыву цикличности процедур. Многие нормы, актуальные для 94-ФЗ, Правительству сегодня приходится восстанавливать. Например, возможность заключения контракта со вторым участником.

Еще одна больная точка экономики, по словам Евраева, одностороннее расторжение контракта.

– Огромное количество предпринимателей сегодня обращается к нам с тем, что после заключения контракта заказчик начинает на пустом месте придираться к добросовестному исполнителю, – сообщил Евраев. – Весьма распространенный пример касается строительной отрасли: ситуация, когда заказчик не получает разрешения на строительство, не передает участок, из-за этого предприниматель не может вовремя приступить к исполнению контракта, а потом заказчик расторгает контракт на том основании, что поставщик сорвал сроки. ФАС рассматривает такие вопросы не по форме, а по существу… Если мы видим, что предприниматель прав – то мы, конечно, его в РНП не включаем. Однако закон требует доработки. По факту мы имеем такую ситуацию: есть конкурентная процедура – а дальше можно делать все, что угодно.

Говоря об антимонопольной практике, Михаил Евраев сообщил, что ФАС сталкивается с такими грубейшими нарушениями, как «заказ на стройку будущего». Михаил Яковлевич привел одиозный пример:

–  Вчера рассматривалась жалоба Министерства инвестиций Смоленской области (стоимость 3,4 млрд руб.) – приобретение в будущем построенного культурно-оздоровительного центра. Его кто-то начал строить за полгода или год до этого, и заказчик (как раз так «случайно» совпало) через год приобретает культурно-оздоровительный центр в виде готового здания (совершенно по другим правилам, нежели стройка). Понятно, что это притворная сделка, это уход от обычной конкурентной процедуры. Видя такие нарушения, мы передаем их в правоохранительные органы.

Штучный синдром – бойкот конкуренции

Заместитель руководителя Федерального казначества Анна Катамадзе озвучила любопытные данные аналитики, которую ежегодно проводит Федеральное казначейство для сопоставления объемов закупок в 44-ФЗ и 223-ФЗ:

– По состоянию на первое полугодие 2019 года. У нас 30% экономики госзакупок сидит в штучном формате контрактов, которые в основном все заключаются на неконкурентной основе. По большей части это решения по 93 статье (поручения Президента и Правительства), а также несостоявшиеся аукционы. К концу года это соотношение не изменится, а цифры подрастут.

В сегменте 223-ФЗ, по словам Катамадзе, ситуация еще хуже с точки зрения конкуренции: 64% в денежном выражении – находится в штучном формате контрактов. Это крупнейшие заказчики, которые размещают многомиллиардные контракты. И все они по большому счету находятся вне зоны регулирования закона.
Анна Теймуразовна выразила надежду, что осенний пакет поправок в Закон о контрактной системе поможет улучшить ситуацию.

Антон Гетта, заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку:

– Мы в погоне за конкуренцией потеряли главную функцию – это обеспечение потребности быстрого обеспечения наших граждан, поэтому Вячеслав Викторович Володин и поставил задачу рабочей группе в первую очередь упростить процедуры, чтобы даже маленький заказчик мог применять Закон о закупках. А он на 250 страниц, и множество подзаконных актов! Мы с трудом разбираемся в них вместе с коллективом экспертов, а обыкновенному заказчику, если централизована система в регионе, например, заведующей детского сада, – приходится эти нормы применять. Поэтому в первую очередь задача была упростить, и вторая – сократить сроки проведения процедур. Чтобы по указам Президента деньги доводились до результата. Ведь все те смешные ролики, которые появляются в Интернете в конце года, когда асфальт в снег укладывается – все это еще и результат неповоротливости системы, итог того, что закупочные процедуры затягиваются на 2–3 месяца.

«В 40% случаев на конкурсную процедуру вообще никто не приходит»…

Заместитель Министра финансов России Алексей Лавров, объясняя огромную долю неконкурентных закупок в системе госзаказа, подчеркнул, что в 40% случаев на конкурсную процедуру вообще никто не приходит. Почему так происходит, еще предстоит разобраться Правительству. Возможно, проблемы лежат на этапе реализации контракта. Поставщики не хотят связываться с государственными деньгами, сообщают в прессе, так как боятся остаться без оплаты и боятся слишком сложных контрольных процедур.

– Если это так, – говорит Лавров, – то проблема вовсе не в 44-ФЗ, и задачи надо решать уже за пределами этого закона.

Говоря о компаниях с государственным участием, Лавров назвал их обычными коммерческими структурами, у которых есть мотивация сокращать издержки, то есть применять конкурентные процедуры.

– Это вопрос их внутреннего менеджмента, а не какого-то государственного закручивания гаек, – подчеркнул Лавров. – Они справедливо заявляют, что, будучи коммерческой структурой, они конкурируют с такими же иностранными корпорациями, которым не предъявляются столь жесткие требования по закупкам, как в РФ.

Поставщики боятся государства

Настоящим вызовом прозвучала реплика общественного омбудсмена по закупкам, предпринимателя Сергея Габестро:

– Почему у нас из года в год все меньше качественных участников государственных закупок? Приведу вам конкретный пример. Один из моих бизнесов в Крыму, девелоперская строительная компания. Мы, – частные инвесторы собрались и построили новую набережную в Ялте. Ко мне тут же обратились с предложением взять 3,5 млрд рублей на аналогичный проект – набережную, 1,5 млрд – на следующую (некому строить). Я отвечаю – никогда! Мы, три предпринимателя, еще раз собрались, чтобы обсудить, пойдем ли мы в госконтракты, и для себя решили – никогда! У нас есть пять знакомых: трое из которых сидят, а двое в бегах, которые в свое время поработали по госконтрактам. Бизнес боится работать с государством. Вот почему поставщику проще сказать заказчику – мы не пойдем по 44-ФЗ, мы тебе построим здание, объявляй торги на покупку – и мы его продадим. Это современная тенденция: есть огромное количество достойных предпринимателей, которые не имеют своего лобби в силовых ведомствах и поэтому не идут в область 44-ФЗ. Мы прикладываем все больше ресурсов, чтобы не росло количество необоснованных неоплат поставщикам. У нас есть письма от казенных компаний, которые выигрывают торги, где сообщается буквально следующее: «Мы вам не заплатим, потому что у нас нет в строке финансирования на оплату площадки. Передадим ваше требование в ГРБС, и если они решат, что вам следует заплатить, то вы получите деньги». В других аналогичных случаях, просто не платят без объяснений. Дайте нам возможность отключать обеспечение таким компаниям, и вопрос будет решен. У меня сотни неоплат, я не могу по каждой жалобе обращаться в прокуратуру.

По общему признанию участников сессии, возможность прямого диалога и обратной связи рядовых пользователей контрактной системы с регуляторами – является несомненным достижением последних лет.

Подводя итог мероприятия, руководитель «Опоры России» Александр Калинин подчеркнул, что одной из главных площадок для такой откровенной дискуссии является Форум-выставка «ГОСЗАКАЗ».


Он выразил надежду, что ключевые вопросы, поднятые в ходе Московского финансового форума станут темами обсуждений и круглых столов на предстоящем Форуме ГОСЗАКАЗ-2020.

Автор: Артём Сериков

13 сентября 2019, 18:44
613
Теги: #223-ФЗ #44-ФЗ #Госзаказ #Госзакупки #Законотворчество #МСП #МФФ #Нацпроекты
Ещё по данной теме