Конкурс журналистов

Это не игрушки

Как VR-тренажеры и AR-очки меняют работу реального сектора экономики
Это не игрушки
Теги: #AR-технологий #VR-технологий #Газпром #ИТ-компании #ИТ-технологии #Строительство #Технологии #Цифровая экономика #Цифровизация

Технологии виртуальной и дополненной реальностей (VR/AR) входят в число сквозных, то есть охватывающих не одну отрасль. Еще несколько лет назад, в рамках Национальной технологической инициативы, они были определены как ключевые для социально-экономического развития России и достижения нашей страной технологического лидерства на мировом рынке.

Теперь этим технологиям уделено особое внимание в нацпроекте «Цифровая экономика».

Может показаться, что VR/AR-технологии в основном используются в сфере развлечений, когда зрителей «погружают» на дно океана или на борт космического корабля. Однако с каждым годом спектр применения таких инструментов расширяется и на другие отрасли экономики. Например, промышленные компании видят в VR и AR новые возможности для обучения специалистов, проектирования предприятий и ремонта уже существующих производственных площадок.

Эксперты отрасли поделились с порталом «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого является информационное агентство ТАСС, какими они видят перспективы этих технологий в реальном секторе экономики страны, а представители бизнеса рассказали, как VR-тренажеры и AR-очки помогают работникам и проектировщикам заводов и шахт.

От «вау-эффекта» к обучению и прогнозированию

Консалтинговая компания KPMG в рамках исследования «Цифровые технологии в российских компаниях», опубликованного в январе 2019 года и охватившего более 100 крупнейших отечественных предприятий, выявила восемь наиболее популярных для внедрения решений. На седьмую строчку попали VR/AR-технологии — их используют 21% опрошенных компаний. Активнее всего их применяют в ИТ-секторе (40%), металлургии (33%), телекоммуникационной и нефтегазовой отраслях (по 25%).

Кандидат технических наук, доцент кафедры «Информационные системы и телекоммуникации» МГТУ им. Н. Э. Баумана Даниил Локтев считает, что VR/AR-технологии пока еще в полной мере не оценены компаниями реального сектора экономики. По его словам, в настоящее время подобные решения преимущественно используются для образовательных целей, обучения персонала, а в развлекательной, рекламной и популяризационной деятельности для привлечения клиентов. «Эффект при внедрении VR/AR-решений оценивается в среднем на уровне 10-20% экономии», — уточнил Локтев.

Владелец продуктов по XR (объединяет виртуальную и дополненную реальности) компании «Сибур» Александр Леус отмечает, что пока на российском рынке есть определенное смещение в сторону заказа промышленными компаниями таких решений именно для маркетинговых целей — создания «вау-эффекта» на выставках и других мероприятиях. «Данная тенденция связана в первую очередь со сложностью оценки эффектов, достигаемых за счет применения XR-решений на практике, — пояснил он. — Для технологий дополненной реальности процесс оценки экономической эффективности достаточно трудоемок, но в целом необходимые критерии вывести можно, в то время как целесообразность и эффективность VR еще требует уточнения».

Тем не менее Локтев отмечает очень быстрое развитие таких технологий, и в первую очередь с точки зрения появления различных промышленных решений. Прежде всего они нацелены на то, чтобы повысить безопасность на производстве с помощью внедрения цифровых инструкций и тренировок в виртуальной реальности, моделирующей как штатные, так и экстремальные ситуации. «VR/AR-технологии помогут уменьшить временные издержки и возможные ошибки, а также повысить производительность и эффективность», — добавил он.

Руководитель направления «Виртуальная и дополненная реальность, технологии геймификации» ИТ-кластера фонда «Сколково» Алексей Каленчук также отмечает движение рынка от технологий для «вау-эффекта» к решениям, ощутимо улучшающим процессы обучения и проектирования. «Хотя сегодня большую часть выручки на рынке VR генерируют развлекательные и маркетинговые кейсы, драйвером 2018—2019 годов стало направление образовательных решений», — говорит он.

Как ожидает Локтев, в ближайшие пять лет VR/AR-системы будут активнее использоваться в транспортной отрасли для анализа и прогнозирования. Кроме того, он видит тенденцию расширения применения подобных технологий в машиностроении, металлургии, нефте- и газодобывающем секторах и энергетике, где необходимо использовать сложное технологическое оборудование, моделировать окружающую среду (шахты для нефтедобычи, воздушное пространство в авиатренажерах и т. д.), проводить дистанционные исследования.

Ожидается, что в перспективе трех-пяти лет внедрение промышленных технологий дополненной реальности (Industrial Augmented Reality, IAR) приведет к пересмотру самой роли технического персонала в производственном процессе и станет нормой при профессиональной подготовке, экипировке и оснащении сотрудников, считают в компании «Роснефть».

Леус подчеркивает, что для широкого внедрения таких технологий необходима предварительная работа с нормативно-правовой документацией: «Мы уже начали работать в этом направлении, принимали участие в формировании дорожных карт по развитию сквозных технологий виртуальной и дополненной реальности, что также говорит о развитии этого направления в целом».

Все верят в рост

Эксперты сходятся во мнении, что рынок VR/AR-решений в России пока находится на стадии формирования, однако все верят в возможность его дальнейшего развития и роста.

«Нельзя сказать, что рынок всех VR/AR-решений для реального сектора в России, включая продажи «железа», существенно превосходит 1 млрд рублей», — привел свою оценку Каленчук.

В свою очередь руководитель CROC VR (подразделение ИТ-компании КРОК, занимающееся разработкой и внедрением технологий виртуальной и дополненной реальности для различных бизнес-задач) Илья Симонов рассказал, что, согласно совместному исследованию компании с порталом TAdviser, в 2018 году в России инвестиции в проекты по направлению промышленных VR/AR-решений составили около 1,6 млрд рублей. Объем этого рынка в 2022 году, по прогнозу, достигнет минимум 9,2 млрд рублей (то есть за четыре года вырастет в 5,8 раза при среднегодовом темпе роста 55%), а по оптимистичной оценке — 18,7 млрд рублей (рост в 11,7 раза, примерно на 85% в год). «На наш взгляд, позитивная динамика сохранится и число проектов будет расти по мере реализации программ цифровой трансформации», — считает Симонов.

«Пока для российского рынка технологии VR/AR — это территория экспериментов разной степени успешности, но мы уверены, что рынок применения будет расти. Техническое усовершенствование носимых устройств, улучшение программного обеспечения, повышение уровня цифровизации производств во многом этому поспособствует», — рассказали в пресс-службе «Северстали».

По словам Каленчука, на отечественном рынке VR/AR-решений для реального сектора экономики присутствуют не менее 100 различных компаний, из которых не более 20 имеют достаточный уровень профессионализма и могут обеспечить качественную разработку.

Среди крупнейших разработчиков VR/AR-решений Локтев называет такие компании, как CROC VR, United 3D Labs, VE Group и другие.

Симонов отмечает, что среди заказчиков CROC VR преобладают именно промышленные компании, которым необходимо повышать качество обучения специалистов, оптимизировать процессы ремонта и эксплуатации оборудования, а также решать задачу цифровизации производства. При этом особой популярностью пользуется обучение с помощью VR-тренажеров.

В свою очередь Каленчук рассказал о нескольких резидентах фонда «Сколково», разрабатывающих VR/AR-решения для реального сектора. Это российская компания Antilatency, создавшая носимую систему трекинга, позволяющую отслеживать движения любого количества обучаемых на VR/AR-тренажерах в масштабе от комнаты до футбольного стадиона. Разработчик Varwin, выпустивший платформу-конструктор, позволяющую создавать VR-продукты без навыков программирования. Компания VR Concept, занимающаяся разработкой инструментов для работы с виртуальным цифровым прототипом объекта для конструкторов, проектировщиков и дизайнеров. И еще один резидент «Сколково» — VR Professionals, разрабатывающий прикладные VR-тренажеры для шахтеров и стропальщиков.

Помимо использования решений сторонних разработчиков, промышленные компании самостоятельно занимаются созданием и внедрением VR/AR-технологий, подчеркнул Локтев.

Обучение и тренировки

Российские промышленные компании действительно видят большой потенциал VR/AR-технологий в обучающей сфере.

В горнодобывающей компании «Северсталь», например, применяются виртуальные тренажеры для обучения производственного персонала.

Как рассказали в пресс-службе компании, в «Северстали» был разработан и запущен в промышленное производство курс подручного сталеплава для Череповецкого металлургического комбината. Это сотрудник, который берет пробы жидкого металла с установки печь-ковш и проверяет температуру и качество. Есть два режима прохождения курса: отработка навыков (с подсказками) и экзамен (без подсказок).

В работе находится еще один курс с применением технологий виртуальной реальности — отработка техники безопасности и поведения в нештатной ситуации. Он предназначен для добывающих предприятий «Северстали».

Кроме того, «Северсталь» нашла применение VR и в образовательных целях — в 2017 году компания представила виртуальный тур по Череповецкому металлургическому комбинату.

Нефтехимическая компания «Сибур» также применяет виртуальную реальность в интерактивных тренажерах и симуляторах, рассказал Леус. Например, на предприятии компании в Тобольске сотрудники отрабатывают навыки переключений в электроустановках на VR-тренажере, который в том числе позволяет изучать и возможные ошибки, чтобы в реальных условиях весь комплекс переключений проходил быстро и безопасно.

В будущем «Сибур» планирует задействовать продукты на базе VR-технологий для демонстрации правил охраны труда и промышленной безопасности, а также для тренировки взаимодействия с опасными реагентами.

В учебном центре алмазодобывающей компании «Алроса» в Мирном используются виртуальные тренажеры, моделирующие, в частности, подземную буровую установку и самосвал, рассказали в пресс-службе компании. Это довольно большие установки-кабины, где помимо виртуальной среды существуют все инструменты управления соответствующей техникой.

«Перспективу использования такой технологий в горном деле мы видим в том, что потенциально вся система аттестации, сертификации и допусков может быть построена на VR-обучении», — отмечают в «Алросе». В компании указывают, что сейчас основная сложность, связанная с VR-технологиями, — отсутствие контента, особенно для горной отрасли. Но компания рассчитывает, что в ближайшие два-три года он начнет появляться.

Входящая в Evraz (металлургическая и горнодобывающая компания) Распадская угольная компания (РУК) использует VR/AR-технологии для обучения сотрудников и проведения инструктажа по охране труда и промышленной безопасности. Как рассказали в пресс-службе компании, РУК оснастила свой центр подготовки кадров 3D-тренажерами горно-шахтного оборудования — аналогами действующей техники. Такой метод позволяет смоделировать различные производственные ситуации, в том числе аварийные или внештатные.

Сейчас РУК совершенствует свой проект «Виртуальная шахта» (My Mine), в частности, программирует новые сценарии, по которым будем проводить инструктаж и обучение сотрудников.

Компания «Газпромнефть — смазочные материалы» реализует проект цифровых образовательных программ для дистанционного обучения персонала партнерских и дистрибьюторских компаний, сообщили в пресс-службе «Газпром нефти». С помощью иммерсивных технологий отрабатываются алгоритмы действий в типовых ситуациях, например, оказание услуг клиентам на станциях техобслуживания G-Energy Service, консультирование и техническая поддержка. За первый год программы дистанционное обучение с помощью VR-технологий прошли свыше 1 тыс. специалистов из России, Германии, Греции, Турции, Венгрии, Испании и других стран.

Удаленные подсказки

«Сибур» использует дополненную реальность и для удаленного консультирования техспециалистов и ремонтников на заводах, рассказал Леус. «Пользователь находится на заводе и с помощью комплекта AR-очков получает — за счет встроенной видеокамеры и дисплея — подсказки от удаленных специалистов, которые они передают со своего компьютера через единую платформу коммуникаций в любом формате: аудио, текст, документ и т. д.», — пояснил он.

Кроме того, «Сибур» изучает возможность применения AR-устройств в качестве интерфейса для «подсказок» с привязкой к оборудованию по различным меткам и внедрения решений, способных моделировать различные ситуации, в том числе для удаленного обучения специалистов.

В «Роснефти», по словам представителя компании, реализовано несколько пилотных проектов по использованию дополненной реальности для удаленной поддержки производственного персонала при проведении технического обслуживания и ремонта. В компании отметили, что пока большинство решений в сфере VR/AR, которые существуют на рынке, требуют значительной доработки, так как обладают техническими ограничениями и отличаются высокой стоимостью комплексных решений.

В пресс-службе «Северстали» сообщили, что в компании был создан прототип интерактивного помощника для дирекции по ремонтам на базе технологии дополненной реальности, но пока работа по этому проекту приостановлена. Оказалось, что умные очки еще не готовы для применения на реальном производстве. «Пока все, что делается в мире, — это очень ограниченные по функционалу решения, — отмечают в «Северстали». — Вместе с тем мы ожидаем прорыва в части устройств в течение ближайших двух-трех лет и продолжаем работать над созданием контента для мобильных телефонов и планшетов».

РЖД в настоящее время пока только изучают возможности по использованию VR-технологий, отметили в компании. Применять их планируется в подразделениях РЖД, которые занимаются управлением и обслуживанием техники и оборудования. Например, локомотивные бригады могли бы применять решение «удаленный помощник» при возникновении нестандартных ситуаций на перегоне, когда нужно оперативно разобраться в технической неисправности локомотива.

Предварительный анализ показывает, что устройства дополненной реальности могут экономить время по профессиональной подготовке, переподготовке и адаптации новых сотрудников, интегрировать учебный и производственный процессы, пояснили в РЖД.

Стройка, рутинные операции и планирование

В пресс-службе «Газпром нефти» также рассказали, что применяют цифровое проектирование при строительстве новых крупных производственных объектов, когда все предлагаемые решения оцифровываются и загружаются в виртуальные модели. В них встраиваются виртуальные туры, выполняется привязка графика строительства и поставки материально-технических ресурсов. В результате инженеры и проектировщики в VR-очках могут осматривать объект и проверять эффективность и целесообразность предлагаемых решений.

Пилотные проекты с дополненной реальностью были, в частности, протестированы на Московском нефтеперерабатывающем заводе: при наведении планшета на оборудование отображается информация о параметрах объекта, дате последнего обслуживания и режиме эксплуатации.

В ближайшие пять-семь лет «Газпром нефть» планирует распространить VR-технологии строительного контроля на 80% новых объектов, в том числе на ранних стадиях проектирования и для повышения эффективности приемки промышленных объектов в эксплуатацию.

Кроме того, компания намерена перевести две трети своего производственного оборудования на обслуживание с использованием AR-сервисов, что снизит трудоемкость технических работ и минимизирует риски ошибок из-за человеческого фактора. Также AR будет внедряться для оптимизации складских процессов.

В настоящее время в «Газпром нефти» инициирован проект развития единой корпоративной платформы для управления VR-контентом, чтобы упростить доступ к нему всех подразделений компании, включая дочерние предприятия. Аналогичный проект планируется запустить в следующем году для контента AR, в котором предполагается реализовать инструменты по удобному созданию интерактивных AR-подсказок и их размещению на объектах.

«Северсталь» также планирует расширять применение VR для тренингов, проектирования зданий и сооружений на производственных площадках, а еще задумывается о создании цифровых двойников в виртуальной реальности, рассказали в пресс-службе компании.

В РУК в свою очередь подчеркнули, что технологии виртуальной реальности можно использовать для проектирования планов горных работ. «Например, у нас есть 3D-модель шахты «Распадская» и разреза «Распадский»», — уточнили в компании.

Согласно исследованию KPMG, каждая пятая опрошенная российская компания планирует внедрять решения с использованием VR/AR-технологий уже в ближайшие два года. На примере крупнейших отечественных промышленных предприятий можно увидеть, что бизнес видит перспективы у таких технологий, так что, возможно, те же VR-очки уже скоро станут привычным инструментом на каждом заводе или шахте.

«Газпром нефть» планирует в течение 5-7 лет использовать VR при строительстве 80% объектов

«Газпром нефть» планирует в ближайшие 5-7 лет распространить VR-технологии (виртуальная реальность) строительного контроля на 80% новых объектов, в том числе на ранних стадиях проектирования и для повышения эффективности приемки промышленных объектов в эксплуатацию. Об этом сообщили в пресс-службе компании порталу «Будущее России. Национальные проекты».
Уже сейчас при строительстве новых крупных производственных проектов «Газпром нефть» использует цифровое проектирование — когда все предлагаемые решение оцифровываются и загружаются в виртуальные модели. В них встраиваются виртуальные туры, выполняется привязка графика строительства и поставки материально-технических ресурсов. В результате инженеры и проектировщики в VR-очках могут осматривать объект и проверить эффективность и целесообразность предлагаемых решений.

Пилотные проекты с дополненной реальностью, в частности, были протестированы на Московском нефтеперерабатывающем заводе: при наведении планшета на оборудование отображается информация о параметрах объекта, дате последнего обслуживания и режиме эксплуатации.

В будущем компания также предполагает перевести две трети своего производственного оборудования на обслуживание с использованием AR-сервисов (дополненная реальность), что снизит трудоемкость технических работ и минимизирует риски ошибок из-за человеческого фактора. Кроме того, согласно плану, AR будет внедряться для оптимизации складских процессов.

Технологии дополненной и виртуальной реальности применяются в «Газпром нефти» и для создания специальных обучающих курсов, рассказали в пресс-службе. Например, «Газпромнефть — смазочные материалы» реализует проект цифровых образовательных программ для дистанционного обучения персонала партнерских и дистрибьюторских компаний. С помощью иммерсивных технологий отрабатываются алгоритмы действий в типовых ситуациях, например, оказание услуг клиентам на станциях техобслуживания G-Energy Service, консультирование и техническая поддержка. За первый год программы дистанционное обучение с помощью VR-технологий прошли свыше 1 тыс. специалистов из России, Германии, Греции, Турции, Венгрии, Испании и других стран.

В настоящее время в «Газпром нефти» инициирован проект развития единой корпоративной платформы для управления VR-контентом, чтобы упростить доступ к нему всех подразделений компании, включая дочерние предприятия. Аналогичный проект планируется запустить в следующем году для контента AR, в котором предполагается реализовать инструменты по удобному созданию интерактивных AR-подсказок и их размещению на объектах.

Источник