Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕДИАЦИИ

Продолжая цикл материалов, посвященных медиации, в этот раз мы хотим рассказать о том, каковы юридические основы функционирования этого института в нашей стране.
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕДИАЦИИ
Теги: #Медиация

Но прежде чем изложить юридические основы, еще раз напомним принципиальное положение: медиация – это переговорная техника, а не исключительно правовая конструкция. Сказанное означает, что медиация абсолютно полноценна и без строго юридического оформления (например, силами hr-а в трудовом коллективе), а изучение законодательства не сделает сам механизм процедуры медиации ясным и понятным. Однако, если есть потребность получить по итогам такой процедуры юридически значимые последствия (что чаще всего востребовано в бизнесе), то требования законодательства необходимо учитывать.

Итак, основным регламентирующим медиацию документом является Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Для простоты изложения далее мы будем именовать этот акт просто Законом. В подтверждение мысли в первом абзаце сразу при этом отметим, что само по себе чтение Закона практически ничего не добавляет к пониманию медиации для тех, кто ранее ее не изучал. На самом деле, суть этого понимания отражена всего лишь в нескольких положениях, которые чаще всего неочевидны для новичка, и потому взгляд не может их выхватить из текста даже такого – не очень большого – закона.

Таким образом, мы говорим о:

  • ст. 3 Закона «Принципы проведения процедуры медиации», согласно которой процедура медиации проводится при взаимном волеизъявлении сторон на основе принципов добровольности, конфиденциальности, сотрудничества и равноправия сторон, беспристрастности и независимости медиатора – принципы являются необходимыми базовыми условиями, без существования которых медиация останавливается;
  • п. 5 ст. 11 («медиатор не вправе вносить, если стороны не договорились об ином, предложения об урегулировании спора») – закрепление той самой функции содействия конструктивному диалогу сторон и управления их коммуникацией, что отделяет медиацию от арбитража, третейского разбирательства и прочих оценочно-юридизированных процедур;
  • п 2 ст. 12 («медиативное соглашение подлежит исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон») – акцент на сути альтернативности медиации, поскольку именно механизм исполнения решения и выступает главным отличительным признаком медиации от суда (добровольность вместо принуждения или его угрозы);
  • подп. 2 п. 6 ст. 15, в соответствии с которым «медиатор не вправе оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или иную помощь» – дополнительное подчеркивание того, что медиация представляет собой отдельный вид деятельности и не должна смешиваться ни с юридическим, ни с психологическим, ни с каким-то еще консультированием.

Дополнительно отметим, что гораздо больше о существе самой процедуры медиации говорит приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 15 декабря 2014 г. N 1041н, которым утвержден профессиональный стандарт «Специалист в области медиации (медиатор)».

Круг споров, для урегулирования которых применима и неприменима медиация, определяется в ст. 1 Закона:

  • гражданские правоотношения, в том числе связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью;
  • административные и иные публичные правоотношения, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности;
  • трудовые правоотношения;
  • семейные правоотношения.

Примерно сообразно этой классификации можно выделить и основные направления современной медиации согласно сферам ее применения:

  • бизнес-медиация (коммерческая медиация) – медиация по спорам между независимыми хозяйствующими субъектами, имеющими преимущественно финансово-правовые связи;
  • корпоративная медиация (в том числе по трудовым и акционерным спорам) сторонами, в которой выступают сотрудники и собственники организаций/ объединений, связанные не только вопросами прибыли и договоров/регламентов, но и различными более тесными неформально-эмоциональными связями, которые образуются в ходе повседневного общения даже на работе (тезис «только бизнес, ничего личного» обычно несостоятелен);
  • семейная медиация – урегулирование споров между супругами, родителями и детьми и пр.

Помимо этого, довольно неплохо в нашей стране чувствует себя школьная медиация, нацеленная на разрешение споров в образовательном пространстве, а также начинает зарождаться т.н. «административная медиация», где хотя бы одной из сторон которой выступает орган власти того или иного уровня.

Процедура медиации может применяться на любой стадии спора, в том числе на этапе судебного разбирательства. Но при этом ее проведение исключено в таких случаях, как:

  • коллективные трудовые споры;
  • споры затрагивают или могут затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в медиации;
  • в споре затронуты публичные интересы (связанные с защитой безопасности и обороноспособности государства с сохранением жизни и здоровья широкого круга граждан и пр.).

Медиатор – ключевая фигура медиативного процесса, и потому требования к нему очень важны. Прежде всего, медиатора нельзя навязать сторонам – они выбирают его добровольно по общему согласию (п. 1 ст. 9 Закона). В случае наличия или возникновения в процессе проведения процедуры обстоятельств, которые могут повлиять на независимость и беспристрастность медиатора, он незамедлительно обязан сообщить об этом сторонам.

Требования к медиатору содержатся в Законе, согласно п. 1 ст. 16 которого осуществлять деятельность медиаторов на профессиональной основе могут лица:

  • достигшие возраста двадцати пяти лет;
  • имеющие высшее образование;
  • получившие дополнительное профессиональное образование по вопросам применения процедуры медиации.

При этом в соответствии с п. 2 ст. 15 Закона также возможно осуществление деятельности медиатора на непрофессиональной основе, на что имеют право лица, достигшие возраста восемнадцати лет, обладающие полной дееспособностью и не имеющие судимости. Появление и сохранение нормы про «непрофессиональных медиаторов», скорее всего, было и остается связанным с недостаточностью понимания сути медиации, а также страхом перед разного рода жуликами, которые своим недобросовестным поведением могут существенно ограничить право граждан и бизнеса на защиту в суде. Понятно, что зачастую медиация может оказаться более эффективным способом решения проблемы, однако судебное разбирательство, в отличие от медиации, законодателю и правоприменителям намного более понятно, и потому связано с меньшими рисками.

Однако, на самом деле людей, которые бы себя позиционировали как «непрофессиональные медиаторы», в реальной жизни встретить невозможно. Либо специалист позиционирует себя просто как «медиатор», подразумевая именно статус профессионального посредника, либо вовсе не относит себя к этой профессии. Более того, сомнительность этого формального статуса «непрофессионала» в каком-то смысле подтверждается и самим Законом, согласно п. 3 статьи 16 которого процедура медиации по спорам, переданным в медиацию из суда, может проводиться только профессиональными медиаторами. А п. 1 ст. 30.1 Федерального закона от 13.03.2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» устанавливает, что реклама деятельности медиаторов, не прошедших соответствующего обучения, не допускается (попутно заметим, что то же положение содержит и тонкий нюанс – рекламировать себя могут только медиаторы, прошедшие обучение в некоммерческой организации, а выпускники ООО и ИП такого права не имеют).

И, наконец, говоря о рекламе, отдельно заметим, что реклама деятельности медиаторов не должна содержать утверждений о том, что применение медиации имеет преимущества перед разрешением спора в суде (п. 3 той же ст. 30.1 Закона о рекламе).

Согласно ст. 10 Закона, деятельность индивидуальных медиаторов может быть платной и бесплатной, а медиаторских организаций – только платной. Оплата, как правило, происходит пополам (стороны могут выбрать иной вариант, но медиатор должен быть внимателен тогда к соблюдению нейтральности).

Завершая наш небольшой обзор, констатируем, что правовое регулирование российской медиации является довольно мягким, «рамочным». Аналогичное законодательство в Великобритании или, скажем, в соседней Белоруссии является гораздо более жестким и содержит куда большее число императивных норм. Несмотря на несогласие многих коллег с такой моделью, нам она все же кажется оптимальной, поскольку способствует естественному, хотя и небыстрому развитию института, который иначе может быть просто задушен многочисленными категоричными ограничениями.


Автор: Сергей Хаванский, заместитель директора Академии Контрактных Отношений – руководитель Центра медиации в закупках

4 февраля 2021, 12:18
456
Теги: #Медиация