ako1
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Поставщик нуждается в повышенной защите

Изменения в действующей системе закупок есть необходимость, продиктованная жизнью
Поставщик нуждается в повышенной защите
Теги: #Госзакупки #Поставщики #Правосознание

Дискуссии на Форуме-выставке «Госзаказ» показали: изменения в действующей системе закупок есть необходимость, продиктованная жизнью.

Не всем проектам, очевидно, суждено сохраниться в первозданном виде. Идея введения штрафов за необоснованные жалобы не выдерживает критики: она, на наш взгляд, затрагивает основы правопорядка в стране. Повышенное внимание к оценочным сведениям о поставщике (реестры недобросовестных и добросовестных поставщиков, рейтинги участников закупок) наводит на другую мысль. Об аналогичных реестрах и рейтингах заказчиков.

Другие же проекты могут получить широкую поддержку. В частности, справедливой представляется постановка вопроса о том, чтобы защитить поставщика от одностороннего расторжения контракта со стороны заказчика.

Спрашивается, на каком основании актуализируется вопрос о защите поставщика от действий заказчика? Контракт является гражданско-правовым договором. В законодательстве действует принцип равенства участников гражданско-правовых отношений. Заказчик и поставщик вправе рассчитывать на единый режим правовой защиты.

Однако более внимательное рассмотрение вопроса с учетом конкретных положений законодательства о контрактной системе, а также реалий правоприменения позволяет сформулировать даже принцип повышенной защиты прав и законных интересов поставщика.

Идет ли речь о государственном контракте, или контракте, где поставщик-счастливчик, по существу, вступает в гражданско-правовые отношения с государством. Привилегия это или ограничение? На наш взгляд и то, и другое. Привилегия в экономическом смысле — потому что нет в обороте более мощного субъекта, чем государство, а ограничение в формально-юридическом смысле — потому что Гражданский кодекс видит в государстве  особого субъекта, не равного другим участникам оборота.

Да, статья 124 Гражданского кодекса предусматривает, что публично-правовые образования участвуют в гражданско-правовых отношениях на равных началах с гражданами и юридическими лицами. Но при этом делается важная оговорка: к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в гражданско-правовых отношениях, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

От того, что контракт формально рассматривается как гражданско-правовой договор, государство не теряет свойства быть наиболее сильной стороной.

Весьма затруднительно говорить в такой ситуации о равенстве поставщика и заказчика.

Поставщик — заведомо слабая сторона контракта, данное обстоятельство должно учитываться с помощью особых способов защиты прав и законных интересов поставщика во взаимоотношениях с заказчиком и контрольно-надзорными органами.

Таковы наиболее общие соображения, позволяющие высказаться в пользу принципа повышенной защиты прав и законных интересов поставщика.

Переосмысление подходов к одностороннему отказу от исполнения контракта (статья 95 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд») может стать шагом на пути реализации принципа повышенной защиты прав и законных интересов поставщика.  

  1. Фундамент для слабой защищенности поставщика от заказчика в отношениях одностороннего отказа от исполнения контракта заложен в частях 9 и 19 статьи 95 Закона. Общий смысл их положений заключается в том, что, если контрактом предусмотрено право заказчика на односторонний отказ от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, то и подрядчик имеет аналогичное право. Следовательно, если для заказчика не предусмотрено рассматриваемое право, то и поставщик автоматически утрачивает его. Здесь поставщик и его права рассматриваются как некая принадлежность к заказчику и его правам. Как мобильное приложение к гаджету.

Такую ненормальную с точки зрения гражданского законодательства ситуацию следует исправить. Ибо ясно, что заведомо привилегированное положение заказчика масштабируется затем на все стадии контрактных отношений.

  1. По ряду оснований заказчик обязан отказаться в одностороннем порядке от исполнения контракта с последующим включением поставщика в реестр недобросовестных поставщиков (часть 14 статьи 95 Закона). Чрезвычайно спорный подход, поскольку гражданское законодательство рассматривает односторонний отказ как право стороны. Не удивительно поэтому, что зачастую работники заказчика и поставщика в сговоре, вразрез закону обходят данную обязанность и заключают соглашение о расторжении контракта. (На всякий случай, чтобы поставщику подальше быть от Реестра недобросовестных поставщиков.)
  2. Действующая редакция статьи 95 содержит ряд конструкций, не вполне удачно заимствованных из смежных отраслей законодательства и усложняющих совершение односторонней сделки по отказу от исполнения контракта:

— принятие стороной контракта решения об одностороннем отказе от исполнения контракта;

— вступление в силу решения об одностороннем отказе от исполнения контракта;

— срок для вступления в силу решения об одностороннем отказе от исполнения контракта;

— отмена заказчиком решения об одностороннем отказе, не вступившего в законную силу контракта, если в течение десятидневного срока с даты уведомления заказчика о принятом решении поставщик устранил нарушения.

Каждая из этих конструкций – почва для возникновения затяжных судебных споров, заменяющих реальную финансово-хозяйственную деятельность и исполнение контракта.

  1. С учетом того, что в перспективе закупки будут осуществляться в пространстве ЕИС, есть смысл отказаться от громоздкого механизма уведомления стороны об одностороннем отказе от исполнения контракта и установить, что контракт считается расторгнутым по истечении определенного количества рабочих дней с даты размещения уведомления в ЕИС.
  2. В корректировке нуждаются, на наш взгляд, и правила о возмещении убытков от одностороннего отказа от исполнения контракта.

Действующая редакция статьи 95 Закона (часть 23) предусматривает, что при расторжении контракта в связи с односторонним отказом стороны от исполнения контракта другая сторона вправе потребовать возмещения только фактически понесенного ущерба, непосредственно обусловленного обстоятельствами, являющимися основанием для принятия решения об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Не будем затрагивать трудности установления причинно-следственной связи между обстоятельствами, явившимися основанием для принятия решения об одностороннем отказе от исполнения контракта, и фактически понесенным ущербом. Также не вдаемся в рассуждения о том, что по различным типам контрактов (договоров) последствия одностороннего отказа могут быть самые разные. Главное заключается в следующем: заказчик вновь оказывается в привилегированном положении. При указанных ограничениях объема возмещения сильная сторона и не почувствует своих имущественных потерь, а для слабой стороны они могут означать прекращение финансово-хозяйственной деятельности.

  1. Наконец, правила об одностороннем отказе можно сформулировать более абстрактно. Отказаться, в частности, от изложения одних и тех же норм дважды: вначале для заказчика, затем для поставщика. (Да и вообще язык Закона тяжеловесен, неудобен для прочтения, но это тема для другого разговора.)

В статье представлены лишь общие соображения в пользу принципа повышенной защиты прав и законных интересов поставщика и  некоторые предложения по реализации этого принципа.  Очевидно, что по мере того, как в обсуждение темы реформирования закупок будут вовлекаться общественность и представители науки — заинтересованные государственные органы получат обширный материал по данной теме, в том числе данные правоприменительной практики.

Если удастся обеспечить связь оснований и порядка одностороннего отказа сторон от исполнения контракта с соответствующими нормами Гражданского кодекса, то такой путь сам по себе будет означать реализацию принципа повышенной защиты прав и законных интересов поставщика.

Автор: Ринат Маметов

11 апреля 2019, 19:40
735
Теги: #Госзакупки #Поставщики #Правосознание
Автор: Ринат Маметов
Ещё по данной теме