ako1
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Оценка соответствия заставит быть искренним

Реформу независимой экспертизы от «добровольной» до «обязательной» готовят Росаккредитация, Гильдия отечественных закупщиков и Народный фронт
Оценка соответствия заставит быть искренним
Теги: #Законотворчество #Правоприменительная практика #Экспертиза

Перспективный и крайне востребованный пилотный проект осуществляется в данный момент в регионах РФ под эгидой Росаккредитация совместно с Общероссийским Народным Фронтом и Гильдией отечественных закупщиков. Речь идет о самой болезненной части контрактной системы – экспертизе исполнения государственных и муниципальных контрактов. Готовится юридическое и практическое основание, для введения экспертизы в качестве обязательного инструмента в некоторых видах закупок. До сих пор участники сделок в рамках госконтрактов пользуются экспертизой, условно говоря, «по своему хотению», а товары, работы и услуги в РФ поставляются «по щучьему велению». Исполнение государственного контракта отнюдь не всегда соответствует заявленным в документации требованиям. Акты, которые подписываются в ходе приемки, слишком часто не соответствуют реальному положению дел.

Иными словами, предстоит аккуратно демонтировать огромную потемкинскую деревню размером с целое государство, построив на ее месте новые безотказный механизм независимой экспертизы, которым никто не сможет манипулировать ради получение прибыли в ущерб качеству товаров или услуг. Прямо сейчас в пилотных регионах разрабатывается и апробируется методическое обеспечение обязательной экспертизы.

Адаптацией механизма независимой экспертизы в условиях реальной экономики на местах занимается Гильдия отечественных закупщиков и специалистов по закупкам и продажам. Экспертиза делится на несколько этапов и предполагает появление в процедуре исполнения контракта нового юридического лица – квалифицированного инспектора.

Пошагово все это выглядит следующим образом:

1)Заказчик направляет в органы инспекции заявку, прикладывая все документы. Единая информационная система (ЕИС)  позволяет все документы достаточно просто подобрать и отправлять в виде ссылок. 2) Инспектор проводит предварительный анализ  этих документов. То есть  изучает предмет поставки,  наличие ресурсов, а также понимание заказчиком процесса взаимодействия с поставщиком. 3) Дальше инспектор принимает решение о возможности проведения инспекции  – по специальной шкале определяется уровень риска поставки продукции, не соответствующей спецификации. 4) Затем инспектор определяет уже объем необходимой инспекции, исходя из этого уровня рисков, определенных в баллах. 5) Руководитель органа инспекции формально утверждает программу инспекции. После чего подготавливается детальная программа инспекции – проект договора между заказчиком и органом инспекции, если необходимо, то запрашивается дополнительная информация.

В этой схеме принципиально важно, что глубина экспертизы может быть разной в зависимости от уровня риска. По результатам начальной экспертизы и экспертизы, проверки закупочной документации, репутации поставщика, лабораторный анализ с отбором проб и образцов может и не потребоваться. Экспертиза в таком случае ограничится визуальной оценкой соответствия. Порядок и глубину проведения экспертизы должен определить независимый инспектор.

Как далеко зайдет экспертиза?

В октябре 2019 года проект обязательной экспертизы был представлен в Госдуме. Совместная инициатива ОНФ и Росаккредитации предполагает для начала охватить несколько ключевых направлений в социально значимых закупках. Среди них: общественное питание, кабельная проводниковая продукция, трубная продукция, бытовая химия, медицина…

«Оценкой соответствия по исполнению контрактов в рамках данных направлений уже занимаются аккредитованные органы инспекции. Мы считаем, все это должно проходить с обязательной экспертизой исполнения государственного муниципального контракта», – рассказывает эксперт ОНФ Елена Межевикина.

Так, например, по экспертизе фельдшерско-аккушерских пунктов в рамках национального проекта «Здравоохранение» составлена, специальная дорожная карта, в которую входит большой список критериев проверки. Оценка соответствия проводится после подписания акта приемки-передачи.

Еще одно интересное направление, которое входит в пилотный проект по экспертизе  – это реставрация и сохранение объектов культурного наследия.  Массовая реставрация, проводившаяся к чемпионату мира по футболу в некоторых городах РФ, например, показала, что возможны нарушения при подмене материалов на менее качественные и более низкие по себестоимости. По каждому из направлений созданы рабочие группы, в которых собраны эксперты, специализирующиеся на специфике отрасли и отдельных видах продукции.

Право «заказывать музыку». Кто платит за экспертизу?

Совместный проект Росаккредитации и ОНФ дает богатый материал для размышлений о юридических основаниях обязательной экспертизы. Мягкий путь применения экспертизы позволяет заказчикам пользоваться инструментом оценки соответствия в рамках действующих положений 44-ФЗ. Экспертизу по государственному контракту можно заложить как требование в сам типовой договор на исполнения государственного контракта. Но заказчики по разным причинам избегают пользоваться данной опцией.

Второй путь: инициировать внесение изменений в постановление Правительства РФ с тем, чтобы прописать определенные направления, в рамках которых оценка соответствия станет обязательной частью контракта.

– Ключевой вопрос, кто оплачивает экспертизу? На чей бюджет ложатся эти расходы?

– По логике российского законодательства оплачивают экспертизу заказчики. Этот пункт указывается в договоре, – отвечает эксперт ОНФ Елена Межевикина.

– Хватит ли экспертов для реализации такого масштабного проекта?

– Для этого и требуется предварительная обкатка проекта в регионах и кропотливая работа над методикой. Если, к примеру, мы выявляем недобросовестного поставщика социального питания, и знаем наверняка, что у него фальсифицированная продукция (это подтверждено протоколами Россельхознадзора), – то должен быть безошибочно отработан механизм его внесения в Реестр недобросовестных поставщиков, и механизмы контроля, позволяющие гарантировать, что эта продукция не вернется на рынок социального питания. Разрабатывается единая информационная система, которая позволит не каждый детский сад в отдельности проверять, а работать по массивам данных. Есть еще одна проблема – прямые договоры, которые мы не видим в системе закупок. Выявить их достаточно трудно. По ним проводятся проверки только в том случае, когда поступают соответствующее обращение граждан.

– Как быть с теми немногочисленными примерами, когда обязательная экспертиза внедряется точечно на уровне некоторых регионов, например, Нижегородской области? Причем финансирование системы осуществляется из местного бюджета. Этот опыт, каким то образом вписывается в ваш пилотный проект?

– Очень правильный вопрос. Ведь именно отсутствие финансовых возможностей у заказчиков в регионах лишает их столь важного инструмента – указывать обязательную экспертизу в договоре – и, соответственно, оплачивать ее.  В данный момент мы и над расширением таких финансовых возможностей регионов работаем.

У Россельхознадзора и Росподтребнадзора в рамках государственного задания существуют федеральные квоты на экспертизу. Но почему-то заказчики к ним обращаются редко. Об этом свидетельствуют цифры. За 2019 год Роспотребнадзор сделал всего 6% экспертиз по квоте!  Почему заказчики не пользуются бесплатным функционалом обязательной экспертизы? Возможно, причина кроется в банальном незнании закона и собственных прав, нежелании увеличивать объем работы с документами и слабая подготовленность кадров, занимающихся закупками. Фактор личной заинтересованности заказчика в сговорах с поставщиками также не стоит сбрасывать со счетов.

Что касается, уже существующих в регионах методик: весьма интересной и продуктивной оказалась практика применения единых складов при приемке продукции в различных регионах РФ. Таким образом поставщики объединяют усилия, чтобы избавиться от фальсификата.

– А в пилотной практике такое встречается?

– Я не редко сталкиваюсь со случаями нарушений, построенных на взаимодействии поставщика и заказчика. Зачастую заказчики не хотят вносить в Реестр недобросовестных поставщиков компании, продукция которых является фальсифицированной. Даже в том случае, когда факт фальсификации запротоколирован и доказан! В одном из регионов нам даже пришлось обращаться в Прокуратуру, чтобы заказчика обязали это сделать. Ведь по нормативным документам, только заказчик обладает такими полномочиями.

– Входит ли в алгоритм пилотного проекта обязательно экспертизы проверка сметной документации?

– Это часть нашей предварительной работы, которую проводят эксперты ОНФ.

Факт

На данный момент в РФ действует 289 аккредитованных органа инспекции во всех 85 субъектах РФ. Они представлены в регионах в разном количестве. При этом проблема состоит даже не в количестве, а в возможностях. Не все виды экспертиз можно провести в конкретном регионе.

7 октября 2020, 12:13
672
Теги: #Законотворчество #Правоприменительная практика #Экспертиза
Ещё по данной теме