Конкурс журналистов
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Эрзац-продукты – болезнь контрактной системы, но есть лекарство

В Нижнем Новгороде научились применять экспертизу против демпинга на торгах
Эрзац-продукты – болезнь контрактной системы, но есть лекарство
Теги: #Гильдия #Нижегородская область #Продукты #Сергей Бажанов #Экспертиза

Почему в хлебе не осталось зерна, в колбасе – мяса, в молоке – животного белка, а в одежде стало все больше полиэтилена?

Потому что сегодня контроль качества в РФ носит добровольно-символический характер и является «делом рук самих утопающих». Система ГОСТов в ее прежнем виде демонтирована до основания вместе с инструментами и институтами, которые когда-то ее обслуживали. Взамен ничего не создано. Хуже всего это сказывается на потребительском секторе и на розничной торговле. В некоторых областях народного хозяйства, сохранивших элементы централизации (оборонка, гражданская авиация, промсектор, железные дороги), ситуация может отличаться в лучшую сторону.

Но общая тенденция именно такова: чем меньше централизации – тем сомнительнее товар. У крупных поставщиков и заказчиков пока остаются доставшиеся в наследство отраслевые инструменты экспертизы качества и худо-бедно отлаженные механизмы приемки. Вот почему вслед за приватизацией государственных предприятий следует ждать возможного снижения качества товаров, работ, услуг. Хотя, проводя вялотекущую приватизацию уцелевших государственных активов (РЖД, Мособлгаза или, например, Центральной пригородной пассажирской компании и т.д. ), публике наоборот  рассказывают о том, что все это задумано как раз-таки ради улучшения качества услуг. Но эти теории из учебников по экономике не выдерживают критики в реальных условиях.

На практике искусственное дробление отраслевых флагманов производства ради превращения полигональных рынков в «конкурентные» влечет неизбежный рост издержек, а значит – либо рост цен, либо ухудшение качества. Или и то, и другое одновременно. По существу, экспертиза товара (производимого или поставленного) тоже является одной из издержек. Использовать этот инструмент в частном порядке сегодня может любой участник сделки, но в полную силу он работает, только когда применяется централизованно. Сегодня создавать с нуля институт государственной экспертизы вынуждены региональные заказчики, у которых не осталось иных способов противодействия валу фальсифицированной продукции. Рассмотрим опыт Нижегородской области, где начали создавать государственный инструмент экспертизы товаров, работ, услуг для социально чувствительных заказов после того, как пришли в ужас от поставляемых в социальные учреждения продуктов.

Итогом стало создание Системы мониторинга соответствия (поставляемого товара или оказанных услуг по условиям контракта). Система была презентована в качестве эффективной практики во время отчетного заседания Гильдии отечественных закупщиков в Государственной Думе РФ в 2019 году.

Министерством экономического развития региона при содействии местной Торгово-промышленной палаты и МВД было проведено расследование. Экспертиза показала, что в твороге, поставляемом для учреждений по социальным контрактам, нет животных жиров, в поставляемых в детские дома кожаных изделиях не содержится кожи. На языке экономики это называется «недобросовестной конкуренцией». Без контроля результата поставок контрактная система начинает выполнять функцию, противоположную задуманной в законе. На практике отсутствие экспертизы приводит к ценовому демпингу и вытеснению с рынка производителей качественной продукции.

Проблема в том, что проводить экспертизу – дорогое удовольствие для муниципальных заказчиков. По закону, у них существует такая прерогатива, но на нее не предусмотрено государственного финансирования. Более того, чисто физически отсутствуют инструменты и алгоритм ее проведения.

– Натуральный творог априори не может конкурировать с подделкой, шерстяные шапки, которые мы поставляли в детский дом, естественно, проигрывали конкуренцию синтетическим, – рассказывает заместитель министра экономического развития и инвестиций Нижегородского области Сергей Бажанов.

Поэтому для начала были выбраны критически важные социальные поставки: для детских домов, ПНИ, учреждений образования и здравоохранения, в которых невозможно определить качество органолептическим методом (творог, масло, печное топливо). Практика экспертизы таких поставок осуществляется в регионе с 2014 года и демонстрирует высокую эффективность. В начале внедрения практики были достигнуты шокирующие результаты. У более чем 500 поставщиков объем фальсификата составил почти 59%! Иными словами, экономия на торгах, достигаемая в результате снижения цены, вовсе не обязательно является экономией по факту.

Изначально работа по ликвидации такой псевдоконкуренции строилась на основании поручения губернатора, рассказал во время заседания Гильдии отечественных закупщиков Сергей Бажанов. Затем экспертизу начала курировать специальная подведомственная организация, была разработана специальная методика. Доля выявляемого фальсификата начала заметно снижаться, а охват поставщиков вырос до 2 тыс. организаций. В разы увеличился и ассортимент проверяемой продукции.

Меньше вампиров – живее бизнес

Здесь наблюдается весьма интересный для свободного рынка парадокс. Едва живой, но все еще активный реальный сектор экономики воспринимает экспертизу как элемент господдержки, ведь она существенно снижает количество «виртуальных» участников на торгах. Тот самый реальный производитель, задушенный перекупщиками, налоговым бременем и отсутствием доступного кредита, начинает верить, что, участвуя в торгах и борясь за государственный контракт, можно победить.

– Ранее они участвовали и проигрывали товару с фальшивым содержанием. Теперь на всех участников торгов влияет факт неотвратимости экспертизы. Причем экспертизы настоящей, а не с коммерческими лабораторными изысканиями, которые не внушают доверия. К работе привлекаются крупнейшие лаборатории региона. Торгово-промышленной палатой Нижегородской области создан центр проведения лабораторных экспертиз. Это позволило усилить экспертную и техническую базу. По данным области, за 5 лет пресечена поставка фальсификата на 900 млн рублей. Все материалы и результаты экспертиз предоставлялись заказчикам для организации претензионной работы.

Помимо защиты реального производителя централизованный подход к экспертизе позволяет решить еще некоторые насущные задачи – дефицит квалифицированных кадров, слабость лабораторной базы, отсутствие финансовых средств для проведения экспертизы у добросовестных производителей и поставщиков.

– Даже если средства на проведение экспертизы будут выделяться муниципальным заказчикам, нет гарантии, что они вступят в договорные отношения с теми лабораториями, которые обладают надлежащим оборудованием. Экспертиза, осуществляемая в централизованном порядке на уровне региона, на мой взгляд, наиболее эффективна, – уверен Сергей Бажанов.

Как это работает?

Наиболее простой и востребованный способ исправления ошибки для поставщика – это оперативная замена некачественного товара. Если это добросовестный поставщик, то обыкновенно он соглашается на замену. Конечно, в случае со скоропортящимися продуктами питания быстро отреагировать достаточно трудно, и некачественный продукт может пойти в употребление раньше, чем произойдет замена. Однако изначально задача экспертизы – не поймать за руку и наказать, а выстроить систему качественных поставок, дать понять всем участникам рынка, что противодействие фальсификату существует, и заставить их считаться с требованиями государства, с правами потребителя. Условно говоря, для поставщика, который заведомо вместо товара стоимостью в 100 рублей поставил товар стоимостью в 50 рублей, его замена равносильна потере прибыли. В результате применения системы появляется представление о потенциально недобросовестных поставщиках, об их «повадках» на рынке.

К каждому контракту применяется своя система проверок и своя система последствий. Ведь одно дело, когда молоко поставлено не той жирности, и совсем другое, если речь идет о подмене животных жиров. Во втором случае – последствия другие.

Работа с заказчиками осуществляется на основе соглашений, заключаемых на год: исходя из этого, разрабатывается план мероприятий экспертизы. Поскольку поставками централизованно занимается уполномоченный государственный орган, есть четкое представление о том, какие поставки и где запланированы, где есть потенциальные зоны риска, где есть этапность поставок. Разовые и этапные поставки подразумевают разный подход к экспертизе.

Затраты на экспертизу социально значимых поставок в Нижегородской области компенсируются за счет бюджета. Со временем интенсивность проверок была снижена одновременно с расширением ассортимента и глубины экспертизы, что позволило снизить затраты государства. Изначально проверялось до 80% всей поставляемой номенклатуры в тех закупках, где наблюдались наибольшие проблемы, пока контролирующие органы не остановили вал фальсификата. Опытным путем установлено, что в отлаженном состоянии контрактной системы достаточно выборочно проверять 25% поставляемых товаров, чтобы защищать ее от демпинга и фальсификата. Вся стоимость экспертизы социально значимых поставок стоит региону 16 млн рублей в год (включая проведение лабораторных исследований).

Это сущие копейки для региона с таким мощным экономическим потенциалом и населением. При таких затратах и показателях система выглядит сверхпродуктивной.

Передовой опыт Нижегородской области, признанный Гильдией отечественных закупщиков передовым, будет обсуждаться на Форуме-выставке ГОСЗАКАЗ, 25-27 марта 2020 года на территории КВЦ «ПАТРИОТ».

Автор: Андрей Троянский

21 января 2020, 10:43
747
Теги: #Гильдия #Нижегородская область #Продукты #Сергей Бажанов #Экспертиза
Автор: Андрей Троянский