Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

«Государству надо научиться запускать планово-убыточные проекты, реализация которых жизненно необходима»

Первый замминистра промышленности и торговли Василий Осьмаков сформулировал задачу десятилетия
«Государству надо научиться запускать планово-убыточные проекты, реализация которых жизненно необходима»
Теги: #Индустриализация #Минпромторг #ФРП

Исторические вызовы формируют новую экономическую идеологию в России. Государственная машина реагирует на вызовы с огромным опозданием и скрежетом. Но это все-таки происходит. Островок здравомыслия и созидания появился в Минпромторге. Об этом говорят результаты недавних парламентских слушаний в Совфеде, где министерство признало реальность. – То есть неизбежную необходимость развивать производственные направления, по которым российская промышленность обязана производить продукцию, независимо от того, рентабельно это или нет. Обгоняя сюжет, сразу отметим, что такое административное искусство требуется не только во времена экономических испытаний и санкций, – но и в сытых условиях растущего рынка. Это вообще – показатель качественного управления и административного таланта, а не какая-то экстренная пожарная повестка.

Василий Осьмаков, первый замминистра промышленности и торговли РФ:

– Основная задача – научиться запускать «планово-убыточные проекты, реализация которых «обусловлена жизненной целесообразностью». Если раньше экономически нерентабельный проект был стоп-фактором, то сейчас подходы изменились. Именно поэтому мы говорим не об импортозамещении, а о технологическом суверенитете, мы формируем новые меры поддержки.

По информации министерства предусмотрено несколько инструментов реализации новой промышленной политики.

  1. Быстрые НИОКРы, ускоренные целевые научно-прикладные разработки, которые могут в горизонте полгода-год дать конкретный результат в виде конкретной номенклатуры, замещающей ту или иную импортную продукцию. В 2022 году на быстрые НИОКРы выделено 15 млрд рублей, всего 137 направлений.
  2. Уже знакомый нам по XVII Всероссийскому Форуму-выставке «ГОСЗАКАЗ» инструмент реверсивного инжиниринга. Промышленное копирование критически важных узлов и комплектующих на российских мощностях с присвоением интеллектуальной собственности за счет инженерно-конструкторской переработки полученного материала. Лицензирование изделий.
  3. Кластерный подход к организации производства и сбыта промышленной продукции по гарантированному государственному заказу. Помимо географической логики собирания научных и производственных ресурсов по регионам подразумевает: офтейк (гарантии выкупа продукции) + налоговые преференции, + субсидирование льготных кредитных ставок. Речь идет о предоставлении кредитов до 5% годовых на срок до 15 лет с замещением необходимого обеспечения для банков госгарантиями либо поручительствами ВЭБ.РФ. Первые кредиты могут быть предоставлены уже в ноябре-декабре.

К сожалению, в казне предусмотрены миниатюрные средства на эти цели, которые не соответствуют запросу на опцию и масштабу поставленных задач. Однако, в Минпромторге считают, что это поправимо.

Вся программа кластерной поддержки оценивается в 126,1 млрд руб. до 2030 года. А в бюджете 2023 года предусмотрено лишь 5 млрд руб.) Но, по словам Осьмакова, это не критично, поскольку субсидиарные программы выходят на пик с выборкой на третий-четвертый год.

Также в ведомстве напоминают о возросшем экономическом влиянии и сервисах Фонда развития промышленности (ФРП), который по своему функционалу наконец-то начал превращаться в полноценное государственное кредитное агентство. Прежде всего, в сфере кредитования целевых наукоемких промышленных проектов. Фонду в этом году выделили 67 млрд рублей, до конца года планируется влить в него еще 20 млрд рублей. При этом еженедельный поток заявок в ФРП после февраля вырос в 3-4 раза. Филиалы ФРП есть во всех индустриальных регионах России. В последние годы на них делается большая ставка, как на мотор промышленного развития. Одни были докапитализированы в общей сумме на 8 млрд рублей. Подчеркнем, что подобно банкам ФРП выставляет определенные барьеры на вход в свои программы, но в сравнении с банковским залоговым грабежом — эти барьеры выглядят просто тепличными.

Председатель Комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов предложил дополнить новую мобилизационную промышленную политику страны повышением дисциплины в сфере импортозамещения. Для этого, считает Кутепов, необходимо провести ревизию по регионам, чтобы проверить качество и темпы импортозамещения на конкретных предприятиях:

– Предлагаем это сделать во всех субъектах или выделять адресно деньги тем предприятиям, которые фактически делают продукцию по линии импортозамещения.

К сожалению, ни один сенатор в России не предложил провести такого рода ревизию по госкорпорациям и госкомпаниям. Почему? А ведь именно по 223-ФЗ закупается основная доля наукоемкой продукции, оборудования, сложных машинотехнических изделий. А еще в рамках закупок корпораций формируются технологические промышленные циклы. При этом в законе каким-то фантастическим образом отсутствуют даже формально рамочные механизмы принуждения корпораций к закупкам российской техники, электроники, программного обеспечения.

Остается только гадать, отчего после ухода прежнего вице-премьера Юрия Борисова в Роскосмос, все так скоропалительно забыли о национальных квотах. Как будто их не существует в природе. С весны на эту тему не пискнул ни один чиновник. Но ведь требование об обязательной доли закупок российской высокотехнологичной продукции – это ведь не какой-то формальный документ, придуманный вице-премьером. Это закон, над которым больше года работало Правительство при содействии сотен предприятий и консолидированного промышленного сообщества России… Закон не бумажка, его надо исполнять, за его неисполнение надо спрашивать и наказывать. Мы же в феодализме живем, когда смена менеджера обнуляет все прежние задачи. К огромному сожалению, аппарат Борисова не успел оснастить закон о национальных квотах репрессивными функциями и штрафами по отношению к тем, кто не добирают нужную долю российской продукции. Напомним, такая версия развития закона официально озвучивалась. Кроме того, механизм квотирования начали внедрять и в сферу действия 223-ФЗ. Подозреваем, это происходило с огромным сопротивлением со стороны госкомпаний и корпораций. На первом этапе предоставляемая ими отчетность носила сугубо добровольный и, откровенно говоря, бутафорский характер.

К исполнению национальных квот на уровне регионов подошли гораздо более ответственно.

Еще заметим – что закон о национальных квотах является очень важным структурным элементом балльной системы Минпромторга (по баллам оценивается степень российскости произведенной продукции, содержание в ней критически важных компонентов и технологий отечественного происхождения). Закон о квотах – это логическое продолжение балльной системы, наделяющее ее смыслом. Без квотирования балльная система – не имеет цели и представляет из себя просто легкий стимулирующий механизм с косметическими функциями.

В заключение, предлагаем фрагмент архетипичного интервью директора одного из отечественных предприятий, производящих крайне востребованную технику для железнодорожных перевозок. Все описанное в материале абсолютно применимо к любому промышленному направлению в стране. Ущербность рыночного подхода к экономике во всей красе. Кроме того – это отличная иллюстрация к тому, о чем говорил Василий Осьмаков на парламентских слушаниях.

Живой пример из отрасли. Почему в Российской Федерации не выгодно производить даже при наличии устойчивого спроса и программы импортозамещения.  

Контейнер от российского производителя имеет такую же стоимость, как и контейнер от азиатского производителя. При этом качество российского контейнера превосходит зарубежные аналоги, но оператор покупает все равно китайский, потому что его — больше.

«Государство в лице Минпромторга, Минтранса или Минэка не готовы проталкивать отечественное производство, все их усилия направлены на: купили в Китае и выпустили на сеть. Никто не хочет ждать, когда отечественный производитель что-то произведет. Инвестировать в разработку и производство не готов ни один участник рынка, ни РЖД, ни оператор-рефрижераторщик, ни лизинговые компании. Нет испытательных полигонов, нет лабораторий. Чтобы испытать контейнер необходимо потратить шесть месяцев на согласование испытаний в лаборатории. В России на внедрение разработки нужны годы, а Китай за три дня делает сертификацию», — заявил генеральный директор компании «Термокон» Олег Воронов.

Рынок не порешает, пока в стране законодательно и административно-командно не будет создано условий для возникновения и роста производства по конкретной номенклатуре изделий, нужной для конкретных национальных целей.

Автор: Андрей Троянский

19 октября 2022, 17:03
558
Теги: #Индустриализация #Минпромторг #ФРП
Ещё по данной теме

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.