Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Чтобы импортозамещение было настоящим

Российский машиностроитель предложил бороться с реальными проблемами закупок: "заточка" ТЗ, "игры со временем", "не обязательные" квоты
Чтобы импортозамещение было настоящим
Теги: #223-ФЗ #Импортозамещение #Индустриализация #Машиностроение

Красивая статистика, отчеты об инвестициях в промышленность, рассказы об ошеломляющих успехах в реформе контрактного права – все это, неотъемлемая часть любого публичного мероприятия, посвященного закупкам. И XVI Всероссийский Форум-выставка «ГОСЗАКАЗ» не исключение. Однако, при всем официозе, Форум всегда дает возможность заявить о себе и тем, кто «везет» экономику – реальным производителям. Как машиностроительной отрасли живется в условиях 44-ФЗ и 223-ФЗ? Ожидают ли здесь изменений к лучшему от усиления национального режима в закупках?

Об этом рассказывает Александр Халецкий, генеральный директор АО «Коминвест-АКМТ». Холдинг с 1992 года занимается серийным производством комбинированных дорожных машин и оборудования для ремонта дорог и взлетно-посадочных полос. У компании есть собственное КБ, а также разветвленная сеть сервисного обслуживания. Меняются времена и векторы экономической политики, а качественная спецтехника всегда требуется стране.

– Александр Борисович, оцените ближайшие процедурные изменения в законе о закупках с точки зрения поставщика машиностроительной отрасли. Как это отразится на вашей работе? Что из представленных поправок кажется вам наиболее интересным? 

– Сразу оговорюсь, что далеко не все изменения в действующем законодательстве будут иметь к нам отношение. Будет меняться порядок определения НМЦК при закупках у единственного поставщика, по котировкам запросы будут проводится до 3 млн., закупку при этом можно отменить за час; публикация в ЕИС не позднее 4-х дней; в РНП теперь не будут включать учредителей (если они не аффилированы). Вступят в силу новые штрафы для заказчиков за нарушение оплаты по договору 223-ФЗ. По участию в аукционах от СМП теперь в первой части будет требоваться ТЗ (раньше достаточно было только согласия – возвращаемся к «Форме 2»). Будет запущено пробное электронное обжалование в ФАС (очевидно, сказалась пандемия). К концу лета должен произойти переход на полный электронный документооборот: нас, как поставщиков, в этой связи, тревожит перспектива вынужденной покупки каких-то дополнительных программ и ключей. Расчеты по контрактам будут происходить в течение 5 дней, без проволочек и проверок, т.к. все автоматически будет идти через ЕИС (работать напрямую в ЕИС будет поставщик и заказчик).  Будет введена такая норма как предквалификация, которая позволит имея 20% опыта от суммы контракта не только поучаствовать в закупке, но и подать жалобу в ФАС. Это сделано, чтобы не жаловались компании-однодневки: причем никакие документы, кроме самой жалобы запрашиваться не будут – все есть в ЕИС. После антидемпинга на 25% предлагается ввести обязательную экспертизу поставленного товара (чем-то напоминает военную приемку). В основном же, процедурные технологии подачи заявок, сбора документов, торговли и заключения контрактов остались прежними.

Вывод такой: все делается, чтобы облегчить работу заказчика, исключить «проволочки» в части оплаты; в части рассмотрения жалоб, сдачи отчетности, «прозрачности» и общедоступности такой отчетности – все приводится к тому, чтоб поменьше ездить, не терять времени и не ждать приемов. Весь документооборот будет проходить через ЕИС.

– А облегчит ли цифровизация закупок работу поставщика?

– Это зависит от условий пользования новыми электронными сервисами. Есть, конечно, нужные изменения: в регламентах работы торговых площадок, переход их на единый интерфейс, использование в таких коммерческих структурах как Росатом и Газпром спецсчетов для обеспечения заявок… Однако, появление программ типа ПИК (Портал исполнение контрактов), по умолчанию, означает, что ключи и программное обеспечение придется дополнительно покупать. Есть основания полагать, что поднимут цены и на ЭЦП. Ведь запланированы правки законодательства в части выдачи электронной цифровой подписи и ее функционала. С точки зрения поставщика у этих процессов есть две стороны медали. Прежде, за 15 тысяч рублей можно было купить ключ почти на все, – сейчас «на все» нужно покупать три ключа, стоимостью 30 тысяч.

– Повлияют ли на работу вашего производства изменения закона в области импортозамещения?

– В основном, к нам как к поставщикам дорожно-строительной, аэродромной и коммунальной техники, большинство планируемых изменений отношения не имеет – не та сфера деятельности. В сфере законодательства отрасль, в которой мы работаем, кардинально менялась в 2020 году, когда взамен ПП-656 пришло ПП-616 со своими нововведениями в части подтверждения страны происхождения товара, с новыми кодами и дополнением в перечень этого постановления.

– Тем не менее, не могли бы вы оценить стратегические перспективы политики импортозамещения для промышленности в целом? Заставит ли Правительство РФ работать по-новому заказчиков и поставщиков, удастся ли увеличить долю российской продукции на внутреннем рынке с теми законодательными инструментами, которые действуют сейчас?

– Чтобы по существу ответить на этот вопрос, следует кратко пройтись по темам форума-выставки ГОСЗАКАЗ 2021, которые мне показались любопытными, и в которых требуется законодательное регулирование.

Во-первых, это закупки товаров субъектами естественных монополий и госкорпораций (РЖД, Газпром, аэропорты, морские порты, углеводородные монополии, Росатом, тепловые сети, Башнефть, оборонные заводы, такие как Севмаш, Рубин и т.д. ). Все они торгуют на коммерческих площадках, все по 223-ФЗ, у всех есть деньги, и все хотят хорошую продукцию – импортную…. Слишком много было сказано про импортозамещение в этих структурах, начиная с 2014 года, но пока нет механизма «загнать» таких Заказчиков в рамки ФЗ-44 (пусть грубо, конечно, звучит, но тем не менее). Это можно сделать, например, навязав крупноузловую сборку, предоставление актов экспертизы подтверждающих страну происхождения товара. У них «свои» деньги, а не государственные. Да, формально, они должны заявлять о приоритетности товаров российского происхождения (они это и делают, чтоб не «возбуждать» ФАС). Но, при этом, четко прописывают импорт и ставят 15% преференцию, зная наверняка, что аналогов нет, либо такие аналоги не войдут в сроки поставки. В общем, делают все по Закону, указывая в Информационной карте ссылки на новые постановления, а играют при этом «по собственным правилам».

– Сейчас многие законодатели признают, что так называемый «национальный режим» в закупках работает плохо. И поэтому (в том числе) его решили усилить механизмом квотирования… Как вы думаете, помогут ли квоты?

– Применительно к нашему производству, могу сказать, что квотирование пока нас не коснулось.   ПП-2013 и ПП-2014 – не для нас, поскольку в перечне нет нашей продукции…. Да, сейчас будут вносить изменения, добавляя и расширяя перечни, однако разбор этих двух постановлений на предмет их содержания, показал, что перед нами не открывается новых возможностей. Объясню почему. Оба документа рассчитаны на 3 года; по этим перечням заказчики обязаны публиковать каждый год определенные объемы закупаемой продукции российского происхождения. Вот, к примеру, «оптические кабели»: должны закупаться в 2021 г. 50% российского происхождения, в 2022 г. – 70%, а в 2023 г. – 80%. Перечень большой, там много чего интересного: и лыжи, и аппараты ИВЛ, и кабель, и патроны, какие-то мониторы, снаряжение, щебень, песок; есть даже балалайки(!)….

В нашем сегменте интересов квоты распространяются на машины для перевозки нефтепродуктов, снегоочистители, машины для перевозки грузов, прицепы и полуприцепы, лесовозы, краны, даже машины, для перевозки игроков в гольф…

Но даже если представить, что в список включат, например, КДМ (комбинированные дорожные машины), – то это все равно ни на что не повлияет. Поскольку и в Законе 44-ФЗ, и в двух постановлениях Правительства РФ не предусмотрено никакой ответственности за нарушение объемов квотирования. Написали, что купят 50% продукции Российского происхождения, а купили 10% (или вообще не купили), и ничего страшного, – ответственности-то нет…

– Что вам показалось полезным из предложений, которые прозвучали на Форуме ГОСЗАКАЗ?

– Контролирующие органы намерены бороться с написанием Технического задания под конкретного поставщика. На эту тему прозвучала весьма интересная реплика Елены Дыбовой,  вице-президента Торгово-промышленной палаты РФ. В частности она заметила, что видя ТЗ,  уже понимает, под кого и сколько там «накручено»… При этом, действующее законодательство не оставляет никаких рычагов воздействия на ситуацию. Еще одна проблема, для которой уже предложено легальное решение – это фирмы-жалобщики, которые «разваливают» закупки. Компании-однодневки, которые зарегистрированы вчера, а сегодня забирают контракты на 100 млн. с большим понижением.

– Вернемся к теме технических заданий. На «Деловом обеде» в рамках Форума-выставки «ГОСЗАКАЗ», вы озвучили конкретные способы борьбы с ТЗ под конкретных поставщиков. Расскажите подробнее о вашей инициативе…

– Известно, что машиностроение – это высокотехнологичный сектор. Описание любой продукции в машиностроении – это, соответственно, достаточно емкий документ. Необходимо описать и двигатель, и материалы, и приводы, и все эксплуатационные технические параметры. Как следствие, здесь всегда возникает место для злоупотреблений в подготовке ТЗ.

Зачастую, у неподготовленного специалиста со стороны закупщика, нет достаточного уровня компетенций, чтобы оценить тот или иной технологический параметр. Бывает, что одну и тут же техническую характеристику можно реализовать разными техническими, технологическими решениями. В то же время, как только ты прописываешь способ достижения той или иной характеристики (допустим, какой-то иностранный поставщик обладает этим уникальным параметром, именно в таком исполнении), то здесь получается ограничение конкуренции. Соответственно, необходимо предусмотреть в законе некие иные критерии, кроме цены на высокотехнологичную продукцию в машиностроении.

Также, мы считаем, что необходимо законодательно ограничить минимальный срок поставки. В машиностроительной отрасли зачастую используется продукция с длинными сроками поставки (компонентная база иногда идет по несколько недель). И если в ТЗ прописана, допустим, неделя или 10 дней, – то можно предположить, что закупаемая техника, с заданными техническими параметрами, уже где-то стоит и ждет своего часа. Добросовестному российскому производителю, таким образом, не оставляют шанса даже поучаствовать в конкурсе со своей продукцией. Если мы действительно хотим развития отечественной промышленности, то нужна честная конкуренция.

Надеемся, что наши предложения войдут в Резолюцию Форума ГОСЗАКАЗ 2021 и будут услышаны контрольными органами.

Беседовал Андрей Троянский

Справка

  • АО «Коминвест-АКМТ» является производителем и поставщиком техники для дорожного строительства, ремонта и содержания дорог, коммунальной техники, техники для содержания аэродромов, лесоперерабатывающей техники и техники для добычи и сортировки рудных и нерудных материалов. Компания реализует последовательную стратегию в реализации госпрограммы импортозамещения, локализуя производство в России, модернизируя подконтрольные заводы и активно внедряя инновации на конвейере. Холдинг обладает серьезным инжиниринговым потенциалом, собственным конструкторским бюро и производственными мощностями, а также сервисным центром, в том числе с услугой выездного обслуживания.
12 апреля 2021, 19:21
592
Теги: #223-ФЗ #Импортозамещение #Индустриализация #Машиностроение
Ещё по данной теме