Конкурс журналистов
Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

От электронного актирования – к прозрачной приемке товара

Обязательный электронный акт ставит точку в оцифровке контрактной системы
От электронного актирования – к прозрачной приемке товара
Теги: #223-ФЗ #44-ФЗ #Анна Катамадзе #ЕИС #Казначейство #Цифровая экономика #Электронное актирование

Об электронном актировании говорили на протяжении всего прошлого года и, как оказалось, говорили не просто так.

Все это время в недрах Казначейства велась напряженная работа по созданию дополнительного функционала Единой информационной системы. В декабре он был презентован специалистам и стал доступен для доброжелателей.

А в 2020 году он станет обязательным абсолютно для всех: до мая будет принята норма об обязательном электронном актировании, а уже с 1 июля она станет непреложной для всех субъектов контрактной системы. Это существенно изменит ситуацию в госзакупках в лучшую сторону, впервые в своей рыночной истории контрактная система станет подотчетной, полностью прозрачной. Для контроля государства станет доступна ее главная часть – исполнение контракта, собственно, то, ради чего и задумана вся система.

Оцифровка исполнительной части контракта неизбежно влечет за собой урегулирование других смежных вопросов, в которых пока в буквальном смысле слова наблюдается нормативный «темный лес». Одним из таких сложных вопросов является приемка товара и ее отражение в бухгалтерии. Любой закупаемый товар заказчик обязан поставить на учет. У любого товара есть инвентаризационная стоимость, есть базовая (начальная) стоимость. Данные их учета отражаются в деятельности любого поставщика и заказчика. При этом принципиально важно обеспечение абсолютной идентичности сведений о товарах, которые действительно поставлены, и о товарах, которые являются частью исполнения контракта в ЕИС.

На текущий момент в реестре контрактов может быть одна информация по принятому товару, а информация в бухгалтерском учете может быть иной, т.е она не может быть состыкована ни с точки зрения классификатора (номенклатуры), ни с точки зрения стоимости.

Внедрение электронных актов избавит контрактную систему от такого рода нестыковок и нарушений, связанных с ними. Как пояснили в Федеральном казначействе, для этого будет изменена последовательность действий, отображаемых в ЕИС: от закупки – к постановке на учет. Зачастую встречается обратная последовательность: вначале что-то ставят на учет, а потом постфактум вносят в реестр сомнительные данные по исполнению. С внедрением электронного актирования основанием для постановки на учет товаров, работ и услуг будут только те документы (электронный акт), которые рождены в ЕИС. Именно это обеспечит «провязку» с информацией о реальной стоимости товара, достоверность и последовательность исполнения контракта.

Как уверяют в Казначействе, функционал электронного актирования уже полностью готов к использованию даже в масштабе всей страны. В принципе, системой электронного актирования с 1 января уже может на всех законных основаниях воспользоваться любой желающий заказчик и поставщик. Единственное препятствие состоит лишь в том, что требуется обоюдное согласие. Обе стороны должны выразить согласие на подписание актов в электронном виде. Поскольку еще нет законодательного регулирования этого процесса: перейти к электронному актированию в одностороннем порядке нельзя. Этот функционал «взаимного согласия» очень просто реализован через личный кабинет.

В данный момент Казначейством сделан фокус на реализации Универсального передаточного документа – это собирательный образ всех возможных видов актов приемки товара, которые соответствуют приказу ФНС (счет-фактура также является частью Универсального передаточного документа). В госзаказе масса специфики, связанной с теми товарами, работами, услугами, которые зачастую в обычном гражданском обороте не фигурируют, зато фигурируют в таких областях, как строительство крупных объектов, дороги, мосты, инфраструктура, заказчиком которых является только государство. Это и крупные IT-проекты, государственные информационные системы. По всей этой номенклатуре есть большой объем тонкостей, связанных с актированием.

Например, когда сдается в эксплуатацию объект строительства, это огромный объем финансовой и строительной документации. Когда в эксплуатацию сдается очередной ГИС – это также немалые объемы различных документов, предусмотренных не только 44-ФЗ, но еще и отраслевыми статьями законодательства, отраслевыми нормативными актами. Казначейству в модуле исполнения контрактов придется покрывать эти отраслевые системы. Это отдельная трудоемкая работа, которую в ведомстве намерены выполнять постепенно. Также в числе первостепенных задач – актирование при закупках лекарственных препаратов, где тоже есть своя специфика регулирования. Существует приказ Минздрава, который вводит набор дополнительных реквизитов к стандартному передаточному документу, потребуется время, чтобы автоматизировать учет этих сведений.

Со временем Казначейство предложит функционал исполнения контрактов субъектам, работающим в рамках 223-ФЗ, как сервис. Однако предъявлять этот функционал как обязательство в рамках 223-ФЗ в Казначействе пока считают преждевременным.

На несколько вопросов по поводу внедрения нового функционала специально для «Цифровых Закупок» ответила заместитель руководителя Федерального казначейства Анна Катамадзе.

– Анна Теймуразовна, станет ли введение нового функционала электронного актирования драйвером или стимулом для появления инструмента независимой экспертизы в контрактной системе? Кто должен руководить этим процессом? Или наоборот – им не нужно руководить, дожидаясь естественной реакции со стороны самих поставщиков и заказчиков?

– Экспертиза – это непаханое поле в законодательстве о закупках. Экспертиза в конечном итоге – это неотъемлемая часть исполнения контракта. Работая по всем направлениям одновременно, мы, наверное, закроем эту серую зону исполнения контрактов, которая, к сожалению, недостаточно урегулирована. Это два параллельных процесса. Но они в конечном итоге взаимосвязаны. Процесс перевода актов в структурированный электронный вид – это первый шаг к тому, чтобы, в принципе, иметь полноценную, качественную, сравнимую информацию, которую возможно анализировать. Есть известный тезис: «Дайте мне ось, и я переверну мир», применительно к системе закупок можно развернуть этот тезис следующим образом: «Дайте мне качественную и релевантную информацию, я пойму, что делать. Как только у нас в распоряжении будут исчерпывающие данные обо всем, что было пройдено на этапе торгов, планирования и заключения контракта, мы можем структурировать эту информацию, выстроить связи между блоками данных: от бюджетного планирования до заключения контракта. Нам нужно «провязать» этот пласт данных в сторону исполнения. Со всей полнотой полученных и структурированных данных можно будет работать по разным направлениям, в том числе и по направлению экспертизы. Ведь в конечном итоге экспертиза дается именно на то, что было закуплено, а не на то, на что заключен контракт. А это, как мы знаем, может различаться по целому ряду причин, как объективных, так и субъективных.

– Экспертиза на данный момент – вопрос добровольного порядка. А чтобы сделать ее неотъемлемой частью контрактной системы, от какого ведомства такая инициатива должна исходить? От самого поставщика или от кого-то из контролеров? Ведь можно бесконечно долго ждать, пока инструмент независимой экспертизы появится сам собой…

– В принципе, сегодня каждый заказчик проводит свою экспертизу. Вопрос независимой экспертизы требует определения, насколько она независима. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Экспертиза ведь должна кем-то оплачиваться, и если она оплачивается заказчиком – значит, она не такая уж «независимая». Если оплачивается поставщиком – тоже. Здесь еще надо очень серьезно думать на предмет нормативно-правового регулирования: как должен быть устроен этот механизм? На мой взгляд, для начала было бы правильным взять 2–3 магистральные чувствительные отрасли для тестирования пилотного механизма: детское питание, лекарственное обеспечение в регионах, особенно на первичном звене. Кроме того, для экспертизы огромное значение имеет отраслевой аспект. Компетентных экспертов еще надо найти, аттестовать, нужно быть уверенным, что они не просто никем не ангажированы. Инструмент экспертизы – очень важный и нужный, но его внедрение требует серьезного осмысления, четкой концепции и осторожного, вдумчивого, пилотного апробирования на отраслях, где это больше всего востребовано.

– Предвосхищая решение Казначейства по внедрению функционала электронного актирования, некоторые электронные площадки начали работать на этом поле и внедрять свои модули электронного актирования. Есть регионы РФ, которые тестируют эти модули. Не оказались ли эти сервисы электронных площадок избыточными после того, как аналогичный сервис появился на базе ЕИС? Не произошло ли по факту дублирование функционалов?

– Понятно, почему коллеги в регионах стремились получить такой сервис и почему площадки решили его создать. Последние заинтересованы в том, чтобы привлечь максимальное количество клиентов. Но в данном случае хотела бы подчеркнуть, что Казначейство делает не просто сервис. Мы являемся одним из сорегуляторов контрактной системы, и нам этот функционал, помимо его сервисной части, нужен для того, чтобы связать в общую картину бухгалтерский учет, информацию о поставщике, о процедурах…  Такой функционал рано или поздно естественным образом должен был появиться именно на базе ЕИС, ведь именно на площадке ЕИС происходит регистрация поставщика. Акт приемки рождается в бухгалтерии поставщика: подписав его, поставщик передает документ заказчику. Было бы странно аккумулировать акты приемки из внешних систем размещения заказа (это бы противоречило духу и нормам 44-ФЗ). Однако уверена, что функционал актирования, которые сделали площадки, все равно будет востребован как дополнительный сервис, обеспечивающий удобство заказчикам. ЕИС активно взаимодействует с региональными внешними системами размещения заказа (так называемыми ВСРЗ). ВСРЗ ведь существуют не для того, чтобы продублировать наш функционал, а для того, чтобы его дополнить. Когда заказчик готовит первичные документы, для него могут быть предусмотрены свои внутренние процедуры, обусловленные местным регламентом. Мы в эти местные особенности не вмешиваемся, это не регулируется 44-м законом. А это значит, что у себя регион может автоматизировать любые бизнес-процессы. Главное – передать в ЕИС некий готовый документ (извещение). Казначейство проверит его на соответствие обширному комплексу федеральных требований. У регионов и площадок могут быть свои дополнительные автоматизированные сервисы, Казначейство готово получать из этих внешних систем ту часть информации, которую готовит заказчик. Предполагается интеграция этих сервисов в ЕИС. Таким образом, их функционал не отомрет и не окажется бесполезным. Он лишь будет гармонизирован. При этом все юридически значимые действия будут аккумулированы в одной системе.

Автор: Андрей Троянский

Ещё по данной теме