Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

«Государство должно четко знать, что оно хочет купить…»

Рецепты развития реального бизнеса от вице-президента ТПП РФ Елены Дыбовой
«Государство должно четко знать, что оно хочет купить…»
Теги: #Елена Дыбова

О том, как сделать госзакупки доступными и рентабельными для предпринимателей, в эксклюзивном интервью главному редактору сетевого издания «Цифровые Закупки» Павлу Лисину рассказывает вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Елена Дыбова. 

Уникальный формат Форума

— Елена Николаевна, в начале нашей беседы не могу Вас не спросить о состоявшемся  в марте Форуме-выставке «ГОСЗАКАЗ».   Для нас очень важно мнение экспертов и партнеров об этом мероприятии. Напомним нашим читателям, что оно ежегодно проходит  под патронатом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации.

— Форум-выставка «ГОСЗАКАЗ» – это знаковая и эффективная дискуссионная площадка. Другой такой у нас сегодня фактически нет.  Несмотря на то, что в стране проводится достаточно много форумов, но не один из них не затрагивает в такой полноте и, я бы даже сказала, в режиме мозгового штурма, специфику государственного заказа.  Этот форум очень важен и нужен.  Радует, что год от года он трансформируется, меняются его форматы, появляется все больше практических и смысловых  акцентов. Этим он и ценен для профессионального сообщества.

— Заметим, что лично Вы принимаете в нем участие еще с тех пор, когда занимались бизнесом.

— Будучи в бизнесе я всегда была активным участником государственного заказа. Уже говорила и снова повторюсь, что у меня в компании было больше 500 исполненных контрактов. В принципе,  мы еще начинали с первых аукционов, когда во время их проведения участники поднимали таблички с номерами. Понятно, что развитие самой сферы государственного заказа не заканчивается, она еще далека от совершенства. Именно площадка Форума  является местом взаимодействия и обмена позициями между заказчиками, поставщиками и регуляторами. Да, они не всегда совпадают, у каждого своя правда, свое видение проблем. Ими мы обмениваемся на Форуме-выставке «ГОСЗАКАЗ» и это, конечно, правильно.

— На Деловом обеде, прошедшем в рамках  Форума, одним из объектов Вашей критики стал вопрос формирования технических заданий (ТЗ). В частности, Вы отметили, что активно регламентируя процесс  проведения закупочных процедур, законодатели и контролирующие органы оставили без внимания принципы формирования ТЗ.

—  Это как раз та проблема, которую, к сожалению, пока не решил  ни один закон – ни 94-й, ни 44-й, ни 223-й.  Сейчас излишне зарегулирован процесс  процедуры закупки: в итоге тяжело работать и заказчикам, и поставщикам. Такое ощущение, что скоро все будет расписано не по дням —  а буквально по секундам – когда подать заявку, когда снизить цену, когда подписать контракт и так далее.  Это регулирование  становится чрезмерным.

В числе основных проблем, про которые говорит бизнес и которые как раз недостаточно регламентированы , следует отметить две  базовые –  это несовершенство  формирования технического задания и определения начальной максимальной цены контракта.

Да, сейчас в активной стадии находится процесс формирования Каталога товаров, работ, услуг, но здесь много вопросов… Мое мнение – мы опоздали лет на 5. Потому что тогда еще можно было создавать каталогизацию, но за это время произошла кардинальная трансформация.  Сейчас на рынке появляются продукты, товары, которые по своим потребительским характеристикам могут меняться каждый месяц, соответственно, прописывать  или так быстро менять каталог очень сложно. Но это не значит, что не должно быть технического задания: четкого, выверенного, обоснованного. Именно поэтому – я всегда последовательно говорю об этом –   государство должно знать, что оно хочет купить. И должно это довести до производителей, до бизнеса. Должны быть сформированы единые требования к закупке того или иного товара, работы, услуги. Возможность каждому заказчику самому формировать  техническое задание  приводит, как правило, к тому, что у нас появляются или заведомо неисполнимые условия или технические характеристики, прописанные  под кого-то и т.д.

— Некоторые формулировки в технических заданиях звучат просто абсурдно – подобные примеры приводили участники на Форуме не раз.

— Конечно, абсурдно! Один человек, составляющий ТЗ,  не может быть профессионалом во всем и грамотно разбираться  и в продуктах питания, и в мебели, и в ремонте, и в химии… Это как же надо погружаться во все тонкости в той или иной отрасли. В советское время существовала централизованная система закупок , допустим, для детских дошкольных учреждений. При том, что в детских садах были свои повара, сестра-хозяйка.  Последняя получала сливочное масло на централизованной базе и ее не волновало –  какого оно качества и какова его стоимость. Специалисты уже все проверили! И масло закупалось на все учреждения города или поселка.

Мы проводили эксперимент во Владимирской области:  ТПП РФ заключила договор с администрацией и на каждую поставку выезжал эксперт. Так вот,  90% продуктов, которые привозили в больницы и детские сады, не соответствовали условиям контракта. Вопиющий факт.  Как только все начали понимать, что при приемке присутствует эксперт, что берутся пробы, что расторгаются контракты, вот тогда начали везти другое масло, другое мясо и т.д. Палата помогла расторгнуть контракты  за несоответствие по качеству условиям контрактов  более чем на  12 миллионов рублей. Это показательный пример того, что система несовершенна. Понятно, что не решается целевая задача – не обеспечивается качественная поставка товаров, исполнение. Поэтому мы говорим о том, что эта система должна быть доработана, изменена.

Да будет свет!

— Систему закупок критикуют за многое. Например, за оторванность от рыночных цен. Следует ли унифицировать и ужесточить методики определения НМЦК?

— Существующая методика требует доработок. А то мы то три цены видим, то совершенно необоснованную цену, на которую никакой нормальный предприниматель не может пойти, потому что не обеспечит качество. Допустим, можно было бы этот механизм  не трогать, если бы нормально осуществлялась бы приемка. Если бы мы с вами знали, что проводится профессиональная экспертиза поставляемого товара, продуктов и услуг. Но ее тоже нет, зато есть жесткое регулирование закупочной процедуры.  Понятно, что это бюджет, это наши с вами деньги, налоги, но это еще и рынок для бизнеса и любой предприниматель заинтересован в том, чтобы условия были честными.

— Есть свет в конце тоннеля?..

— Понимаете, сейчас наступил период определенной настороженности, отторжения, потому что один закон (94-ФЗ) убрали , написали другой (44-ФЗ), но кардинально  мало что  изменилось… Писать третий закон бессмысленно. Надо вносить доработки,  правки, но это серьезный, «вязкий» процесс, без быстрых ощутимых результатов.    Хочется верить, что  нарастающая  цифровизация всех сфер экономики  позволит «расшить» многие проблемы.  По определению НМЦК, например, можно аналитику  и статистику выстраивать по-другому – чем больше  в ЕИСе будет данных, тем качественнее будет процесс определения цен.

— Могут ли крупные компании пользоваться льготами для малого бизнеса, маскируясь под «малышей»? Насколько реальна эта проблема сегодня?

— Думаю, что проблема отчасти есть. Это можно проанализировать: когда только данная тема прозвучала, я помню дискуссии, проходившие в буквальном смысле не на жизнь, а на смерть – все доказывали, что никто с малым бизнесом работать не  сможет. И так  продолжалось в течение двух лет, прежде чем появилось Постановление Правительства РФ N 1352, которое вводило квоты для МСП. Прошли 2-3 года, и вдруг все начали квоты… перевыполнять. Но при этом активного роста числа предпринимателей , на который все рассчитывали и ради которого все и начиналось, не произошло.

На мой взгляд,  все крупные компании смогли выстроить определенную – скажем так – схему работы с МСП. Просто им задали условия и они решили эту задачу. Это значит, что и нам сейчас нужно снова активно предлагать следующие шаги, чтобы  придать дополнительный импульс  развитию малого бизнеса,  чтобы он рос, чтобы у него появился реальный рынок сбыта.

Малый и средний бизнес: как использовать все возможности

— Есть объективные причины – почему крупный бизнес по-прежнему не слишком охотно взаимодействует с малым?

— С точки зрения объективных причин здесь может быть только одно:  у нас серьезные крупные корпорации с государственным участием и другие компании, с одной стороны. А с другой,  92% – это микробизнес  со средней численностью работающих чуть больше 3-х человек. По-хорошему, нам нужен  мощный пласт среднего  бизнеса  и микро/малый бизнес должен  работать  с ним, в совокупности составляя большой массив поставщиков, партнеров и т.д.   А вот уже средние компании тогда системно взаимодействовали бы с крупными корпорациями и  холдингами.

Я вспоминаю, как на одном из Питерских экономических форумов – мы тогда впервые обсуждали Постановление 1352 –  состоялась дискуссия с Андреем Рэмовичем Белоусовым и он у меня спросил: «Что малый бизнес может поставить РЖД?.. Локомотив сможет?!». Я тогда ответила, что  локомотив, конечно,  не сможет. Но, например, поручни, ступеньки сможет. Понятно, что ситуация утрированная. Но, с точки зрения логики крупного бизнеса,  он, конечно же, прав. Для РЖД, как для крупнейшей корпорации,  нужны локомотивы. И никакой  малый бизнес их не поставит. А вот для средних компаний, которые могут делать локомотивы, по кооперации  малый бизнес  готов и может производить все! Были бы доступные кредиты для запуска  и гарантированный сбыт.

— А у бизнеса с инновационными разработками больше шансов предложить их крупным компаниям?..

— Мы все, конечно, любим эту тему – инновационный малый бизнес, быстрорастущие  стартапы… Изучая весь этот опыт, мы понимаем, что всё работает по-другому.  Даже если брать удачные проекты в других странах, то видно, что взаимодействие осуществляется не напрямую с крупными компаниями.  Там тоже есть такие институты, как Сколково, которые выращивают  те стартапы, которые изначально могут предложить только хорошую идею.  Но мы с вами должны понимать, что число таких гениев, предлагающих инновационные вещи, не так велико. Это первое.

Второе – не только же одна Россия запускает стартапы, этим занимается весь мир. Все, что можно было, образно говоря,  на пальцах придумать, практически уже придумано. Все остальное инновационное –  лаборатории, исследования, деньги, вложенные в разработки. Для этого необходимы специальное оборудование, специальные условия, чтобы все инновационные идеи приземлялись до практического воплощения. И вот здесь нужны совсем другие инструменты. Это точно не задача действующих крупных компаний, занятых реальной сферой производства – выращивать все эти стартапы. Их цель – купить готовый продукт. А выращиванием должны заниматься другие институты и это точно не сфера государственного заказа, который базируется на четких, внятных, измеримых критериях, характеристиках, обеспечивающих реалии сегодняшнего дня.

Для предпринимателя нужен горизонт

— Елена Николаевна, не могу в нашей беседе не затронуть ковидную повестку. На Ваш взгляд,  бизнес выстоял в сложившихся условиях? Оказанная государственная поддержка оказалась эффективной?

— Поддержка однозначно оказалась эффективной для тех, до кого она дошла. И мы видим, что число занятых в МСП в пандемию, выросло почти на 300 тысяч человек. Это как раз показатель эффективности программы «ФОТ  2.0».  Без этого мы бы точно увидели значительное сокращение сотрудников МСП. Здесь инструмент поддержки реально сработал. Другой вопрос, что многие сферы остались без помощи. У нас практически никакой помощи не получил производственный бизнес , с аграриями все очень сложно и вообще  со многими отраслями, которые не вошли в список пострадавших, но на самом деле реально в пандемию получили серьезное падение выручки. Поэтому первое – поддержка была эффективной. Но недостаточной и не для всех.  Второе – нужно понимать, что мы сейчас сталкиваемся –  и цифры последних месяцев это показывают –  с тем, что у нас очень серьезное падение численности  самих МСП и самозанятых. С 10 июня по 10 июля минус почти  800 тысяч сотрудников. Что дальше – куда и как развиваться?  Платежеспособность серьезно снизилась и это бьет по малому бизнесу. Нужно понимать – ради чего предприниматель работает. Для него важен горизонт.

— Но именно во время пандемии звучали мнения, что госзакупки могут стать для бизнеса спасательным кругом…

— Могут, но госзакупки и до пандемии – это тенденция, наверное, последних 3-4 лет – перестали быть источником заработка для малого бизнеса, потому что конкуренция по отдельным направлениям очень высокая, маржинальность практически отсутствует – работа ради работы. А еще необоснованный демпинг, падение цены, неурегулированность споров.

Мы проводили в регионах достаточно много исследований – почему предприниматели не идут в госзакупки? Одни говорят: деньги замораживаешь, головная боль, требования неимоверные; другие – иди договаривайся, а цены на минимальном уровне… Вспомним – в чем смысл любого бизнеса? В том, чтобы человек заработал, чтобы у него остались деньги на развитие. Ну не должен у нас предприниматель все время за  три копейки работать! И даже пусть цифровизация, пусть все прозрачно, но если у предпринимателя  не остается прибыли, то возникают вопросы – зачем рисковать и идти в госзакупки?  Предприниматели хотят стабильности.

—  Есть рецепты как ее достичь?

— Мы уже 3 года в ТПП РФ реализуем проект по развитию семейного бизнеса.  Я считаю в сложившейся ситуации – это выход. Мы очень много работаем с семейными компаниями.  Это определенное сообщество людей. Они более оптимистичные, более нацеленные и у них, конечно, есть шанс прорваться, потому что они страхуют друг друга. И вообще это отличное сочетание опыта у родителей и знания современных технологий у детей. ТПП РФ три года подряд проводит форум  «Успешная Семья – успешная Россия». Даже в 2020 году удалось его провести. Надеемся, что и в этом получится. Целями Форума являются популяризация семейного бизнеса в России как наиболее устойчивого и стабильного сектора экономики, придание ему особого статуса и детальная проработка адресных программ поддержки.

В  России вести бизнес в одиночку очень сложно. А вот семейный бизнес более устойчив ко всем вызовам, которые диктует время. Я считаю, что наша задача как раз убедить чиновников, что не рыбу надо давать людям, а удочку. Другими словами,  нужны серьезные программы по поддержке и развитию семейного бизнеса. Мы провели аналитику: по нашим подсчетам, 79% от числа предпринимателей микро и малого бизнеса – это семейные компании.

— Какие сферы в семейном бизнесе преобладают?

— И сельскохозяйственная, и перерабатывающая, и торговля, и услуги, и производство. В общем, все сферы. Одно из главных преимуществ семейного бизнеса –  его можно передать по наследству, развивать из поколения в поколение. Опора на собственную семью, на близких людей – этого не купить ни за какие деньги. У нас есть специальная программа по семейным династиям. Давайте выращивать новых Третьяковых,  Абрикосовых, Мамонтовых и тогда в современной России удастся построить высокоэффективную экономическую модель! Кстати, все эти семейные династии были активными исполнителями  государственных заказов!

6 августа 2021, 16:58
832
Теги: #Елена Дыбова
Ещё по данной теме

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.