Конкурс журналистов

Реформа закупок

Эксклюзивное интервью заместителя руководителя Федеральной антимонопольной службы Михаила Евраева
Реформа закупок
Теги: #223-ФЗ #44-ФЗ #Агрегаторы #Госконтракты #Евраев #Импортозамещение #ФАС

–  Михаил Яковлевич, как известно, в феврале этого года ФАС России совместно с Министерством финансов и Федеральным Казначейством, а также представителями Государственной Думы активно взялись за совершенствование и упрощение процедур в системе госзакупок. Совместные оперативные усилия ведомств привели к тому, что Президент России подписал три закона, которые вносят существенные корректировки в 44-ФЗ. Какие из изменений, принятых в новом законе, Вы считаете наиболее существенными?

– В первом полугодии был принят серьезный пакет поправок, ставший первым шагом в совершенствовании системы закупок, упрощения планирования, а также исключения цикличности проведения закупок.

Сейчас сделан важный шаг по переводу закупочных процедур на строительные работы в автоматический режим. Это позволит исключить технические ошибки при подаче заявок участниками закупок. Теперь для участия в торгах в сфере строительства участнику достаточно подать только «согласие» на исполнение контракта после автоматической проверки предквалификации на электронной площадке.

Сам аукцион начинается спустя всего 4 часа после окончания подачи заявок, тогда как ранее торги начинались лишь по истечении нескольких дней. И это важная мера, которая позволит бороться со сговорами на торгах и незаконным распространением информации о его участниках.

Такую процедуру торгов мы хотим распространить и на другие закупки, при этом сократив время начала аукциона до 1–2 часов.

Изменения коснулись и правил оценки заявок при проведении закупки строительных работ, установленных Постановлением № 1085. В частности, исключен субъективный критерий оценки. Вместо него теперь предусмотрен только опыт участника, который подтверждается выполненными работами.

Была возвращена норма, хорошо зарекомендовавшая себя в 94-ФЗ, – возможность заключения контракта со вторым участником в случае расторжения контракта с победителем торгов. То есть при расторжении контракта с победителем по решению суда или по соглашению сторон заказчик сможет заключить контракт с участником, который занял второе место, без проведения новой закупки. В случае одностороннего расторжения контракта такое право появляется после включения поставщика в Реестр недобросовестных поставщиков.

Оптимизирована система планирования: исключена необходимость 10-дневного моратория на размещение закупки заказчиком после изменения им плана-графика, введен единый документ планирования. Кроме того, была существенно увеличена начальная (максимальная) цена «короткого аукциона» с 3 млн до 300 млн рублей для всех закупок, а для закупок в сфере строительства – до 2 млрд рублей.

Также мы сократили сроки обжалования итогов закупки с 10 до 5 дней (за исключением лица, с которым заключается контракт), сроки принятия решений о внесении участников в Реестр недобросовестных поставщиков (РНП) – до 5 дней. Стоит отметить, что при рассмотрении жалоб заказчику больше не требуется представлять документы на бумажном носителе, если они размещены в электронном виде на сайте ЕИС. Теперь в законе уточнено, что документы в электронном виде имеют приоритет над бумажными.

– ФАС России совместно с Минфином и Федеральным казначейством готовят новый пакет поправок, принятие которого ожидается в осеннюю сессию. О каких правках Вы можете рассказать уже сегодня?

– О поправках, направленных на унификацию закупочного процесса с получением качественного результата в конкурентной среде. Весной был сделан первый шаг в этом направлении, второй шаг мы рассчитываем сделать осенью этого года.

Во-первых, мы хотим развивать электронные магазины, главная задача которых упростить и ускорить закупочный процесс для заказчиков и предпринимателей. За ними – будущее. Они позволят заказчикам приобретать необходимые им товары в течение суток. Потолок «малых» закупок по торговым наименованиям на таких агрегаторах уже поднят со 100 до 300 тыс. рублей. В дальнейшем у заказчиков должна появиться возможность делать закупки стоимостью до 20 млн рублей по группе товаров из единого каталога товаров, работ и услуг Минфина, т.е. по нейтральной спецификации, без указания торгового наименования. При этом мы хотим внедрить новые технологии обжалования в электронном виде и оперативное – за несколько часов – рассмотрение таких обращений. Все вместе – и закупка товаров, и обжалование – должно занимать не более суток. Тогда это будет эффективно и удобно для всех.

Пока работа электронных магазинов и их агрегаторов в рамках 44-ФЗ не регламентирована, поэтому мы считаем, что необходимо предусмотреть соответствующие правила их работы. По этим вопросам мы планируем выработать общую позицию с Минфином и Федеральным казначейством.

Во-вторых, для повышения качества исполнения госконтрактов мы предлагаем ввести на крупных торгах по работам и услугам специальную предквалификацию. Суть в том, что исполнять контракты должны будут только те поставщики, у которых уже есть опыт выполнения аналогичных работ и исполненные ранее контракты меньшей стоимости.

Также мы считаем, что для повышения качества исполнения контрактов необходимо внедрить рейтинг деловой репутации компаний, участвующих в госзакупках. Он будет рассчитываться автоматически, исходя из количества и качества реализованных контрактов, и использоваться как для доступа участника к торгам, так и для объективной оценки участника. Хорошая репутация должна быть бизнес-активом, которым поставщик будет дорожить. Рейтинг может быть использован для проведения оценки заявок участников на конкурсах или предоставлять его участникам экономические преференции на торгах. Например, от положения компании в рейтинге будет зависеть размер обеспечения контракта.

В-третьих, мы видим, что сегодня требует изменений процедура одностороннего расторжения контрактов. В 2018 году более 40% из 8 тыс. случаев одностороннего расторжения контракта признаны необоснованными. При этом исполнитель в такой ситуации теряет не только сам контракт, но и финансовое обеспечение по нему. Это явный перекос системы в сторону заказчика. Необходим баланс интересов сторон, для чего предлагается наделить исполнителя правом обжаловать такое решение заказчика.

Также давно назрел вопрос борьбы с профессиональными жалобщиками. Обсуждаются разные варианты, в том числе введение платности для необоснованных жалоб.

Одним из ключевых пунктов поправок станет совершенствование ЕИС. Мы бы хотели, чтобы все шло только через ЕИС: жалобы участников на торги, автоматическое уведомление участников и заказчика о дате и времени рассмотрения жалобы, акты выполненных работ и вся официальная претензионная переписка между заказчиком и поставщиком. Важно, чтобы при рассмотрении вопроса о включении в РНП мы всю информацию видели в электронной форме и к нам не приезжали бы с большими стопками бумаги. Последние поправки уточнили, что в ФАС не надо предоставлять документы в бумажном виде, если они размещены в ЕИС.

Принятые изменения в строительстве – дача только «согласия» участника на контракт заказчика, позволившая уйти от ошибок в заявках, которые становились причинами отказов в участии, – это первый шаг. Вторым шагом мы рассчитываем распространить данный подход и на многие другие направления закупок – как на работы и услуги, так и с определенными особенностями на закупку товаров.

Систему госзаказа надо сделать более современной, более комфортной и конкурентной. От этого выиграют все – и заказчики, и участники торгов. Что же касается 223-ФЗ, то этот закон надо серьезно совершенствовать, потому что в нем практически отсутствуют правила. При этом ключевая задача – сделать такие правила, чтобы в систему закупок госкомпаний и естественных монополий тоже пришла конкуренция при качественном результате исполнения контракта. Когда правил нет, заказчики начинают исходить из своего понимания справедливости, а контролирующие органы – из своего, что приводит зачастую к печальным результатам. Если мы введем единые правила, то правоприменительная практика станет более универсальной.

Понятно, что 223-ФЗ и 44-ФЗ должны отличаться, поскольку один закон – для закупок органов власти и бюджетных учреждений, а другой – для бизнеса. И работа по выстраиванию правил закупок, конечно, должна это учитывать.

– Из открытых источников известно, что в настоящее время ФАС России ввела в практику совещания по контролю в сфере госзаказа в формате видео-конференц-связи с участием территориальных управлений ведомства. Расскажите, пожалуйста, о первых результатах этой работы.

– Мы считаем, что практика рассмотрения жалоб должна быть унифицирована. Чтобы вне зависимости от субъекта, будь то рассмотрение жалобы в Самаре, Калининграде или Владивостоке, принимались одинаковые решения. Все участники закупочного процесса должны понимать, в какой ситуации какое решение будет принято антимонопольным органом.

На совещаниях в формате видео-конференц-связи мы как раз обсуждаем практику контроля размещения госзакупок, изменения в законодательстве, судебную практику и те моменты, на которые нужно обратить внимание.

Мы хотим поставить работу с территориальными управлениями на качественно новый уровень. Чтобы и они нас хорошо понимали, и мы их, чтобы это был единый орган исполнительной власти, это важно.

– Как Вы считаете, сейчас назрела необходимость унифицировать процедуры применения национального режима? Это мера будет способствовать продвижению российских товаров?

– Скорее, назрела необходимость в целом упрощения системы закупок в части импортозамещения. Сегодня заказчики и предприниматели сталкиваются с серьезными трудностями при применении механизма импортозамещения, поскольку оно складывается из множества НПА (нормативных правовых актов), устанавливающих различные подходы и порядки их использования.

Мы полагаем, что следует принять один акт Правительства, который бы установил единый подход к импортозамещению по всем сферам экономики, порядок подтверждения страны происхождения продукции и требования к торгам при ее закупке. Во избежание противоречий действующие подходы импортозамещения в рамках 223-ФЗ должны быть синхронизированы с механизмом по импортозамещению в контрактной системе.

Мы должны грамотно применять меры поддержки отечественных производителей для развития российской экономики, не нанося ущерб для конкурентной среды во вред самим себе.

Не менее проблемным вопросом в сфере импортозамещения на госзакупках и закупках госкомпаний является подтверждение происхождения товара, поскольку в законодательстве понятие «российский товар» применяется по-разному, что зачастую приводит к неопределенности в правоприменительной практике. При решении этого вопроса необходимо предусмотреть уровень локализации и единые механизмы подтверждения страны происхождения товаров.

– Почему, на Ваш взгляд, существует проблема доведения средств до реального производителя в системе закупок? Почему многим госзаказчикам удобнее работать с перекупщиками?

– Закон о контрактной системе не ограничивает право производителей участвовать в торгах, и зачастую на крупные закупки выходят именно они. Однако в торгах с небольшой НМЦК участвуют дистрибьюторы, у которых хорошо развита логистика.

Мы не можем утверждать, что заказчику удобнее работать с дистрибьютором или производителем, т.к. не ведем подобного мониторинга, как и не спрашиваем производителя, почему он не принял участия в тех или иных закупках.

Кроме того, во многих случаях мы наблюдаем отсутствие баланса между интересами заказчика и поставщика. Поэтому наша задача заключается в том, чтобы эту систему упростить, а также сделать ее более современной.

Развитие конкурентной среды – это и цифровизация госзакупок, и совершенствование законодательства по проблемным вопросам, и унификация практики контролирующих органов. Мы должны стремиться найти правильный баланс между интересами поставщика и заказчика.

2 августа 2019, 11:35
Теги: #223-ФЗ #44-ФЗ #Агрегаторы #Госконтракты #Евраев #Импортозамещение #ФАС
Ещё по данной теме