Цифровые закупки 101000, Москва, Колпачный пер., дом 4, стр. 3 +7 (495) 215-53-74

Реабилитация унитарных предприятий – асимметричный ответ на санкции

Свертывание федеральной программы приватизации унитарных предприятий поможет в создании мобилизационной экономики
Реабилитация унитарных предприятий – асимметричный ответ на санкции
Теги: #Индустриализация #Приватизация #технологический суверенитет #Унитарные предприятия

Очевидно, что на фоне обострившихся международных противоречий Федеральный закон № 485-ФЗ необходимо пересмотреть. Напомним, что с 8 января 2020 года этим законом введен общий запрет на создание и деятельность унитарных предприятий на конкурентных рынках. Таким образом, закреплен курс на сокращение доли госсобственности в российской экономике. Уже тогда у закона была сильная оппозиция в Государственной Думе. До сих пор у него есть жесткие  оппоненты в реальном секторе производства и в региональных органах исполнительной власти.

Есть свежая статистика ФАС России, которая показывает эффект от запущенных этим законом процессов:

  • По состоянию на 01.01.2020 г. количество унитарных предприятий по сравнению с 01.01.2019 снизилось на 29,5%.
  • Была организована работа по подготовке планов «дорожных карт» по реформированию унитарных предприятий (такие планы утверждены во всех регионах).
  • По данным субъектов РФ, к реорганизации запланировано 70% унитарных предприятий.

При этом подчеркивается, чтобы сделать приватизацию безболезненной, реформа растянута до 2025 года. Под обтекаемым термином реорганизация – конечно же, подразумевается смена формы собственности – на частную. То есть,  происходит вялотекущая приватизация государственных активов. Они трансформируются в коммерческие организации, условно контролируемые государством.

На  1 января текущего года в РФ осталось менее 12 тыс. унитарных предприятий. До обострения санкционной войны это преподносилось как достижение, которое позитивно влияет на рыночную конкуренцию.

Официальной причиной, по которой унитарные предприятия попали в немилость Федеральной антимонопольной службы, является угроза конкуренции. Такие предприятия имеют право распоряжаться государственным (муниципальным) имуществом, являясь при этом коммерческой организацией, что обеспечивает им необоснованные преимущества на рынке.

Это, конечно, минус для контрактной системы, однако экономические последствия от смены формы собственности с государственной на частную выглядят гораздо более разрушительными, чем издержки от низкой конкуренции на торгах. Особенно, когда речь идет об унитарных предприятиях в промышленности, транспорте, логистике, науке. На фоне беспрецедентной внешней атаки на нашу экономику – дробление этих активов выглядит очень серьезной ошибкой. Нет смысла оставаться верным идеалам свободного рынка, в тот момент, когда геополитические конкуренты Российской Федерации об эти идеалы вытирают ноги. Разговоры об ущербе конкуренции от импортозамещения в ситуации санкционной войны являются опасным анахронизмом.

Продажа средств производства – потеря управления

По сути – ликвидация унитарных предприятий – есть не что иное, как продажа средств производства в частные руки. То есть,  утрата федеральным собственником контроля за производственными процессами, потеря возможности ими управлять, проектируя кооперационные цепочки между смежными предприятиями. Наличие доли РФ в пакете акций (если вдруг государство пожелает ее иметь), по существу, ничего не решает.

На фоне жестких ограничений на импорт в Россию технологий, востребованных не только в оборонной промышленности, но и в стратегических гражданских отраслях, потребуется оперативный ответ не рыночными методами. Отвечать придется путем планового создания и внедрения индустриально-логистических механизмов, путем принуждения корпораций, к сотрудничеству в рамках форсированных сценариев развития. Как это планирует делать государство, продавшее свое влияние в наукоемких отраслях?

Отказ от унитарной формы собственности в пользу частной наносит ущерб именно по наукоемким проектам. При переходе из условного ФГУП в условное АО происходит девальвации института главных и генеральных конструкторов. На их место приходят внешние менеджеры, зачастую далекие от понимания технических процессов. Таким образом, разрушается вся хозяйственно-экономическая логика работы предприятия. В основе унитарной производственной цепочки стоит научная организация (НИИ или Конструкторское бюро). На правах головного исполнителя оно занимается реализацией проекта. Соответствующим образом – то есть, вниз по цепочке смежных предприятий распределяются и инвестиции. В рыночной форме собственности все происходит ровно наоборот. Наука оказывается в конце финансовой «пищевой» цепи как непрофильный или даже убыточный актив – лишается гарантированного стабильного финансирования, выталкивается на внешний рынок. Приватизация наукоемких предприятий – это верный путь лишиться ценных кадров и разработок. Опыт показывает, что проекты российских научных организаций, выброшенных на рынок в процессе снятия с государственного баланса практически за бесценок, подхватывают зарубежные венчурные фонды. Есть одиозные примеры, когда России приходилось выкупать свои же собственные разработки, запатентованные за рубежом, за кратно большую цену.

Больше того, требования технологического суверенитета ставят перед национальной экономикой диаметрально противоположную задачу – возвращение уже приватизированных наукоемких активов в государственную форму собственности. Только полностью контролируя научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и экспериментальные заводы в составе корпораций, естественных монополий и госкомпаний, государство может заявлять о единой системе промышленных стандартов. А без такой системы индустриальное развитие страны представляется маловероятным. Индустриализация не может быть слепой – у нее должна быть система требований, предъявляемой к конкретным видам продукции. Принципиальным вопросом здесь является: кто предъявляет? Если у РФ не будет научной госсобственности, то государство ничего не сможет предъявлять внутренним монополиям. Унитарная научная собственность – это ключевая высота, которую необходимо сохранить в каждой отрасли – для того, чтобы не утратить контроль за деятельностью корпоративного сектора. А в некоторых случаях эту высоту следует вернуть. Поэтому, если России нужна действительно работающая единая система стандартов – как принудительный элемент промышленной политики (а не просто ее фальсификация в виде требований, которые может добровольно принимать или менять крупный собственник), — то самое время наращивать количество унитарных предприятий.

Эффективный менеджмент или технологический суверенитет?

Есть принципиальный вопрос, на который у инициаторов приватизации не было адекватного ответа и в момент принятия закона о сокращении унитарных предприятий: зачем продавать то, что приносит прибыль? В списке госсобственности действительно есть так называемые непрофильные активы, но их счет идет на единицы. Большая часть ликвидируемой унитарной собственности – это вполне эффективные предприятия. В том числе – даже в сфере городского хозяйства и ЖКХ, где дробление абсолютно предсказуемо приведет к многократному падению рентабельности. Подчеркнем, что в бизнесе продажа долей в компаниях – это последнее средство, применяемое исключительно для разрешения критических финансовых проблем и только при отсутствии иных вариантов.

Оправдать продажу основных профильных активов всегда пытаются мифом о том, что переход собственности в частные руки многократно повышает эффективность управления. В таком случае, что мешает нанять частных менеджеров вместо бюджетных,  передать предприятие в структуру крупной корпорации, не меняя структуру его собственности? По типу долгосрочной аренды основных фондов через внешнюю управляющую компанию? Государство при этом сохранит за собой все инструменты влияния, а «корпорация-субподрядчик» получит дополнительную прибыль за счет освоения новых рынков и внедрения новых KPI.

Мощнейший аргумент против ликвидации унитарных предприятий – это требования геополитической реальности. Россия может симметрично ответить на санкции Запада, арестовав активы зарубежных компаний, участвующих в антироссийской экономической политике.

– Нужно немедленно арестовать все активы резидентов стран-санкционеров в России, вернув под государственный контроль структурообразующие отрасли и предприятия, начиная с алюминиевой промышленности и банковского сектора, – считает Сергей Глазьев, член Коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии.

Оптимальной формой национализации этих активов в РФ является унитарная форма собственности.

Доступные и перспективные варианты ответа России на санкции через инструменты национальной контрактной системы будут обсуждаться на XVII Всероссийском Форуме-выставке ГОСЗАКАЗ 6-8 апреля в инновационном парке Сколково. Мероприятие пройдет под лозунгом «Время российской промышленности!» Это время следует потратить с максимальной пользой, направив индустриализацию в русло унитарного форсированного развития.

Автор: Андрей Троянский

Комментариев пока нет

Обсуждение закрыто.